Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?

Результаты опроса
Архив опросов


Европа // Комментарии

06 апреля 2015

В Европе гораздо больше людей, считающих, что санкции — это вредно

Алексей Громыко Директор Института Европы РАН, член-корреспондент РАН, член РСМД

Какие вызовы ставит перед Европой исламизация? Есть ли будущее у Евросоюза? Россия — часть европейского или азиатского мира? На эти и другие вопросы ведущему Анантолию Кузичеву ответил директор Института Европы РАН Алексей Громыко.

"Проблемы дестабилизации мусульманского мира начинают сказываться на жизни внутри Европы"

Алексей Громыко о будущем Евросоюза: "Все-таки сейчас сравнить Европу с 1945 годом, когда были громадные проблемы, неясно было вообще, что будет дальше, я бы не стал. Другое дело, что вызовы огромные. И что касается ЕС, все-таки Европа не сводится к Евросоюзу, и даже если дела там пойдут очень плохо, это не значит, что приговор подписан всей Европе. Я не принадлежу к тем, кто считает, что в Евросоюзе дела пойдут уж как-то очень плохо. Я пытаюсь трезво смотреть на вещи и вижу и слабые, и сильные стороны этого проекта под названием Европейский союз. И на сегодняшний день, если брать все плюсы и минусы, мне не кажется, что он летит в пропасть".

О миграции: "Сам факт наплыва в Европу больших масс, которые перемещаются как внутри европейской цивилизации, так и приходят извне, — это точно тот риск, который ведет к деградации. Все дело в том, как управлять этим риском. Но вы абсолютно правы, что из всех вызовов, которые сейчас стоят перед Европой, причем не на следующий год, а именно на два-три десятилетия вперед, главное — это то, как изменится культура, мировоззрение, ценности Европы в связи с этим потоком людей. По железным законам демографии и неравенства развития тех или иных регионов и стран нашей планеты, неизбежно в Европу где-то до середины текущего века будут прибывать и прибывать все новые волны как законной, так и нелегальной миграции".

Об исламизации европейского общества: "Проблема последних 20-30 лет зависит от того, что теперь главная масса, которая приходит в Европу, — это мусульмане. И учитывая то, что мусульманский мир сейчас очень дестабилизирован, то эти внешние для Европы проблемы дестабилизации, будучи в умах тех, кто приезжает в Европу жить, естественно, начинают сказываться на нашей жизни в Европе изнутри. Очень сложно сказать, насколько проблема радикального ислама — это доморощенные проблемы Старого Света или все зависит от того, насколько быстро мир сможет примирить или притушить, умиротворить те конфликты, которые развиваются за пределами Старого Света".

"Куда бы Россия не разворачивалась, из Европы она все равно не выпрыгнет"

Алексей Громыко об отношениях с Европой в ближайшие годы: "Я думаю, что, к сожалению, нас ждет еще, как минимум, несколько лет больших неприятностей и в Европе, и в прилегающих к ней районах. Например, если даже представить, что в какой-то степени Магриб, то есть Северная Африка, Ближний и Средний Восток через несколько лет стабилизируются, трудно спрогнозировать через пять или десять лет, как развиваться будет у нас под боком в Центральной Азии, где политические системы могут попасть в зону так называемого транзита или смены руководства. Я думаю, что чем сильнее наша страна будет и внутренне, включая и социальную сферу, и экономическую, и военную, тем более уверенно мы будем чувствовать себя. Если мир вокруг нестабильный, то самый большой залог того, что мы переживем эту нестабильность — это стабильность внутренняя".

О неразрывной связи России с Европой: "Посмотрите на то, насколько Россия стала более или менее европейской за последние 25 лет: я думаю, что она стала более европейской, например, сколько стало русских в нашей стране в процентном отношении? Стало намного больше русских или носителей православной веры. Людей, которые близки к общеевропейской культуре, в процентном отношении в стране стало больше, потому что от нас ушли республики Центральной Азии или Закавказья, хотя там тоже многие себя причисляют к Европе. Потом посмотрите, кто сейчас наш главный торговый партнер, несмотря на санкционный режим, — это все-таки не Китай, и ни какая-либо другая страна, не Индия и не Бразилия. Вы знаете, это изменить можно, но на это требуются годы и десятилетия или какой-то форс-мажор вроде Второй мировой войны, когда наша страна была вынуждена за месяцы взять и перевести из европейской части тысячи предприятий, миллионы людей за Урал. Но не дай бог нам такой же форс-мажор".

"Если мы посмотрим на диверсификацию нашей экономики, то не увидим, что несмотря на многочисленные программы, которые принимались, начиная с начала 90-х, по развитию Дальнего Востока или Сибири, что это как-то очень сильно сказалось на структуре нашей экономики и на диверсификации нашего экспорта. Я думаю, что Россия, так как она расположена в нескольких регионах мира, и в ней проживают люди, которые могут относить себя к разным цивилизациям, к разным религиям, разговаривать на разных языках, безусловно, должна смотреть не только в Европу, ареол этот должен смотреть и на Восток, и ниже на юг. Но мне трудно себе представить, что за 10, 20, 30 лет Россия по своему торговому обороту и по менталитету превратится больше в азиатско-тихоокеанскую страну".

"Германия довольно робко все последние годы подступала к теме своего лидерства в Европе"

Алексей Громыко о Германии: "Рейх — это не то слово, которое сейчас применимо к Германии, просто из-за того, что оно навевает в умах миллионов людей. Но правильно то, что в Европе сейчас самая сильная страна в ее западной, центральной части — это Германия. Германия, кстати, больше всего выгадала от становления еврозоны и евро как сейчас второй по величине резервной валюты мира. Германия довольно робко все последние годы подступала к теме своего лидерства в Европе. Это, видимо, наследие разгрома и в Первую, и во Вторую мировые войны, но сейчас сложилась парадоксальная ситуация, может быть, с точки зрения человека, прожившего вторую половину XX века, что если раньше в течение десятилетий, даже столетий большинство европейцев боялось сильной Германии, то сейчас боится, что Германия окажется слишком слабой для того, чтобы все-таки взять на себя бремя лидерства и помочь Евросоюзу решить проблемы, перед которыми эти 28 стран стоят".

"Германия — это стабилизирующий фактор и с экономической, и с политической точки зрения, и для России. Несмотря на происходящее, это все-таки страна, без нормализации отношений с которой, без возобновления стратегического взаимопонимания нормализовать в целом отношения между Россией и Евросоюзом будет невозможно".

Об антироссийских санкциях: "Есть абсолютно неплохая вероятность того, что уже в текущем году какие-то части этого санкционного здания, механизма начнут демонтироваться. Но если партия войны, расположенная в самых разных странах, не только в Европе, но и за ее пределами, не потопит и не торпедирует Минск-2 до такой степени, что это приведет к еще большему всплеску насилия. Тогда за года два-три вполне возможно, что санкции останутся частью истории".

Полная версия интервью: «Коммерсантъ»

Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги