Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?

Результаты опроса
Архив опросов


Европа // Аналитика

02 апреля 2015

Франция стала «синей»

Евгения Обичкина Д.и.н., профессор, каф. международных отношений и внешней политики России МГИМО МИД России, эксперт РСМД
Фото:
REUTERS/Gonzalo Fuentes/Pixstream
Николя Саркози в ходе предвыборной
кампании перед выборами в советы
департаментов. 16 марта, 2015

В воскресенье 29 марта 2015 г. во Франции прошёл второй тур выборов в советы департаментов, и его результаты существенно изменили политическую карту страны: она «посинела», поскольку число департаментов, в которых победили партии правого республиканского спектра, увеличилось (во Франции СМИ обозначают их синим цветом, а левые партии – красным). В 25 департаментских советах председательство перешло от социалистов к представителям правоцентристского блока во главе с главной партией правой республиканской оппозиции – Союзом за народное большинство (СНБ), который в первом туре вышел на первое место, набрав 29,19% голосов. В итоге за республиканскими правыми закреплено руководство 69 департаментов, в то время как правящая партия, которая в первом туре выборов заняла третье место с 21,85% голосов, возглавила лишь 34 департамента, потеряв половину своих департаментских советников (в прошлом цикле она удерживала 61 департамент).

Ультраправый Национальный Фронт (НФ), который в первом туре триумфально обошёл социалистов и вышел на второе место с 25,85% голосов, в итоге не заполучил ни одного департамента. Притом, что в первом туре НФ победил в 326 кантонах, во втором ему удалось закрепить успех только в 31 (из них в четырех уже в первом туре и в 27-ми во втором) [1]. Такой разрыв – следствие мажоритарной системы, обеспечивающей преимущества умеренным партиям, способным примирять мнения широких и достаточно разнородных групп избирателей и создавать блоки во втором туре с родственными политическими силами, а у НФ нет союзников. В этом смысле мажоритарная избирательная система в очередной раз стала действенным фильтром, преградившим путь ультраправым.

Этот «стеклянный потолок» (с фр. plafon de verre), однако, не означает, что сами по себе республиканские институты априорно – достаточная гарантия от прихода к власти ультраправых сил. Быстрый прогресс Национального Фронта не может не беспокоить французский политический истеблишмент и свидетельствует о кризисе политической системы, соответствующей конкуренции между правым и левым лагерями при сохранении общенационального консенсуса вокруг фундаментальных ценностей, на первом месте среди которых – права человека и создание социального государства. Этот консенсус был в последние десятилетия взорван электоральными успехами Национального Фронта – партии, унаследовавшей ксенофобские, расистские и антисемитские идеи противников либеральной республики от Аксьон Франсэз до пужадистов, из которых вышел Ж.-М. Ле Пен.

REUTERS/Vincent Kessler
Евгения Обичкина:
Возвращение Николя Саркози

Говоря о причинах впечатляющего роста электората партии, которую теперь возглавляет его дочь Марин Ле Пен, прежде всего, следует отметить рост социального отчаяния перед лицом экономического кризиса, начавшегося в 2008 г. Наибольший прирост голосов НФ получает засчёт увеличения протестного электората, который традиционно был избирательным резервом левых сил. Таким образом, разочарование в антикризисной политике социалистов – первая и главная причина как роста ультраправого электората, так и электорального поражения социалистов – партии власти. Её приоритет – снижение к 2017 г. бюджетного дефицита до удовлетворяющих маастрихтским критериям 3%. Это технократическая мера, требующая непопулярной политики строгой экономии. Такой курс вызывает раздражение у массы избирателей, считающих, что интересы французских граждан приносят в жертву чуждым им интересам Брюсселя. Подобная критика – любимое поле Марин Ле Пен. Предлагаемые ей простые рецепты борьбы с обострившимися общественными проблемами (например, массовая иммиграция и борьба с преступностью) в реальности упрощают сами проблемы, а потому не могут быть эффективными в рамках республиканских институтов. Однако они более созвучны настроениям электората, разочарованного неэффективностью подходов сменяющих друг друга правых и левых правительств. Между тем главный фактор, пока играющий против продвижения Национального Фронта к власти, – это не столько «стеклянный потолок» мажоритарной системы, сколько боязнь большинства французов преодолеть общественный и экономический кризис ценой отказа от республиканских свобод. Поэтому главным победителем прошедших выборов стал СНБ во главе с Н.Саркози. На этих выборах, в отличие от премьер-министра социалиста М.Вальса, призвавшего избирателей голосовать за любых кандидатов, способных противостоять Национальному Фронту, Н.Саркози избрал лозунг «ни, ни», то есть «ни за левых, ни за НФ» (от фр. - la règle du « ni-ni »). Такая позиция – подготовка к предстоящим в 2017 г. президентским выборам, на которых у Н. Саркози логически больше шансов на победу, чем у будущего кандидата ФСП – нынешней партии власти, теряющей популярность. На этом фоне для Н. Саркози было бы принципиально непоследовательным и ошибочным согласиться с тактикой совместного противостояния НФ, предложенной М. Вальсом. Это не вяжется со стратегией Н. Саркози острой критики действий правительства социалистов и заявлениями о необходимости радикальной смены социальной политики во Франции. Протестный электорат – его избирательный резерв, и его нужно оспорить у НФ.

В свете будущих выборов для социалистов серьезная проблема – распыление сил левого электората в первом туре, которое помешало им провести единых кандидатов. На это указал М.Вальс, анализируя причины поражения левых на прошедших выборах. В 2002 г. раскол левых в первом туре на фоне консолидации республиканских правых способствовал прорыву Ж.-М. Ле Пена во второй тур президентских выборов и поражению потенциального кандидата левого блока.

Результаты выборов оставляют правительство социалистов на развилке: с одной стороны, избранная ими стратегия точечных экономических мер, направленных на оживление экономики в ожидании улучшения общей экономической конъюнктуры и отсроченных результатов реформ, может принести ощутимый результат. С другой стороны, провал на департаментских выборах навязывает созвучный с настроениями протестного электората пересмотр социально-экономической политики, которого требует как левое крыло в самой партии, так и союзники ФСП по левому лагерю. Проблема в том, что рамки такого манёвра ограничены: для такого пересмотра нет ни достаточно внятных идей, ни средств.

1. Au second tour, le FN s’est-il heurté à un « plafon de verre » ? Le Figaro, 31.03.2015.

Оцените статью:

  3 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Дата: 02 апреля 2015

Автор: Аркадий Рябиченко

Евгения Олеговна, благодарю за оперативно подготовленный информативный обзор


Добавить комментарий

Все теги