Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?

Результаты опроса
Архив опросов


Ближний Восток // Комментарии

24 октября 2014

Ближний Восток – эпидемия страха и «нефтяные войны»?

Виталий Наумкин Д.и.н., научный руководитель Института востоковедения РАН, академик РАН, член РСМД,

Страх в различных его формах всегда лежал в основе наиболее трагических событий в истории человечества. Сегодня страх перед наступлением кровавого «Исламского государства» (ИГ, бывшее ИГИС, или ИГИЛ, или, как его называют арабы, Даэш – арабская аббревиатура ИГИЛ) и распространением Эболы оказывает сильнейшее воздействие на поведение глобальных и региональных игроков и именно он связывает воедино, казалось бы, эти две несоединимые угрозы.  Как пишет Джонатан Фридланд [Jonathan Freedland, Guardian News & Media Ltd.], «Даэш питает Эболу, и Эбола питает Даэш – а наш страх питает их обоих».

В борьбе с ИГ переплелись воедино ее военные, экономические/нефтяные и финансовые составляющие. Уже стал привычным тезис о том, что одними воздушными ударами этих палачей-фанатиков не победить. А если они, все же понеся серьезные потери, растворятся среди местного населения, то от воздушных ударов будут погибать в основном мирные жители, что лишь резко увеличит число сторонников джихадистов. Наверное, с учетом этого обстоятельства американское командование удерживает число вылетов своей бомбардировочной авиации в пространство Ирака и Сирии на довольно низком уровне: по данным СМИ, за уикэнд 18-19 октября это всего две дюжины, в то время как во время кампании против Сербии в 1999 году их было ежедневно 138, а во время операции «Буря в пустыне» в Ираке в 1991 году – каждый день в среднем 1 100 [Clouds over Iraq; Leading articles, The Times, October 20, 2014, p. 20].

В то же время вступить в прямое боевое столкновение на земле со страшным своей беспредельной одержимостью и столь же беспредельной жестокостью противником никто не спешит.  Кроме иракской армии, подвергающейся на Западе уничижительной (пожалуй, не совсем заслуженно) критике, курдских ополченцев и – высокопрофессиональных и дисциплинированных, но вынужденных сражаться сразу на нескольких фронтах – сирийских правительственных сил. Мне сказал недавно в конфиденциальной беседе один американский коллега: ясно, что при благоприятных обстоятельствах только сирийские вооруженные силы будут способны нанести поражение джихадистам. Ведя и так кровопролитные бои с джихадистами (не только с Даэш, но и со связанной с «аль-Каидой» группировкой «Джабхат ан-Нусра» и другими отрядами боевиков), они несут большие потери (см. об  этом мою статью: www.al-monitor.com/  …).

Как известно, не хочет воевать и даже помогать окруженным в Кобани (Айн аш-Шамс) курдам турецкое руководство. Как известно, Эрдоган аргументирует свое решение тем, что ведущая борьбу Партия Демократический союз (PYD) является ответвлением Курдской рабочей партии, признанной террористической организацией не только Анкарой, но и Вашингтоном. Его упорная позиция вызвала серьезное обострение отношений с курдским меньшинством Турции и в случае дальнейшего обострения может свести фактически на нет успехи, достигнутые Анкарой в ее «курдской политике» в последние годы. Среди почти 52% голосов, которые получил Эрдоган на последних президентских выборах, были голоса и курдских избирателей, которые, возможно, сегодня проголосовали бы иначе. В Москве решение США сбрасывать  с воздуха оружие, боеприпасы и военное оборудование курдским ополченцам в Кобани видится как некий поворот в их отношениях с таким ключевым союзником в регионе, каковым является входящая в НАТО Турция. Российские аналитики отметили и то, некоторые американские аналитики уже окрестили Турцию «страной-несоюзником.»

Но зато жесткую позицию турецкого президента в отношении отказа от оказания помощи курдским ополченцам поддерживают многие его оппоненты из числа светских националистов. На днях я спросил одного из таких людей, не стоило бы турецким властям хотя бы разрешить турецким курдам, желающим встать рядом с сирийскими собратьями в обороне Кобани, свободно пересекать границу, как это было позволено тем, кто отправлялся воевать против Асада. Собеседник на условиях анонимности сказал мне, что согласен с Эрдоганом, так как курды, навоевавшись в Кобани против ИГ, приобретя боевой опыт и умение владеть оружием, потом  вернутся в страну и могут повернуть оружие против Турции. Он уподобил эти опасения тем, что высказывают и Россия, и западные государства по поводу опасности возвращения боевиков, поехавших воевать на джихад в Сирии, Ираке и Афганистане/Пакистане.

Только в понедельник Анкара нашла компромиссный вариант: ее министр иностранных объявил, что иракским пешмерга, которые хотят присоединиться к своим сирийским собратьям в войне с ИГ, будет разрешено перейти границу с Турцией – иракским курдам Турция доверяет.

Даэш не мог бы добиваться успехов без серьезной финансово-экономической базы. Вплоть до недавнего времени помимо захваченных в боях финансовых ресурсов (в том числе из банков Мосула) «Исламскому государству зарабатывать очень помогала контрабандная торговля нефтью (см. об этом мою статью: www.al-monitor.com/...). Вроде бы сейчас американской авиации удалось уничтожить ряд нефтяных объектов, которые были захвачены ИГ. Но продолжают помогать и доноры из стран Залива. К примеру, катарский гражданин Ан-Ну’эйми, против которого были введены санкции как американским, так и британским министерствами финансов [Treasury], обвинен в том, что только в прошлом году послал около 600 тысяч долларов сирийским боевикам-исламистам.   

Для российского политического класса и экспертного сообщества выглядит странным, что западные партнеры Москвы одновременно и проявляют заинтересованность в ее подключении к борьбе коалиции против общей угрозы джихадизма, и наращивают (или, во всяком случае, не проявляют их снять) против нее санкции, несмотря на ее усилия по мирному урегулированию конфликта на Украине вместе с Киевом. Неудивительно, что в этой обстановке ухудшения отношений появляется немало «теорий заговора», которые, особенно если они справедливы, еще больше осложняют перспективы любого сотрудничества, за исключением уже существующих форматов. Такие теории выдвигают и весьма известные западные аналитики.

Так, Томас Фридман в колонке в «Интернэшнэл Нью-Йорк Таймс», озаглавленной «Война прокачки» [Pump war] предположил, что снижение цен на нефть не случайно произошло именно сейчас и является результатом совместных действий США и Саудовской Аравии, направленных на то, чтобы сделать банкротами Россию и Иран. Он вспоминает в этой связи, как в свое время США с помощью того же нефтяного оружия обанкротили Советский Союз. Фридмана поддержали и некоторые российские эксперты по энергетическим проблемам. Евгений Черных в «Комсомольской правде» (www.kp.ru, 20 октября 2014 г.), комментируя тот факт, что за четыре месяца нефть подешевела на четверть, пишет, будто после речи В. В. Путина 18 марта Обама начал против России необъявленную «нефтяную войну»: «С конца марта вдруг резко возрастает добыча и экспорт сверхдешевой иракской нефти… С мая вдобавок иракской на рынок выплескивается саудовская нефть».

Еще в более сильных выражениях высказывается автор книги «Кибервойны XXI века. О чем умолчал Эдвард Сноуден » Елена Ларина. По ее мнению, не могло быть случайным, что 19 июня был пик цен на нефть 2014 года, а уже на следующий день началось «управляемое падение цен на нефть в мире. К середине октября докатились до 84 долларов». И далее: « В XXI веке для оккупации необязательно вводить войска. Есть более тонкие средства. Но, в любом случае, оккупация начинается с лишения страны самостоятельности и заботы о собственных интересах» (www.kp.ru, 20 октября 2014 года). Не будучи экспертом в мировых рынках, не берусь судить, насколько эта точка зрения справедлива, но само ее существование показывает накал страстей вокруг отношений России с Западом и опирается на исключительно жесткую антироссийскую риторику президента Обамы. Показательно, что даже те западные эксперты, которые, которые считают, что цены на нефть «отчасти падают из-за замедления мирового экономического роста,» как например, Мэтт Ридли, одновременно отмечают, что «падающая цена на нефть – в основном вина американцев.» Ведь производство нефти в США за 6 лет почти удвоилось. Правда непонятно, как при такой тенденции США собираются развивать добычу сланцевой нефти, если ее добыча, по данным Международного энергетического агентства, приносит прибыль лишь при цене выше 80 долларов.   

В свете того, что Россия недавно была включена президентом Обамой в новую «ось зла», в которой она соседствует с Эболой и «Исламским государством», и на фоне санкционной войны стремление Вашингтона оказать на Москву еще более сильное экономическое давление не выглядит удивительным. Но совсем нелогичным: ведь именно Москва является союзником Запада в борьбе с обоими своими соседями по «оси зла» – и ИГ, и Эболой (с учетом достижений российских эпидемиологов и мастерства российских врачей).   

Отталкивать Россию как партнера в существующих условиях вряд ли разумно, да заставить ее коренным образом изменить свою политику с помощью снижения цен на нефть вряд ли удастся. Хотя, если снижение окажется устойчивым, возможно, в будущем (далеко не сегодня) Москве придется пересматривать свой бюджет, на сегодня сверстанный из расчета нефтяной цены в 96 долларов, как сообщил президент Путин на пресс-конференции после встречи в Милане. Кстати, российский президент выразил уверенность, что цена все-таки выровняется.

Но, может быть, все-таки лучше отказаться от нефтяных и прочих «войн на истощение» и конструктивно сотрудничать в борьбе с настоящим злом?

Источник: Al Monitor

Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги