Несут ли угрозу евразийской интеграции проекты ТТП (TPP) и ТТИП (TTIP)?

Результаты опроса
Архив опросов


Восточная Азия и АТР // Аналитика

01 октября 2014

Китай обойдется без референдума

Александр Ломанов Д.и.н., главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, эксперт РСМД
Фото:
REUTERS/Stringer
Антитеррористическая кампания в
Урумчи, СУАР, 23 мая 2014

В Китае отмечают, что прощание с Шотландией лишило бы Великобританию глобального политического и экономического влияния – того, к чему ныне более всего стремится Пекин. Общей темой китайских публикаций стал тезис о деструктивности шотландского варианта в условиях Китая. К тому же историческая ситуация в проблемных регионах не имеет ничего общего с Соединенным Королевством, с чем нельзя не согласиться.

Тайвань, обретший фактическую независимость от материка в результате гражданской войны, уже давно рассуждает о референдуме, способном на основании народного волеизъявления придать острову более весомый правовой статус. При этом спрашивать мнение Пекина сторонники независимости не собираются. В ответ на эти планы Китай еще в 2005 г.принял Закон о предотвращении раскола страны, на основании которого попытка одностороннего решения с помощью референдума стала бы поводом для силового вмешательства со стороны материка. Тибет и Синьцзян также не похожи на Шотландию. Слишком уж там заметны радикализация сторонников независимости и широкое вмешательство внешних сил, чего не было в Великобритании.

Эмигрировавшая в США китайский публицист Хэ Цинлянь, прославившаяся в конце 1990-х годов обсуждением негативных аспектов реформ в КНР, указала на главное «откровение» шотландского референдума для Китая. Поскольку властям не удается поддерживать стабильность с помощью вливания в беспокойные окраины огромных денежных средств, по ее мнению, следует начать переговоры с Далай-ламой и умеренными представителями уйгурского движения. Хэ посоветовала Пекину «вернуть власть народу», что помогло бы уменьшить масштаб потрясений в китайском обществе.

Однако китайские власти дали понять, что собираются продолжить борьбу за единство страны. Символическим ответом на шотландский референдум стал оглашенный 23 сентября 2014 г. судом в Урумчи приговор этническому уйгуру Ильхаму Тохти, бывшему преподавателю Центрального университета национальностей в Пекине. Он получил пожизненный срок за поддержку сепаратизма в Синьцзяне. Вердикт вызвал возмущение на Западе, которое, однако, не произвело большого впечатления в Китае. МИД назвал эти заявления вмешательством во внутренние дела под предлогом «защиты демократии и прав человека». СМИ критически высказались об очередной попытке иностранцев замаскировать свои коварные замыслы ссылками на «мораль» и «справедливость».

CCTV
Символическим ответом на шотландский
референдум стал оглашенный 23 сентября
2014 г. судом в Урумчи приговор
этническому уйгуру Ильхаму Тохти
бывшему преподавателю Центрального
университета национальностей в Пекине.
Он получил пожизненный срок за поддержку
сепаратизма в Синьцзяне.

Суд решил, что И. Тохти ответственен за создание группы, которая составляла и распространяла публикации, направленные на отделение Синьцзяна от Китая, возбуждала межэтническую рознь и искажала причины беспорядков. Осужденный называл участников волнений «героями», ему также приписывают фразу «уйгуры должны сопротивляться правительству, как в былые годы японской агрессии».

Пекин не принял И. Тохти в качестве «интеллектуального выразителя» идей уйгурского движения, с которым якобы следовало вести диалог о «высокой степени автономии» региона. Особое значение было придано тому, что преподаватель использовал для пропаганды своих взглядов университетскую кафедру и собственный веб-сайт. Вот лишь один примечательный штрих из материалов суда. В ноябре 2010 г. на своем сайте подсудимый опубликовал «исследование межнациональных отношений в Синьцзяне», утверждая, что оно основано на социологических опросах, которые проводились в СУАР и крупных китайских городах – Пекине, Шанхае, Тяньцзине. Он заявил, что 12,3% опрошенных высказались за независимость как инструмент решения проблем в уйгуро-ханьских отношениях, 81,3% – за «высокую степень автономии». Однако следствие пришло к выводу, что на самом деле И. Тохти никаких соцопросов не проводил.

Власти страны обеспокоены быстрым проникновением в Синьцзян идей радикального ислама. Такими частыми и кровавыми нападения на мирных жителей не были никогда – за последний год вылазки уйгурских боевиков унесли жизни более 200 человек. Нынешняя волна началась в октябре 2013 г., когда на площади Тяньаньмэнь, в самом сердце китайской столицы, автомобиль протаранил заграждение и загорелся. В марте 2014 г. группа людей с ножами напала на мирных граждан, находившихся на вокзале в Куньмине (дело происходило на другом конце страны в юго-восточной провинции Юньнань). В мае прогремел взрыв на рынке в Урумчи. В июле резня в синьцзянском уезде Шачэ и ответные действия силовиков унесли жизни почти 100 человек. Тревожным знаком стало убийство лояльного властям пожилого имама в Кашгаре, свидетельствовавшее о расколе внутри уйгурской общины и попытках радикалов подчинить себе умеренные силы.

Власти отвечают суровыми приговорами (пойманные участники кровавых событий, как правило, получают высшую меру наказания) и усилением контроля. Обещаны солидные денежные вознаграждения за информацию о террористической деятельности. Недавно в Синьцзяне была введена практика продажи именных билетов на междугородние автобусы с внесением личных данных.

Особую тревогу у властей вызывает активное распространение в Интернете информации о терроризме, которая служит радикалам источником вдохновения и руководством к действию. Подсудимые по делу о трагедии в Куньмине заявили, что на их вылазку повлияло изучение видео- и аудиоматериалов зарубежных радикальных групп. Китайские СМИ сообщают также о том, что уйгурские боевики в рядах организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) налаживают связи с международными группировками и приобретают «боевой опыт».

wikipedia.org
Скоростная железная дорога Ланьчжоу —
Урумчи

Недостаточность отдельных мер по контролю над содержанием Интернета и передвижением людей убеждает китайские власти в необходимости принятия всеобъемлющего закона о борьбе с терроризмом. Ожидается, что такой закон вступит в силу в Китае в 2015 г. Уже сейчас на временной основе вводятся наказания для тех, кто выступает против «еретиков», «язычников» и «вероотступников». Власти осознали, что речь идет не о теологических спорах, а об угрожающих безопасности страны попытках фундаменталистов взять под свой контроль жизнь религиозных общин.

Власти надеются, что экономическое развитие поможет побороть радикализм через продвижение в сознание уйгурского населения «современного менталитета». Однако дестабилизация уже наносит удар по экономике. В Китае признали, что впервые за два десятилетия количество туристов в Синьцзяне сократилось. Начинают замедляться темпы роста регионального ВВП, который благодаря огромным инвестициям удалось разогнать к началу 2014 г. до 10,2% (общий темп роста ВВП по Китаю – 7,5%).

В мае 2014 г. на совещании по проблемам развития Синьцзяна китайский партийно-государственный лидер Си Цзиньпин сформулировал официальный подход, сочетающий жесткие меры по отлову террористов «сетью, простирающейся от земли до небес» с более интенсивной работой по межэтнической интеграции, налаживанию взаимопонимания между уйгурами и ханьцами (т.е. этническими китайцами) через совместную жизнь, работу и учебу. По мнению властей, путь к единству пролегает через экономическое процветание, решение проблем занятости и повышение доступности образования. При этом уйгуры получат еще больше возможностей для того, чтобы отправиться на учебу в вузы, расположенные в развитой восточной части Китая.

С примечательной инициативой летом 2014 г. выступили власти синьцзянского уезда Цемо. Они обещали выплачивать каждой семье, появившейся в результате брака между уйгурами и ханьцами, по 10 тыс. юаней (примерно 1,5 тыс. долл.) ежегодно в течение пяти лет. Помимо этого, такие семьи будут иметь преференции при получении жилья, медицинской страховки, оплате образования детей. В ответ на критические замечания о том, что власти не должны пытаться влиять на личную жизнь людей с помощью денег, местное руководство заявило, что не будет в дальнейшем широко рекламировать эту политику, но от нее не откажется. В любом случае разорение уездной казне не грозит – в Синьцзяне самый низкий в Китае уровень межнациональных браков.

Более реалистичный план предложили в Хотане, где абсолютное большинство населения составляют уйгуры. Не пытаясь соединить представителей разных этносов под крышей одного дома, местные власти хотят собрать их вместе в одной процветающей «гармоничной деревне». Предполагается построить поселок из 600 домов с теплицами и участками для фруктового сада. Будущих жителей поселка отберут среди подавших заявления на переселение уйгуров и ханьцев для того, чтобы они могли жить и трудиться бок о бок.

Эти небольшие шаги подкрепляют огромные многомиллиардные проекты, призванные прочнее связать Синьцзян с центральной частью страны. Уже построена и готовится к запуску высокоскоростная железнодорожная магистраль Ланьчжоу – Урумчи, которая сделает транспортное сообщение с Синьцзяном более удобным. В рамках провозглашенной китайскими властями стратегии создания «нового Шелкового пути» Синьцзян выходит на авансцену как ключевой отрезок транспортного коридора, ведущего в направлении Европы. Разрабатываются грандиозные планы развития торговли, туризма и инвестиций. Китай просто не может себе позволить утратить контроль над этой территорией.

Оцените статью:

  14 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги