Как вы предпочитаете читать научную и научно-популярную литературу?

Результаты опроса
Архив опросов


Постсоветское пространство // Аналитика

29 августа 2014

Политическая подоплека экономического самоубийства

Ростислав Ищенко Президент Центра системного анализа и прогнозирования, Украина
Фото:
REUTERS/Andrew Kravchenko
Премьер-министр Украины Арсений
Яценюк на пресс-конференции
28 июля 2014

Экономическая политика украинских властей, осуществляемая в течение шести месяцев с момента вооруженного переворота 21–23 февраля 2014 г. и направленная на разрыв экономических связей с Россией (без адекватной альтернативы), представляется абсолютно самоубийственной как с точки зрения работы экономики, так и с точки зрения существования государства. Объяснить ее с позиции экономических интересов невозможно. Это политическое решение, принятое в рамках декларативной политики «евроинтеграции», а на деле – слепого следования в фарватере внешней политики США.

Политический контекст экономических проблем

Независимо от того, какой внешнеполитической ориентации придерживается конкретная страна, какой в ней установлен политический режим и насколько консолидирован социум, основа политической стабильности, устойчивого развития и военной безопасности любого государства – динамично развивающаяся экономика. Только работающая экономика в состоянии обеспечить наполнение бюджета, необходимое и достаточное для того, чтобы государство в принципе могло выполнять свои функции: финансировать госаппарат, социальную сферу, инвестировать в перспективные проекты и т.д.

С этой точки зрения уже в феврале 2014 г. украинское государство оказалось нежизнеспособным. 24 февраля только что назначенный спикер Верховной Рады и координатор правительства (будущий исполняющий обязанности президента Украины) Александр Турчинов с парламентской трибуны заявил, что страна нуждается до конца 2014 г. во внешнем финансировании на сумму 35–40 млрд долл. В тот же день А. Турчинов, Национальный банк Украины и Министерство финансов обратились к «западным партнерам» с просьбой оказать «макрофинансовую помощь» в течение недели-двух.

Таким образом, только что захватившие власть украинские политики обратились за внешним финансированием практически в размерах доходной части государственного бюджета. Это означает, что на налоговые поступления, обеспечиваемые нормальной работой национальной экономики, они не рассчитывали.

Чтобы адекватно оценить объем срочно затребованной Украиной финансовой помощи, следует учесть, что принятый 16 января 2014 г. (т.е. всего шестью неделями ранее) Закон «О государственном бюджете Украины на 2014 год» установил доходную часть бюджета в 395,3 млрд грн. Это примерно 47 млрд долл. по действовавшему на тот момент курсу и около 33 млрд долл. по курсу на конец августа 2014 г. Таким образом, только что захватившие власть украинские политики обратились за внешним финансированием практически в размерах доходной части государственного бюджета. Это означает, что на налоговые поступления, обеспечиваемые нормальной работой национальной экономики, они не рассчитывали.

При этом необходимо отметить, что до начала полномасштабной гражданской войны оставалось еще два месяца, а до первых массовых мирных выступлений против режима жителей Крыма и Юго-Востока – неделя. Правительство Украины фактически прогнозировало экономический крах в условиях мирного времени. Тогда на это практически не обратили внимания. И сейчас мало кто вспоминает о настойчивой просьбе украинских «евроинтеграторов», обращенной к Европе и США, полностью профинансировать бюджет Украины. На момент просьбы о 35 млрд долл. «макрофинансовой помощи» страна уже прожила два месяца 2014 г., следовательно, запрошенная сумма была рассчитана на оставшиеся десять месяцев. Тогда же Международный институт финансов (IIF) прогнозировал сокращение украинских золотовалютных резервов до 12 млрд долл. уже в феврале (против 16 млрд в январе), а аналитики заговорили о высокой вероятности или даже неизбежности дефолта. По итогам января 2014 г. было зафиксировано падение производства на 5% в годовом выражении. МВФ прогнозировал 5% падения ВВП по итогам года, а ЕБРР – 7% (1, 2). Причем эти прогнозы делались МВФ еще в расчете на то, что Украина сохранит доступ к российскому рынку.

Rbc.ru

Казалось бы, в таких условиях правительство должно хвататься за любую возможность улучшения или хотя бы стабилизации экономической ситуации. Однако украинское правительство действовало с точностью до наоборот. В марте 2014 г. оно выдвинуло России требование снизить цену на газ до «приемлемой» для Украины (практически в два раза), пригрозив перестать оплачивать уже накопленные многомиллиардные долги. Продолжавшиеся до середины июня переговоры не принесли никаких результатов. В итоге Россия приостановила поставки газа на Украину.

Украинское правительство бравирует возможностью решить газовую проблему за счет реверса, но параллельно объявляет режим жесткой экономии. В Киеве – официально до начала отопительного сезона (15 октября), а реально на неопределенный срок – отключено горячее водоснабжение в более чем 50% жилых домов. По центральным телеканалам идет реклама, призывающая «выдергивать вилки из розеток», «зажигать свечи» вместо ламп, утеплять жилища и т.д. Очевидно, что власти Украины не рассчитывают решить газовую проблему до наступления холодов.

В условиях интенсивных боевых действий в Донбассе, основном угледобывающем регионе Украины, более половины шахт прекратили свою работу, а остальные могут сделать это в любой момент. Добыча угля в июле 2014 г. упала на 21,6%. Жилкоммунхоз Украины ожидает топливный голод. Несложно предсказать, что проблему отсутствия горячей воды и недостаточной температуры теплоносителя в батареях население начнет решать при помощи бойлеров и электрообогревателей. В свою очередь это приведет к перегрузке сетей и веерным отключениям электричества.

Зимой у Киева будет выбор из трех зол: направить весь имеющийся газ на обеспечение бытовых нужд в ущерб промышленности; пренебречь опасностью бунтов замерзающего населения и снабжать газом только промышленность; приступить к нелегальному отбору из трубы транзитного газа, предназначенного европейскому потребителю.

Коллапс жилищно-коммунального хозяйства в холодный сезон несет угрозу дестабилизации ситуации в замерзающих крупных городах. Поскольку заявленные запасы газа в хранилищах, которые можно использовать (кроме технологического), составляют, по самым оптимистичным оценкам, 14 млрд куб. м, зимой у Киева будет выбор из трех зол: направить весь имеющийся газ на обеспечение бытовых нужд в ущерб промышленности; пренебречь опасностью бунтов замерзающего населения и снабжать газом только промышленность; приступить к нелегальному отбору из трубы транзитного газа, предназначенного европейскому потребителю. Впрочем, в последнем случае «Газпром» может закрыть или резко сократить украинский транзит, как это уже случалось в ходе «газовой войны» 2009 г. Это повлечет за собой ухудшение украинско-европейских отношений и вряд ли пойдет на пользу Украине.

Критическое состояние базовых отраслей

Одна только нерешенная газовая проблема грозит полным коллапсом остатков украинской промышленности, причем еще неизвестно, какой из ее аспектов окажется более губительным: энергетический или социальный. Ведь в период социальных потрясений народ находится на баррикадах, а не на заводах. Между тем если газ хотя бы теоретически можно заменить другим энергоносителем, то рабочего у станка или у домны заменить очень трудно.

insiders.com.ua
Золотовалютные резервы Украины
2010-2014, млрд. долл США

Следует помнить, что газ – это сырье для предприятий химической и нефтехимической промышленности. Газ и коксующийся уголь необходимы также для работы металлургических предприятий. Химическая, нефтехимическая промышленность и металлургия обеспечивают 60% валютных поступлений на Украину.

Еще одна базовая отрасль экономики – машиностроение. Уже с марта 2014 г. украинское правительство заблокировало поставки в Россию отдельных видов продукции ВПК (например, вертолетных двигателей, производимых заводом «Мотор Сич»). С 8 августа запрет на военно-техническое сотрудничество затронул и так называемые товары двойного назначения. По сути, это вся продукция машиностроения, которую покупают в основном Россия (40% всего машиностроительного экспорта Украины), страны СНГ, Китай, Ирак и Таиланд (вместе с Россией – 97%). Найти новые рынки для такого объема специфической, рассчитанной на конкретного потребителя продукции не представляется возможным.

Речь идет не только об отказе Украины поставлять турбины для боевых кораблей, вертолетные двигатели или системы наведения ракет, но и о прекращении поставок труб (остановлен Харцызский трубный завод), вагонов, локомотивов и т.д. Остановка сотрудничества в сфере ВПК и машиностроения не наносит России критический ущерб. Во-первых, Москва давно осуществляет программу переноса стратегических (прежде всего, связанных с оборонной промышленностью) производств на свою территорию, в том числе и с Украины. Во-вторых, практически всю номенклатуру поставляемой Украиной продукции можно приобрести у других производителей. В частности, до запуска собственного производства предусматривается возможность установки на российские вертолеты французских двигателей; не исключены временные закупки корабельных турбин у итальянцев. При этом итальянцы и французы позаботились о том, чтобы вводимые ЕС санкции не коснулись их военно-технического сотрудничества с Россией (не отменены даже наиболее знаковые в этом плане поставки «Мистралей»).

Одна только нерешенная газовая проблема грозит полным коллапсом остатков украинской промышленности, причем еще неизвестно, какой из ее аспектов окажется более губительным: энергетический или социальный.

В то же время предприятия украинского ВПК не имеют иного рынка, кроме российского. Между тем ВПК и сопутствующие производства – это еще 20% бюджета Украины, и переориентироваться на внутренний рынок они не могут. В бюджете текущего года, как и во все предыдущие 23 года украинской независимости, традиционно не предусмотрены средства на закупку вооружения для армии. Да украинским вооруженным силам и не нужны такие изделия и в таких объемах (например, Украина не производит вертолеты сама, закупая их в России, но, в свою очередь, поставляет туда вертолетные двигатели). До сих пор для украинской армии были закуплены только 10 танков Т-80 и единичные экземпляры бронетранспортеров.

В течение ближайших двенадцати месяцев предприятия украинского ВПК (и машиностроение в целом), которые не смогут перенести производство в Россию, прекратят свою деятельность, и реанимировать их будет невозможно. Остается надеяться на то, что действующий киевский режим не продержится так долго и что-то еще удастся исправить.

ukraineindustrial.info
Из-за поврежденных после мощных
артобстрелов линий электропередачи сразу
четыре крупнейших завода Донбасса —
Енакиевский металлургический,
Коксохимпром, Харцызский трубный и
Авдеевский коксохимический — полностью
остановили производство

По данным Госкомстата Украины, единственная отрасль, которая по итогам восьми месяцев 2014 г. показывает умеренный рост, – сельское хозяйство. При этом оно, как и вся украинская экономика, уже давно пребывает в перманентном кризисе: объемы производства во всех основных группах, кроме зерновых, по сравнению с советским временем упали в разы, а производительность труда снизилась на порядок. Сельское хозяйство Украины ориентировано на экспортируемые культуры: зерновые, рапс и семечку подсолнечника. При этом страна не удовлетворяет собственные потребности в мясе и мясных продуктах, рыбе и морепродуктах, фруктах и ягодах. В целом, удовлетворяя интересы немногих, в большинстве своем иностранных зернотрейдеров, украинское сельское хозяйство не в состоянии обеспечить ни достойный уровень жизни населению сельской местности – мелким фермерам (14 млн человек вместе с семьями), ни наполнение государственного бюджета.

Неизбежный финансово-экономический коллапс

При находящейся в кризисном состоянии экономике, пустом бюджете, тающих золотовалютных резервах не может нормально функционировать и финансово-банковский сектор. Причем усилия НБУ по его стабилизации не вызывают оптимизма у экспертов. Внешнее финансирование в запрошенных Киевом объемах (35 млрд долл.) действительно могло бы помочь стабилизировать государственные финансы. Это не отменило бы коллапса экономики, но позволило бы правительству смягчить его последствия для населения, сделав их почти незаметными в 2014 г. Однако за шесть месяцев, прошедших с момента вооруженного переворота, властям удалось получить лишь около 6 млрд долл. кредитов и помощи совокупно от МВФ, ЕБРР, США, ЕС и отдельных европейских стран. Еще 1,5 млрд долл. МВФ, возможно, предоставит Украине в сентябре. Судя по всему, до конца 2014 г. иных поступлений уже не будет. Таким образом, минимальные потребности Украины будут профинансированы лишь на четверть. Причем эти минимальные потребности определялись еще до потери Крыма и начала гражданской войны, в ходе которой Киев потерял доходы от разрушенных в результате бомбежек и обстрелов его же войсками предприятий Юго-Востока – основных доноров бюджета (не говоря уже о расходах на ведение боевых действий).

Украинское государство – банкрот по собственной воле. Все решения, предопределившие кризис в промышленности и энергетике, носят ярко выраженный политический характер и направлены на провоцирование конфронтации с Россией.


О критическом состоянии государственных финансов свидетельствуют инициатива А. Яценюка отправить 90% государственных служащих в неоплачиваемый отпуск, отказ государства выплачивать участникам боевых действий полагающееся им по закону содержание и принуждение мобилизованных на гражданскую войну самостоятельно решать вопрос с экипировкой.

Украинское государство – банкрот по собственной воле. Все решения, предопределившие кризис в промышленности и энергетике, носят ярко выраженный политический характер и направлены на провоцирование конфронтации с Россией. Москва соглашалась конструктивно обсуждать любую проблему (вплоть до почти двукратного снижения цены на поставляемый на Украину газ). Рынки для украинских товаров не закрывались даже после подписания Киевом соглашения об ассоциации с Европейским союзом, предусматривающего создание зоны свободной торговли ЕС–Украина. Киев же умышленно, в грубой форме блокировал любые переговоры и рвал экономические связи. Вкупе с настойчивой провокацией военного конфликта с Россией (вплоть до обстрелов российской территории) эти действия украинских властей отвечают интересам лишь одного мирового игрока – Соединенных Штатов. Несложно предположить, что таким образом Вашингтон использует полностью подконтрольное ему украинское руководство в целях предотвращения потенциального сотрудничества России и ЕС (в рамках зоны свободной торговли между ЕС и Таможенным союзом, охватывающей пространство от Атлантики до Тихого океана). Ведь это сотрудничество способно поставить под вопрос не только экономическую, но и военно-политическую гегемонию США.

Киев совершает экономическое самоубийство, неизбежно ведущее и к краху украинской государственности, исключительно в американских интересах. При этом независимо от того, проиграют ли США России в украинском кризисе или выиграют, для Украины принципиально ничего не изменится. Она рассматривается Вашингтоном исключительно как расходный материал. Вся оказываемая ей помощь дозирована таким образом, чтобы не спасти украинскую государственность, но растянуть ее умирание на максимально возможный срок, чтобы связать российские ресурсы и расчистить американцам пространство для маневра. Но переплачивать Соединенные Штаты не собираются. Состояние украинской экономики и объем финансовой помощи со стороны Запада свидетельствуют о том, что за пределами 2014 г. в Вашингтоне Украину не видят. И это окончательный политический итог добровольного экономического самоубийства Киева.

Оцените статью:

  114 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Дата: 30 августа 2014

Автор: Владимир

Блестящий анализ! То о чём только ленивый не говорит, подкреплено цифрами. Большое спасибо!


Добавить комментарий

Все теги