Приоритетное развитие каких областей требуется для превращения России в ведущую мировую державу? Отметьте не более 5 пунктов

Результаты опроса
Архив опросов

Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Постсоветское пространство // Аналитика

23 апреля 2014

Что после Женевы?

Игорь Иванов Президент РСМД, министр иностранных дел России (1998–2004 гг.), профессор МГИМО МИД России, член-корреспондент РАН
Фото:
REUTERS/Jim Bourg

После подписания женевского Заявления по Украине не прошло и недели, как иссякли оптимистические комментарии и позитивные оценки этого документа. На смену им пришли сомнения, скепсис и пессимизм. Все больше политиков и экспертов выражают неверие в то, что «дух Женевы» удастся сохранить; более того, высказываются мнения, что женевская встреча вообще принесла больше вреда, чем пользы. Она, дескать, породила необоснованные надежды на преодоление фундаментальных разногласий между Россией и Западом по украинскому вопросу, иллюзии о возможности достижения консенсуса о путях выхода из кризиса.

С подобными заключениями трудно согласиться. Женевская встреча 17 апреля была нужна. По крайней мере, участники этой встречи сели за стол переговоров и посмотрели друг другу в глаза. Однако скептики в чем-то правы: сделанное по итогам встречи совместное Заявление показало, что ни одна из сторон пока не готова брать на себя всю полноту ответственности за решение глубоких проблем, лежащих в основе украинского кризиса. Надо признать, что в Женеве не было продемонстрировано готовности к конкретным совместным действиям, без которых об эффективной помощи Украине не может быть и речи.

Россия, публично фиксируя свою позицию, не проявляет заметной активности в том, чтобы уже сегодня начать оказывать Украине масштабную помощь. Это и понятно. В условиях развернутой на Украине и в западных странах информационной истерии, чтобы ни делала Москва из самых добрых побуждений, ее будут обвинять во всех смертных грехах, перекладывая на нее существующие и несуществующие проблемы. Опыт декабрьского пакета соглашений по экономическому сотрудничеству с Киевом - весьма красноречивое подтверждение этой реальности.

Ведущие европейские страны заняли позицию выжидания, несмотря на то что «украинская тема» сегодня доминирует в европейских средствах массовой информации. И Германия, и Франция, и Польша, - страны, министры иностранных дел которых подписали в Киеве 21 февраля соглашение и несут прямую ответственность за его выполнение, - а также и Великобритания фактически самоустранились от практического участия в урегулировании украинского кризиса. Подтверждением тому стало направление на встречу в Женеву представителя Евросоюза К.Эштон, которая, как известно, не вправе принимать самостоятельных решений. Показательно и то, что европейцы отрядили председателя Комиссии ЕС Баррозу обсуждать с Россией вопросы украинского долга за газ, прекрасно зная, что именно Баррозу всегда занимал наиболее непримиримую позицию по вопросам сотрудничества с Россией в энергетической области. Дальше общих обещаний об экономической и финансовой помощи дело пока не идет, хотя в Брюсселе прекрасно знают, что Украине нужны деньги немедленно, чтобы избежать банкротства.

Для Вашингтона Украина - это лишь пешка в его большой геополитической игре. Серьезно помогать Киеву и брать на себя значительные экономические издержки американцы и не собираются. Они могут много говорить о выделении одного миллиарда долларов (главным образом, в форме долгосрочных кредитов), прекрасно понимая, что эта сумма мало что значит в условиях украинского кризиса. Да и когда этот миллиард или хотя бы его часть поступит в Киев - тоже неизвестно. Для Вашингтона - главное не сама Украина, а та польза, которую он мог бы извлечь из этого кризиса для своих интересов. На нынешнем этапе Вашингтон стремится решить как минимум три задачи, к которым сама Украина имеет лишь косвенное отношение. Во-первых, сдержать Россию и не допустить усиления ее международных позиций. Во-вторых, вдохнуть новую жизнь в теряющий ориентиры НАТО, а заодно и заставить раскошеливаться европейцев на военные нужды. В-третьих, усилить свои позиции на мировых энергетических рынках, пытаясь перекраивать их в своих интересах.

В этих условиях вряд ли кого-то должно удивлять то обстоятельство, что на фоне всех разговоров о «солидарности с украинским народом» тот позитивный импульс, который зародился после подписания женевского Заявления, быстро сходит на нет. И мы снова втягиваемся в бесплодную полемику о том, как надо и как не надо толковать отдельные формулировки этого одностраничного документа.

Но ведь совершенно очевидно, что Украина сегодня - это пороховая бочка, которая рано или поздно взорвется. А последствия будут тяжелыми, если не катастрофическими для всех. Было бы роковой ошибкой не продолжить работу, начатую неделю назад в Женеве, - причем в самое ближайшее время. Женевское Заявление - при всем его лаконизме и декларативности - сегодня остается тем единственным фундаментом, на котором можно строить международное сотрудничество по преодолению украинского кризиса. Как представляется, в дальнейшей работе над развитием положений Заявления нужно учитывать следующие обстоятельства.

Первое. Сегодня самыми срочными задачами для Украины являются прекращение насилия и деэскалация кризиса. Именно на их решение должны быть направлены основные усилия как ответственных сил на самой Украине, так и всех международных игроков, искренне желающих содействовать разрешению кризиса.

Второе. При всех разногласиях по политическим вопросам существует общее понимание глубины социально-экономического кризиса на Украине. Любой эксперт - на Западе или на Востоке - отдает себе отчет в угрозе экономического и финансового коллапса украинского государства со всеми вытекающими отсюда последствиями. Поэтому Россия, Европейский союз и США должны безотлагательно приступить к выработке экономических мер, которые представляются совершенно неотложными и без принятия которых теряют смысл разговоры о конституционной реформе и других политических преобразованиях.

Третье. Что касается собственно политической повестки дня, участники переговоров в Женеве должны в самое ближайшее время достичь соглашения о том, как обеспечить проведение демократических, прозрачных и честных выборов на Украине. И не только президентских, но и выборов в новую Верховную раду. Самое худшее, что может произойти, - проведение выборов, итоги которых не будут признаны значительной частью украинского общества и кем-то из основных международных партнеров Украины. Сроки выборов, безусловно, важны, но еще важнее - создание необходимых условий для их проведения, скрупулезное выполнение соответствующих процедур, присутствие иностранных наблюдателей и т.д. Международные партнеры Украины могут и должны сыграть самую активную роль в обеспечении легитимности предстоящих выборов.

И последнее. Все заинтересованные стороны должны быть настроены не на получение тактических преимуществ, но на оказание помощи Украине в преодолении острейшего кризиса. Когда же сразу после подписания женевского Заявления президент США публично выразил сомнения в том, что это Заявление будет реализовано, он вольно или невольно солидаризировался с теми, кому никакое разрешение кризиса вообще не нужно, кто заинтересован в дальнейшей эскалации напряженности на Украине и вокруг Украины. Украинский кризис - серьезное испытание для международного сообщества. Но это не первое и не последнее испытание в мировой истории. Как говорил другой американский президент полвека назад, «наши проблемы порождены людьми, следовательно, они могут быть и решены людьми же».

Источник: Российская Газета

Оцените статью:

  7 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги