Несут ли угрозу евразийской интеграции проекты ТТП (TPP) и ТТИП (TTIP)?

Результаты опроса
Архив опросов


Арктика // Аналитика

21 апреля 2014

Эксперты РСМД о перспективах сотрудничества России и Канады в Арктике в текущей международной обстановке

15 апреля 2014 г. Канада объявила об отказе от участия в заседании Арктического совета в Москве.

По заявлению канадского министра Леоны Аглуккак, решение продиктовано санкциями, введенными Канадой в отношении России в связи с событиями на Украине.

Эксперты РСМД: Александр Вылегжанин (МГИМО), Александр Сергунин (СПбГУ), Валерий Конышев (СПбГУ) и Павел Гудев (ИМЭМО РАН) прокомментировали решение Канады и то, как украинский кризис способен повлиять на эффективность работы Арктического совета и интенсивность сотрудничества в Арктическом регионе.

Александр Вылегжанин

Д.ю.н., заведующий кафедрой международного права МГИМО (У) МИД России

Александр Вылегжанин

Напомню, что Арктический совет – этот международный региональный форум арктических государств – создавался в переходный для России период– в 1996 году, при беспрецедентном для того времени проявлении руководством Российской Федерации готовности к международному сотрудничеству в Арктике. За эти годы Арктический совет обозначил свою исключительную успешность, особенно с точки зрения прогрессивного развития применимого к Арктике международного права, всего комплекса региональных договорных и обычных норм, которые в западной международно-правовой доктрине обозначают термином ”Arctic Law”.

Устранение Канады, арктическое побережье которой по протяженности второе после России, от традиционной активной и конструктивной ее роли в Арктическом совете, несомненно, не отвечает национальным интересам Канады.

Напротив, ослабление голоса Канады в региональном формате управления Арктикой объективно на руку нерегиональным странам, с учетом известной межгосударственной конкуренции - их стремления стать ближе к «капитанскому мостику» такого управления.

Остается только выразить сожаление конъюнктурному, политизированному решению канадского министра или в целом правительства Канады – не участвовать в работе Арктического совета. Если это – политико-правовая реальность, то такое решение в перспективе не соответствует интересам народа и государства Канады – северного соседа России, ее доброго партнера, связанного с нами значимыми двусторонними соглашениями о сотрудничестве в Арктике.

«Свято место пусто не бывает» - гласит известная русская пословица. В Арктический совет, как известно, желает и вступить, и сотрудничать с этой организацией в качестве наблюдателей немало государств. 

Не стоит использовать ошибку канадских министров: в отсутствие Канады находить ей замену в Арктическом совете или ухудшить ее позиции в совете на будущих его мероприятиях. Процедурных возможностей снижения роли Канады в Арктическом совете в случае ее отсутствия становится, как юристам известно, немало.  

Однако министры приходят и уходят, а национальные интересы остаются. Имею в виду совпадающие национальные интересы, прежде всего, России, Канады, Дании, США, Норвегии, континентальные шельфы которых полностью покрывают дно самого маленького из всех океанов – Северного Ледовитого, – а 200-мильные исключительные экономические зоны составляют все более осваиваемую его часть. Арктическая «пятерка» государств обречена на конструктивное сотрудничество. Она стержень арктической «восьмерки» – всех стран региона, территория которых пересекается Северным полярным кругом.

Сказанное выше не зависит от политических пристрастий и выбора. Считают ли министры Канады, жители Канады сегодня главой государства Украины конституционно избранного президента В. Януковича; или же таковым считают А.Турчинова, пришедшего к власти неконституционным путем; считают ли, что интересы народа Украины сейчас выражает власть в Киеве; или же народные лидеры в Донецке, Харькове, Луганске… Делать такой выбор надо народу Украины, проживающим там украинцам и русским, а не министрам в Канаде.

Этот выбор не имеет отношения к статусу Арктики и к необходимости сотрудничества арктических государств в решении многих насущных для региона проблем.

Александр Сергунин

Александр Сергунин

Д. полит. н., профессор кафедры теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета

Валерий Конышев

Д. полит. н., профессор кафедры теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета

Официальный представитель Канады в Арктическом совете (АС), министр по охране окружающей среды Леона Аглуккак заявила во вторник 15 апреля 2014 года, что Канада не будет участвовать в заседании Целевой группы АС по проблеме выбросов сажи и метана, работавшей в Москве на уходящей неделе. Причиной названа «незаконная оккупация украинских территорий Россией, а также продолжающиеся провокационные действия на юго-востоке страны».

Валерий Конышев

Конечно, значимость канадского демарша не следует переоценивать: в конце концов, речь идёт о неучастии канадской стороны не в министерской встрече АС, а лишь в одном из множества рабочих органов совета. Однако этот, казалось бы, незначительный «казус» заставляет задуматься о более серьёзных вещах.

Отметим, что заявление министра было воспринято с удивлением многими экспертами – как российскими, так и зарубежными, т.к. именно Канада председательствует в АС и больше всех заинтересована в его продуктивной работе. Видимо, ощутив всю неуклюжесть своего положения, министр тут же сделала оговорку, что, несмотря ни на что, Канада будет поддерживать работу Совета.

До сих пор российско-канадское арктическое сотрудничество развивалось весьма плодотворно практически во всех сферах, что отмечали даже канадские эксперты, не очень благоволившие Москве. Так, заместитель директора Центра военно-стратегических исследований при Университете Калгари Роб Хьюберт, известный своей жёсткой позицией в отношении России, буквально за пару недель до заявления «хозяйки» АС отмечал успех прошедшей в канадском Йеллоунайфе заседания старших арктических должностных лиц (26-27 марта) и выражал уверенность в том, что нынешнее обострение отношений между Западом и Москвой не затронет международное сотрудничество на Крайнем Севере.

Сотрудничество шло и идет по таким направлениям, как экономическое освоение Арктики, изучение природы Арктики, защита биологических ресурсов и природной среды, изучение морского дна, совместные программы по развитию коренных народов Севера. В сфере безопасности Канада фактически «подыграла» России, когда выступила против активизации НАТО в Арктике. У России и Канады нет острых противоречий по проблемам границ. Претензии обоих государств на хребет Ломоносова для расширения арктического шельфа вполне могут быть разрешены путем установления компромиссной разделительной линии. Наращивание военных возможностей в регионе как Канадой, так и Россией направлено не на достижение военного превосходства в Арктике, а на обеспечение надежного контроля над безлюдными территориями на Крайнем Севере и охрану национальных экономических интересов в рамках международного права.

Что же стоит за столь резким поворотом политики Канады в отношении России?

В первую очередь, заявление о бойкоте встречи в Москве стало составной частью общезападной антироссийской кампании, развернутой в контексте украинских событий. Помимо визовых и финансово-экономических санкций в отношении России, премьер-министр Стивен Харпер объявил о приостановке всех двусторонних контактов между канадскими и российскими военными в Арктике, работы двусторонней Межправительственной экономической комиссии, в рамках которой осуществляется значительная часть арктического сотрудничества между Оттавой и Москвой.

Как известно, локомотивом санкций против России являются США, и первой «ласточкой» стало выступление бывшего госсекретаря Хилари Клинтон, которая заявила, что «экспансия России в Крыму» может проявиться и в Арктике. И, не дожидаясь реализации этих гипотетических действий и ни на чем не основанных заявлений, сразу призвала Канаду объединяться с США для военного противостояния России в Арктике. Попутно оживились инициативы по вступлению Швеции и Финляндии в НАТО, в чем весьма заинтересованы США, чтобы укрепить свое слабеющее влияние на европейскую политику.

Не получив значительной поддержки по санкциям против России в Европе, США изо всех сил втягивают в режим санкций Канаду. И здесь на руку Вашингтону оказалась политическая позиция С. Харпера, который и ранее не отличался дружественным отношением к России, будучи приверженцем тесного военно-политического союза с США. Именно он пытался провести программы по наращиванию ударных сил и средств в Арктике (например, массовые закупки у США истребителей F-35), но не получил поддержки парламента. На наш взгляд, политическое руководство Канады, приостановившее сотрудничество с Россией в Арктике, во многом оказалась заложником идеологически предвзятой оценки политики России, навязанной ему США.

Определенную роль в ужесточении политики Оттавы в отношении Москвы сыграла и украинская диаспора, имеющая тесные связи с Западной Украиной и националистическими организациями в этой стране. Ее влияние достаточно сильно в западных провинциях Канады. Учитывая, что в Канаде постепенно разворачивается предвыборная кампания (следующие парламентские выборы назначены на октябрь 2015 г.), поддержка украинской общины особенно важна для правящей Консервативной партии, чьи позиции несколько пошатнулись в последнее время. С. Харпер традиционно старается поддерживать тесные связи с украинской диаспорой, а в 2011 г. он даже получил награду от Украино-канадского конгресса за «большой вклад в развитие украинской общины».

Большинство украинских организаций Канады придерживается жёсткой линии в отношении России и недовольно слишком «мягкими» санкциями Оттавы в отношении Москвы. Правительство С. Харпера не могло отменить встречу старших должностных лиц АС в Йеллоунайфе, т. к. это свидетельствовало бы о нежелании работать в рамках АС. С другой стороны, малозначащую встречу целевой группы в Москве можно было принести в жертву украинскому лобби, негативно настроенному по отношению к России.

В заключение отметим, что тезис о связи событий на Украине с арктической политикой выглядит совершенно надуманным и не имеющим под собой каких-либо серьезных оснований. Негативный тренд, который задан правительством С. Харпера, скорее всего, будет носить временный характер, поскольку он не отвечает долгосрочным интересам самой Канады в Арктике, включая перспективу роста влияния НАТО в этом регионе. Канадские эксперты отдают себе отчет в том, что Россия воспримет вступление Швеции и Финляндии в НАТО как попытку альянса окружить ее.

Гораздо более привлекателен и продуктивен путь сотрудничества с Россией, от которого Россия не отказывается. Политика санкций как следствие провала политики Запада на Украине пройдет по мере урегулирования ситуации. Встреча в Женеве 17 апреля заложила для этого определенный фундамент, а дальше нужно сделать выбор Западу – продолжать бессмысленные попытки «наказать» Россию, в том числе в областях, никак не связанных с украинским вопросом, или все-таки попытаться урегулировать двусторонние проблемы путём переговоров и на основе компромисса.

Павел Гудев

Павел Гудев

К. и. н., старший научный сотрудник ИМЭМО РАН

Канада – давний союзник США, не только в рамках НАТО, поэтому нет ничего удивительного в том, что канадское руководство тоже демонстрирует приверженность «жесткой риторике» в отношении России. Это своего рода получение «политических дивидендов» в отношениях с США.

Премьер-министр Канады – Стивен Харпер – даже у себя на Родине считается популистским политиком. Значительная часть его «грозных» заявлений, а также действий членов его кабинета направлена на внутреннюю аудиторию. Как и в США, выборный процесс, представляет собой в этих условиях детерминанту многих действий, включая поддержку санкций. Более того, учитывая значительную украинскую общину, проживающую в Канаде, становится понятно, для какой аудитории делаются соответствующие заявления.

Позиция Канады относительно предстоящего заседания Арктического совета – мера показательная, а не содержательная, никто от сотрудничества не отказывается, о чем уже было заявлено. Канадская сторона, как представляется, прекрасно понимает, что в Арктике ей всегда будет нужна поддержка со стороны России, в т.ч. в вопросах отстаивания правового статуса Северо-Западного прохода. Учитывая тот факт, что Россия и Канада обладают самой значительной протяженностью береговой линии в Арктике, сотрудничество между ними по разным вопросам (экология, судоходство, рыболовство) представляется неизбежным.

Оцените статью:

  10 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги