Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Постсоветское пространство // Аналитика

07 марта 2014

Украинский кризис. Реакция соседних стран

Фото:
REUTERS/Yannis Behrakis

Стремительно развивающийся кризис на Украине вызывает беспокойство у властей соседних стран и государств постсоветского пространства. Мы попросили экспертов, специализирующихся на политике стран Прибалтики, Балканского полуострова, Закавказья и Центральной Азии, прокомментировать происходящее на Украине и рассказать о позициях изучаемых ими стран.

На вопросы РСМД отвечают:

Любовь Шишелина, д.и.н., зав. отделом восточноевропейских исследований Института Европы РАНСтраны Вишеградской группы призывают ЕС к скорейшему удовлетворению стремления Украины к евроинтеграции

Вадим Войников, доц. каф. международного и европейского права, координатор блока «Европейское право» центра ЕС БФУ им. И. КантаСтраны Прибалтики традиционно делают резкие заявления

Владислав Воротников, м.н.с. Центра североевропейских и балтийских исследований МГИМО (У) МИД РоссииВ странах Балтии отсутствует полное общественно-политическое согласие по ситуации на Украине

Нана Гегелашвили, руководитель Центра региональных проблем Института США и Канады РАНИтог «битвы» за Украину закрепит выбор государств Закавказья в пользу более могущественного партнера

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ: Отклик стран стран Закавказья на события на Украине очень разнообразный и сложный

Артем Данков, доцент каф. мировой политики Томского государственного университетаВ Центральной Азии беспокойство вызывает именно перспектива дальнейшего ухудшения социально-экономической и политической ситуации на Украине

Павел Кандель, зав. сектором этнополитических конфликтов Института Европы РАН, эксперт РСМД: На Балканах с наибольшей обеспокоенностью ситуация на Украине была воспринята в Болгарии


 

Любовь Шишелина

Любовь Шишелина: Страны Вишеградской группы призывают ЕС к скорейшему удовлетворению стремления Украины к евроинтеграции

Любовь Шишелина, д.и.н., зав. отделом восточноевропейских исследований Института Европы РАН

На фоне обострения политического кризиса на Украине страны Вишеградской группы  продемонстрировали как общую позицию региона, выступив с рядом совместных заявлений и направив в конце февраля в Киев и Донецк своих министров иностранных дел, так и высказались «соло». В совместных заявлениях превалировала общая точка зрения ЕС и НАТО на события на Украине, дополненная непосредственной вовлеченностью стран региона в программу ЕС «Восточное партнерство».  Причем, эта точка зрения эволюционировала по мере эскалации напряженности в Киеве и по стране в целом. Если до первых жертв на Майдане предполагалось, что будет достаточно активизации сотрудничества по гуманитарной линии, то далее заявления становились более жесткими, дополнились предложениями немедленного возобновления переговорного процесса по ассоциации Украины с ЕС, введения для нее безвизового режима, оказания немедленной экономической помощи, т.е. всего, что позволило бы отыграть назад ситуацию с неподписанием ноябрьского соглашения об ассоциации, и окончательно развернуть страну в направлении евроинтеграции.

 Несмотря на то, что в данный момент в Вишеградской группе председательствует Венгрия, наибольшую активность в вопросе отношений с восточными соседями традиционно продемонстрировала Польша. Так, при посредничестве министра иностранных дел Радослава Сикорско 21 февраля было достигнуто Соглашение сторон по выходу из кризиса, которое так и не было воплощено в реальность.  Страны ВГ достаточно жестко, в русле общей европейской позиции, отреагировали на принятие верхней палатой российского парламента резолюции о разрешении использования вооруженных сил РФ на территории Украины. В заявлении от 4 марта, премьер-министры Вишеградских стран призвали к соблюдению Будапештского меморандума 1994 года, чтобы не создавать в Европе «новой реальности» возвращающей к воспоминаниям о 1956, 1968 и 1981 гг. В совместном письме, адресованном Кэтрин Эштон и Штефану Фюле, уполномоченному Евросоюза по «Восточному партнерству», они призвали ЕС к скорейшему удовлетворению стремления Украины интегрироваться с ЕС.

Если говорить о каждой из стран, то можно обнаружить некоторые нюансы, отличающие их позиции.

Официальная Варшава с первых же дней активно поддержала Майдан, а затем проявила высший уровень активности в делах Украины. После решения Совета Федерации России от 2 марта  Радослав Сикорский  назвал происходящее в Крыму «опасной игрой, с которой начинаются региональные конфликты». А находившийся с визитом в Турции президент Польши Бронислав Коморовский, высказался о нелигитимности назначенного на 16 марта референдума в Крыму.

С иных позиций, в поддержку озабоченности  России выступила лишь практически маргинальная «Самооборона» и издание Obserwator Politiczny.

 Официальная Прага достаточно быстро отреагировала на события на Украине. Президент Милош Земан заявил, что он понимает обеспокоенность положением русскоязычного населения Крыма, однако способ осуществления наводит его на воспоминания о военной интервенции 1968 г. Позже, однако, он попробовал скорректировать свою позицию, сравнив ситуацию вокруг Крыма с событиями вокруг Косово. Премьер-министр Богуслав Соботка высказался за сохранение территориальной целостности Украины и подчеркнул, что политические разногласия не могут решаться насилием. А вот министр иностранных дел Чехии Любомир Заоралек, реагируя на решение Совета федерации России, выразил обеспокоенность перспективой высадки военных десантов в разных частях Европы и оккупации территорий ради защиты прав своих граждан.

По опросу общественного мнения, обнародованного 24 каналом чешского телевидения: 66 процентов респондентов отнеслись к российскому военному присутствию в Крыму именно как к оккупации, адекватную реакцию по защите интересов русского населения увидели в событиях 15% респондентов. В чешской исторической памяти в связи с крымскими событиями сразу всплыли воспоминания о советской интервенции 1968 года (46%), либо об оккупации Чехословакии и аннексии Судет в 1938 г. (10%).

Клуб парламентариев - социал-демократов по мере эскалации событий вокруг Крыма раскритиковал, по их мнению, жесткую в отношении России позицию министра иностранных дел Любомира Заоралека и министра по правам человека Иржи Динстбира. Более решительно позицию России поддержал бывший президент Чехии Вацлав Клаус, назвав Украину искусственным образованием, а действия Запада безответственными. Схожую точку зрения высказали чешские коммунисты.

Официальная позиция Будапешта определялась помимо членства в ЕС и НАТО, еще как минимум тремя важными обстоятельствами: присутствием в Закарпатье 150-тысячного венгерского меньшинства, стартом избирательной кампании и недавно подписанным весьма выгодным для Венгрии экономическим соглашением с Россией. Поэтому, комментируя ситуацию на Украине, венгерский премьер-министр Виктор Орбан, в первую очередь, высказал озабоченность положением ко-национального населения в западной части Украины, в частности, отказом новых украинских властей от Закона о языке. В то же время, как отметил В. Орбан, венгров не может не беспокоить картина разрушения соседнего государства и погружения его в хаос и анархию – не в территориальном смысле – подчеркнул премьер-министр – а в смысле порядка. Тем не менее накануне поездки в Брюссель 4 марта 2014 г., Виктор Орбан призвал венгерских политиков воздерживаться от необдуманных заявлений, которые могли бы нанести вред венгерским интересам. В том же заявлении Виктор Орбан поддержал точку зрения ЕС в части характеристики действий России по фактическому отделению Крыма от Украины, как агрессии, на которую должен быть дан ответ.

Министр иностранных дел Венгрии Янош Мартони высказался за признание легитимности нового киевского руководства, ускорение евроинтеграции Украины, подчеркнув при этом, что Венгрия целиком разделяет позицию ЕС и НАТО. А госсекретарь Парламента Венгрии по международным вопросам Жолт Немет, пригласив к себе посла России, напомнил ему, что в вишеградских странах нынешнее противоправное поведение России напоминает события 1956, 1968 и 1981 гг. Интересно, что в этих аналогиях сошлись позиции правящего кабинета и социал-либеральной оппозиции Венгрии, устраивающей антироссийские митинги у стен российского посольства в Будапеште.

Не согласилась с позицией венгерского Кабинета министров право-радикальная партия Йоббик, полностью поддержавшая действия России по защите соотечественников в Крыму. Она назвала центральное руководство в Киеве нелегитимным и призвала правящую партию к защите венгерских интересов в Закарпатье. В целом же, в конфликте она усмотрела усиление противостояния по оси Москва и Вашингтон-Брюссель.

Что касается экспертных комментариев, то они слишком разнятся от обвинений России в присущей ей агрессивной сущности, до понимания озабоченности в связи с геополитическими утратами 1991 года. Большинство экспертов не видят разницы между олигархической системой старой и заново формирующейся власти на Украине.

Что касается позиции Словакии, то она не отличилась экстраординарными высказываниями по поводу событий на Украине. Президент Иван Гашпарович ограничился замечанием, что его страна не может себе позволить играть соло в подобных ситуациях, а премьер-министр Роберт Фицо сообщил, что не стоит делать жесты ради жестов. После Брюссельского саммита 4 марта МИД Словакии выступил практически с таким же заявлением, как и МИД Венгрии о поддержке территориальной целостности Украины и с требованием вернуть всех вооруженных людей в казармы.

Россию не слушали, начиная с 1991-го, загнанная в угол, она предпринимает активные действия, чтобы, наконец ее услышали. Для Европы это непривычно, и в этом, наверное, виновато отсутствие информационной поддержки, наблюдавшееся больше двух десятилетий невнимание к формированию отношений с регионом Восточно-Центральной Европы.

Что касается возможных сценариев дальнейшего развития событий на Украине, то со временем их становится меньше. Та или иная форма федерализации Украины, вплоть до отделения от нее территорий, похоже, становится уже неизбежной. Вопрос в том, как минимизировать человеческие потери и избежать военной эскалации событий. 


 

Вадим Войников

Вадим Войников: Страны Прибалтики традиционно делают резкие заявления

Вадим Войников, доц. каф. международного и европейского права, координатор блока «Европейское право» центра ЕС БФУ им. И. Канта

Страны Прибалтики, являясь членами Североатлантического альянса и ЕС, традиционно делают крайне резкие заявления относительно участия России в разрешении украинского конфликта. Военное присутствие в Крыму рассматривается как акт агрессии, наносящий ущерб суверенитету Украины, а также создающий угрозу всей европейской безопасности. В связи с этим раздаются призывы усилить военное присутствие НАТО на восточных рубежах Альянса, а также обеспечить международную изоляцию России.

В отношении будущего Украины, на мой взгляд, вполне вероятны два сценария развития ситуации.

Первый сценарий. Если Украина найдет в себе силы консолидировать общество и если появится политическая сила, способная это сделать, то Украина сможет сохранить свою территориальную целостность и выйти из кризиса. В этом случае Крым получит более широкую автономию, де факто означающую государственную самостоятельность, но юридически оставаясь в составе Украины. В этой ситуации Россия сохранит свое военное присутствие в Крыму в соответствии с существующими договорами с Украиной, подкрепленными новыми соглашениями, подписанными новыми властями Крыма. Власти Украины вряд ли будут признавать такую автономию, однако вынуждены будут с ней смириться. Большинство жителей Крыма, скорее всего, будут иметь два гражданства: украинское и российское.

Второй возможный сценарий это усиление поляризации общества и, как следствие, распад Украины на несколько независимых государств, которые будут вести самостоятельную политику. 


 

Владислав Воротников

Владислав Воротников: В странах Балтии отсутствует полное общественно-политического согласие по украинскому кризису

Владислав Воротников,  научный сотрудник Центра североевропейских и балтийских исследований ИМИ МГИМО (У) МИД России

Страны Балтии вполне ожидаемо признали пришедшие в Киеве к власти силы и выступили с резко антироссийских позиций. Литва отозвала своего посла из Москвы и напомнила Украине о готовности незамедлительно подписать с ней Договор об ассоциации. Прозвучали жёсткие заявления МИДов, парламентов и первых лиц государств о растущей угрозе со стороны России, «оккупации Украины», необходимости укрепления военного сотрудничества между странами Балтии, расширения военного присутствия НАТО на их территориях и введения санкций против России. Однако почти сразу и по заявлениям политиков, в том числе находящихся во власти, и по публикациям СМИ стало заметно отсутствие полного общественно-политического согласия по этим вопросам.

Так, премьер-министр Литвы А. Буткявичюс заявил, что поиск решений в сложившейся ситуации должен вестись путём диалога, а санкции в отношении России «могли бы навредить литовским бизнесменам». По словам президента Латвии А.Берзиньша, «санкции против России способны возыметь обратный эффект». В Эстонии в условиях ухода премьер-министра А. Ансипа и правительства в отставку вопросы о ситуации на Украине и связанных с ней западных санкциях в отношении России, вполне вероятно, могут отойти на второй план, сохраняя, впрочем, дежурное место во внешнеполитической риторике и межпартийной борьбе. В то же время большой общественный резонанс вызвало заявление председателя Центристской партии Эстонии, мэра г. Таллина Э.Сависаара о том, что предоставлять помощь Украине можно будет только тогда, когда «как в Киеве, так и на Западной Украине сможет восстановиться элементарный общественный порядок», а «у нынешнего правительства, созданного под диктат радикалов, нет ни мандата, ни сил даже для того, чтобы провести свободные выборы» (министр обороны Эстонии даже назвал его «агентом влияния России», а представители правящей Реформистской партии назвали центристов «угрозой для Евросоюза»).

Пока сложно сказать, насколько обозначившаяся тенденция способна получить развитие в будущем – многое зависит и от того, по какому пути пойдёт развитие украинского кризиса). Однако попытки рационально оценить произошедшие события и складывающуюся обстановку в отношениях Россия-Запад показывают, что здравый смысл «человека экономического» способен перевешивать приверженность красивым идеологическим штампам, в истинности которых, как представляется, не все лидеры стран Балтии сами уверены.

Украина, безусловно, не ключевой партнёр во внешнеторговом балансе стран Балтии, однако стабильно находится в первой десятке. Поэтому прибалтийские страны, как и другие восточноевропейские государства, уже начали ощущать на себе последствия украинского кризиса. По оценке литовских экономистов, он способен сократить процент роста экономики Литвы на несколько десятых. Схожей точки зрения придерживаются их коллеги из Латвии и Эстонии. Безусловно, значительно негативное влияние на экономики стран Балтии могло бы иметь введение ЕС экономических санкций в отношении России, однако о реальности таких мер в публичном пространстве прибалтийских государств пока говорят только радикалы.

В ситуации с Украиной на сегодняшний день продолжает оставаться много «предположительного» и «не получающего официальных подтверждений», что сводит почти любую дискуссию на эту тему к категории «кухонного спора». Пожалуй, единственное, в чём не приходится сомневаться, – сложившееся положение невозможно вернуть в прежнее русло с той же скоростью, с которой страна оказалась в состоянии тяжелейшего политического кризиса.

Ясно также и то, что поиск согласия между различными частями и регионами Украины потребует длительного переговорного процесса, в котором только здравый смысл, добрая воля и внимание к  интересам всех непосредственных участников конфликта и заинтересованных сторон – как внутренних, так и внешних, – поможет найти взаимоприемлемое решение. В заложниках продолжает оставаться население Украины, справедливо требующее перемен в социально-политической жизни. Пока же, как мы знаем, не удалось даже создать правительство национального единства; по сути отсутствует консолидированная позиция юго-восточных регионов в отношении будущего страны. Поэтому если в условиях, когда, по словам Госсекретаря США Дж. Керри, «всем всё ясно», идеологически мотивированные, непродуманные заявления и действия непризнанных значительной частью населения Украины руководителей в Киеве продолжат определять происходящие процессы, эскалации конфликта избежать будет крайне сложно, если не невозможно.


 

Нана Гегелашвили

Нана Гегелашвили: Итог «битвы» за Украину закрепит выбор государств Закавказья в пользу более могущественного партнера

Нана Гегелашвили, руководитель Центра региональных проблем Института США и Канады РАН

Думаю, что отношение стран Закавказья к происходящим на Украине событиям также неоднозначно, как и в мире в целом. Однако итог «битвы» за Украину, в которую вовлечены Россия – с одной стороны, и США и ЕС – с другой,  определит  не только последующий  расклад сил этих ключевых игроков на международной арене, по крайней мере, в среднесрочной перспективе, но и закрепит выбор государств Закавказья в пользу  более могущественного внешнеполитического партнера. В этой связи хочется отметить начавшийся процесс довольно тесного и скоординированного партнерства  между США и ЕС  Это наглядно подтверждает тот факт, что сегодняшнее перенапряжение сил США создает ситуацию, когда Вашингтону приходится перекладывать решение многих задач на плечи ЕС, что тесным образом связано с контекстом  Трансатлантического партнерства, выдвинутого  Б. Обамой. 

Разработка сценариев – вещь неблагодарная. Самый изощренный сценарий может быть неинтересен для политических стратегов, поэтому, чем проще сценарий, тем больше шансов на его реализацию. Мне кажется, что все вернется на круги своя – ситуация на Украине станет контролируемой, а значит – безопасной.    По крайней мере, такая картина будет понятна всем – и на Западе, и на Востоке. Вот почему радикальных перемен в отношении Украины пока не произойдет – по большому счету к ним никто еще не готов. 


 

Сергей Маркедонов

Сергей Маркедонов: Отклик стран стран Закавказья на события на Украине очень разнообразный и сложный

Сергей Маркедонов, доцент кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ

Отклик стран Закавказья на события на Украине очень разнообразный.

Если говорить о Грузии, то она многие годы рассматривала Украину в каком-то смысле как старшего партнера на постсоветском пространстве, с которым легче противостоять «гегемонизму» Москвы.

Это началось задолго до президентства В. Ющенко. Достаточно сказать, что Украина и Грузия подписали двухсторонний договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве еще в апреле 1993 года, и это был один из первых на постсоветском пространстве договор не между Россией и этими странами, а между самими странами – бывшими союзными республиками. Потом, при Л. Кучме рассматривалась идея возможного привлечения украинских миротворцев для операции в Абхазии. И при В. Ющенко страны максимально нарастили сотрудничество. Кстати говоря, В. Янукович продолжил ту же линию, не признавал Абхазию и Южную Осетию.

Но сейчас руководство Грузии, президент и премьер, не выступают с открытым забралом, как это делал бы М. Саакашвили, если бы он был сейчас у власти. Кстати сказать, представители грузинского правительства скептически оценили присутствие экс-президента в революционном Киеве.  И. Гарибашвили и Г. Маргвелашвили действуют более аккуратно. Они выражают симпатии народу Украины, говорят, что надо избегать насилия, за что, кстати, их довольно сильно критикуют оппоненты. После мюнхенской речи И. Гарибашвили его довольно жестко подверг критике один из лидеров Единого национального движения Г. Бокерия, сказав, что И. Гарибашвили чуть ли не предательски ведет себя по отношению к Украине. Понятно, официальная власть в целом поддерживает Украину – опасается, что эта ситуация может как-то отразиться на Грузии, но проявляет это не столь топорно, скажем, как это делал бы М. Саакашвили.

 Однако  если говорить о медийной и экспертной среде, то тезис о том, что «сейчас 2008 год, но только на Украине», пожалуй, доминирует. Все сравнивают Крым с Южной Осетией, но с моей точки зрения, между этими ситуациями есть очевиднейшие различия.

У Азербайджана позиция очень сложная, потому что, с одной стороны, Украина – это важный энергетический партнер. Если Грузия и Украина рассматривали себя как политическую альтернативу, то Украина и Азербайджан – как энергетическую альтернативу российскому доминированию. И в этом плане  хаос на Украине, фрагментация Украины для Азербайджана тревожный звонок. Тем более, есть вопросы территориальной целостности, на которые Азербайджан реагирует еще более жестко, чем Грузия.

В то же самое время Азербайджан чрезвычайно боится уличных революций и майданов. Более того, свои "майданы" в истории Азербайджана были, и попытки «оранжевых революций» тоже были. В 2005 году, когда в Азербайджане были парламентские выборы, оппозиция даже надевала оранжевые футболки, вывешивала оранжевые флаги. Баку в этом смысле очень не хотел бы, чтобы нечто подобное произошло в Азербайджане. А вот азербайджанская молодежь, особенно та, которая обучается в Турции, очень активно симпатизирует украинскому Майдану. Не столько каким-то геоэкономическим сюжетам, сколько именно идее революции.

В Армении, силы, которые симпатизируют Майдану, достаточно небольшие. Здесь если и возможны волнения, то они возникнут по другим причинам: есть значительное недовольство властью. Что касается геополитических сюжетов, то силы, которые критикуют Россию и Таможенный союз, пока довольно небольшие. В Армении очень многие эксперты, считают, что приглашение и продавливание армянского членства в Таможенном союзе – это последствия украино-российских отношений. Политики молчат, но эксперты в Армении про это пишут. Они говорят, что, вероятно, Армении стоит оговорить особые условия евразийской интеграции, получить от России какие-то преференции. Что сейчас можно что-то выторговать у Москвы.

В Армении также опасаются, что, если российско-украинские отношения обострятся сверх меры, Азербайджан может попробовать нарушить статус-кво в Нагорном Карабахе. 


 

Артем Данков

Артем Данков: В Центральной Азии беспокойство вызывает именно перспектива дальнейшего ухудшения социально-экономической и политической ситуации на Украине

Артем Данков, к.и.н., доцент кафедры мировой политики Томского государственного университета, руководитель Центра постсоветских исследований 

Стоит отметить, что реакция лидеров стран Центральной Азии на украинские события очень сдержанная. Министерства иностранных дел Республики Казахстан и Республики Узбекистан опубликовали официальные заявления по ситуации на Украине, в которых призвали отказаться от силовых вариантов урегулирования ситуации и проявить сдержанность. МИД других государств региона на события пока не отреагировали.

Среди лидеров стран Центральной Азии наибольшую обеспокоенность ситуацией на Украине выразил Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. На состоявшейся по его инициативе встрече трех лидеров Таможенного союза в рамках закрытой части переговоров стороны обсуждали, в том числе и проблему Украины.

В чем причина столь сдержанной реакции на «украинский кризис» со стороны государств Центральной Азии? Во-первых, развитие событий в Киеве стало абсолютной неожиданностью даже для лидеров ведущих стран мира, тем более неожиданным случившийся кризис был для стран Центральной Азии. Во-вторых, в «молчании» присутствует стремление не дать оппозиционным силам дополнительные аргументы для критики действующей власти.

Безусловно, проведение прямых аналогий между Украиной и странами Центральной Азии невозможно. Да, с одной стороны, страны Центральной Азии сталкиваются примерно с тем же набором проблем, что и большинство государств на постсоветском пространстве, в том числе и Украина. Среди них наибольшую угрозу представляют языковые и межнациональные отношения, проблемы выстраивания системы взаимоотношений «центр – регионы» и социально-экономическое неравенство.

Однако сейчас не стоит говорить о возможности реализации «украинского сценария» в ключевых государствах Центральной Азии – Казахстане и Узбекистане. Причины украинского кризиса лежат, прежде всего, в недееспособности и неэффективности власти на Украине. Именно это вызвало резкое обострение многих конфликтов, которые доселе носили скрытый характер. На данный момент обеспокоенность руководства стран Центральной Азии, в первую очередь Казахстана, вызывает именно перспектива дальнейшего ухудшения социально-экономической и политической ситуации на Украине, которое негативно скажется на всем постсоветском пространстве.


 

Павел Кандель

Павел Кандель: В Болгарии ситуация на Украине была воспринята с очень большой обеспокоенностью

Павел Кандель, зав. сектором этнополитических конфликтов Института Европы РАН

Консолидированной позиции балканских стран по ситуации на Украине нет. Если говорить о позиции отдельных стран, то страны-члены ЕС -  Болгария, Румыния, Словения и Хорватия - в целом присоединяются к общеевропейской позиции. Они не делают резких заявлений, поскольку находятся в крайне неблагоприятном экономическом положении и нуждаются в помощи Европейского союза. Поэтому проявлять большую самостоятельность они не могут, даже если бы и хотели.

Единственное, что можно отметить это то, что в Румынии, как ни странно, события были встречены достаточно спокойно. Президент Т. Бэсеску даже заявил, что Румынии ничего не угрожает. В Болгарии ситуация на Украине была воспринята с очень большой обеспокоенностью, но конкретной, касающейся непосредственно Болгарии. Должен собраться Совет национальной безопасности при президенте Болгарии для обсуждения конкретных мер по ситуации на Украине: что делать, если перекроют газопровод, что делать, если будут беженцы, и так далее. Такова реакция – достаточно обеспокоенная на сегодняшний день. Что касается других стран Балканского полуострова, то каких-то ярко выраженных реакций практически нет.

Ситуация на Украине, естественно, самым непосредственным образом будет влиять на Приднестровье, в зависимости от фактора Крыма, и в зависимости от того, что сделают новые украинские власти, какова будет их позиция по Приднестровью, а она явно будет антироссийской. Конечно, это повлияет на ситуацию Приднестровья, но сейчас основной вопрос состоит в том, что будет на Украине. И на этот вопрос ответить никто не может, потому что разыгрывается несколько сценариев. У западной стороны есть свой сценарий, у России свой и, видимо, не один.    

Хуже всего положение новых украинских властей, у которых есть масса эмоций, но нет возможности что-либо реально делать, поскольку эта власть страной не управляет. И когда она вновь обретет контроль над страной, это вопрос открытый, на который ответа пока нет. Соответственно, в зависимости от множества факторов, в том числе, и совершенно случайных (всегда бывают революционные ситуации), будут развиваться события, которые могут нарушить все сценарии всех сторон.

Оцените статью:

  1 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги