Какой стратегии должна придерживаться Россия в сфере международного сотрудничества в Арктике?

Результаты опроса
Архив опросов

Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Европа // Аналитика

18 сентября 2013

Экономика Великобритании: угроза рецессии сохраняется

Ефим Хесин Д.э.н., главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, эксперт РСМД
Фото:
bankoboev.ru

К середине 2013 г. британской экономике не удалось полностью преодолеть последствия финансово-экономического кризиса. В этих условиях правительство, сохраняя в целом курс на финансовую стабилизацию, все больше прибегает к стимулированию экономического роста. Вместе с тем крепнет осознание того, что решение стоящих перед страной проблем невозможно без модернизации структуры экономики и ее институтов, внедрения инноваций.

Препятствия росту

В настоящее время в британской экономике происходят сложные и неоднозначные процессы. Выход из кризиса, самого глубокого за послевоенный период (в 2008–2009 гг. ВВП упал на 6,3%), оказался затяжным. Сейчас Великобритания показывает самые медленные темпы посткризисного восстановления за сто лет, и вряд ли ей удастся восстановить свой максимум ВВП до 2015 г.

В настоящее время в британской экономике происходят сложные и неоднозначные процессы. Выход из кризиса, самого глубокого за послевоенный период, оказался затяжным.

В 2010 г. ВВП Великобритании вырос на 1,8%, в 2011 г. – всего на 0,9%. В конце 2011 г. подъем вновь сменился рецессией – в течение трех кварталов (четвертый 2011 г., первый и второй 2012 г.) наблюдалось сокращение экономики. Такой повторный спад отмечается в стране впервые с 1975 г. В третьем квартале 2012 г. рост ВВП на 1,0% был обеспечен действием временных факторов: празднованием юбилея королевы Елизаветы II и проведением Олимпийских игр. В четвертом квартале снова наблюдалось падение ВВП на 0,3%. И хотя в первом квартале 2013 г. рост ВВП составил те же 0,3%, к настоящему времени он все еще примерно на 2,6% ниже предкризисного пика, зафиксированного в январе 2008 г. По прогнозам созданного в мае 2010 г. независимого Управления по бюджетной ответственности Великобритании, к 2016–2017 гг. объем производства будет все еще на 18% меньше, чем если бы экономика развивалась теми же темпами, что в 1997–2007 гг. В результате, по расчетам британского Института фискальных исследований, в 2015 г. уровень жизни британцев (ВВП на душу населения, измеренный в неизменных ценах) будет ниже, чем в 2002 г. [1].

Почему британская экономика восстанавливается столь медленно? Здесь можно выделить несколько причин.

1. Особое положение страны в мировой экономике. Британский бизнес глубже интегрирован в международное производство, чем ведущие государства зоны евро и Япония [2]. Снижение деловой активности в мировой экономике – а именно этот период мы переживаем в настоящее время – немедленно сказывается на состоянии экономики Великобритании, вызывая ее торможение.

Фото: creditwritedowns.com
ВВП Великобритании

2. Восприимчивость экономики к кредитным кризисам в других странах и регионах мира, обусловленная выдающейся ролью лондонского Сити в мировой финансовой системе. Кредиты британских банков Ирландии, Испании, Италии и Греции в 2012 г. составили 250 млрд фунтов – 14,7% ВВП Великобритании [3].

3. Особенности модели развития – британского варианта англосаксонской модели. Прежде всего, сказывается долговой характер экономики. Начиная с 2001 г. объем выданных кредитов в Великобритании быстро увеличивался, особенно за счет потребительского кредитования. Дело в том, что потребление в стране превышает производство, расходы домохозяйств и государства, как правило, больше доходов, инвестиции – больше сбережений. Импорт превышает экспорт, для Великобритании характерен дефицит платежного баланса по текущим операциям. Как считает профессор Оксфордского университета Д. Хелм, страна в 2000-е годы жила не по средствам. В 2012 г. сбережения составляли 12,1% ВВП, инвестиции – 14,7%, дефицит платежного баланса – 4,0%, дефицит бюджета – 6,9%. Для финансирования возросших государственных расходов правительство увеличивало заимствования. Отношение чистого государственного долга к ВВП возросло с 37% в 2007 г. до почти 70% в 2012 г. По прогнозам Управления по бюджетной ответственности, этот показатель продолжит расти до 2015 г. Валовой долг, с учетом задолженности населения, превысил 500% ВВП. Он во многом финансируется за счет внешних заимствований [4].

Регулирующая роль государства в Великобритании меньше, чем на континенте. Более того, в последние десятилетия характерной чертой британской экономической политики стало дальнейшее дерегулирование хозяйства. Особенно далеко этот процесс зашел в сфере финансов. В результате огромные риски оказались вне должного учета. Регуляторы не могли адекватно оценивать совокупность рисков в финансовых учреждениях и корпорациях. Пошатнулась стабильность финансовых институтов, обеспечивающих инвестирование накоплений. Неадекватное управление рисками и финансовыми потоками обусловило общий кризис доверия, который, в конечном итоге, обернулся финансовым кризисом, а затем и свертыванием производства.

Регулирующая роль государства в Великобритании меньше, чем на континенте. Более того, в последние десятилетия характерной чертой британской экономической политики стало дальнейшее дерегулирование хозяйства. Особенно далеко этот процесс зашел в сфере финансов.

4. Усиление макроэкономических диспропорций, нарастание дисбалансов в отраслевой структуре экономики, сохранение неравномерности регионального развития. В последние полтора-два десятилетия для Великобритании были характерны два разнонаправленных процесса: опережающее развитие сфер обращения и услуг, прежде всего финансового сектора, по отношению к отраслям материального производства; ускорение деиндустриализации экономики.

Важнейшая особенность структуры экономики Великобритании состоит в том, что сферы обращения и услуг играют в создании ВВП и занятости большую роль, чем в большинстве европейских государств [5]. В 2011 г. доля этих сфер в ВВП Великобритании составляла 77,1%, тогда как в ЕС в целом – 70,5%. Следует также отметить, что в последние годы в Великобритании бурно развивался процесс финансиализации экономики, т.е. гипертрофированного расширения финансово-кредитной сферы. Рынок ценных бумаг, более развитый, чем на европейском континенте, создал свою собственную, искусственную реальность [6]. Появлялись все более сложные финансовые инструменты, прежде всего, производные – инструменты финансового рынка, цена которых определяется ценой актива, лежащего в их основе (фьючерсы, форварды, опционы, свопы, гибридные инструменты и ценные бумаги). Происходило разбухание и усложнение кредитной надстройки. Увеличивалась финансовая глубина экономики – в 2010 г. стоимость финансовых активов по отношению к ВВП превысила 540% [4]. Рост торговых операций банков и расширение кредитования привели к «раздуванию» балансов британских банков. Финансовые операции все больше обособлялись и от товарного производства, и от торговли, развиваясь автономно по своим собственным правилам.

Кроме того, следует учитывать, что по мере истощения месторождений нефти и газа на шельфе Северного моря, снижения объемов добычи и превращения Великобритании в нетто-импортера энергоносителей положительное влияние энергетического фактора на экономику и внешнюю торговлю страны ослабевает.

Таковы основные ограничения, препятствующие выходу Великобритании из рецессии и ускорению темпов роста экономики.

Особенности экономической политики

Фото: accountancyage.com
Елизавета Громогласова:
Британия в поисках нового видения Европы

Для преодоления этих ограничений коалиционное правительство Великобритании разработало стратегию развития, основными направлениями которой являются: 1) реализация сценария восстановления макроэкономической стабильности, сочетающего жесткую финансовую и мягкую монетарную политику, который был предложен кабинетом после прихода к власти в 2010 г.; 2) акцентирование внимания на структурные и институциональные преобразования в экономике.

Эти два направления тесно связаны между собой. Финансовая стабилизация – необходимое условие изменения модели экономического роста в стране. В свою очередь, модернизация экономики, реорганизация ее институтов помогают решению проблем финансовой стабилизации.

Великобритания наиболее активно среди западных стран проводит жесткую финансовую политику, направленную на снижение дефицита государственного бюджета и государственного долга. Центральное место в ней занимает сокращение расходов государства. Предусматривается, что к 2016–2017 гг. дефицит бюджета уменьшится на 81% в результате сокращения расходов и только на 19% за счет увеличения доходов [7]. По прогнозам Управления по бюджетной ответственности, до 2017 г. под сокращение попадут 710 тыс. госслужащих. Бюджеты министерств и ведомств будет урезаны на 19%. Зарплата большинства государственных служащих будет заморожена на два года [7]. Не случайно Лондон так активно выступает против увеличения расходных статей бюджета ЕС.

Меры, направленные на «оздоровление» финансовой системы страны, сдерживают расширение внутреннего рынка и ведут к торможению экономического роста. Отсюда – необходимость проводить экспансионистскую денежно-кредитную политику (политику «дешевых денег»).

В целях бюджетной экономии льготный минимальный порог налогообложения для пожилых людей будет заморожен на нынешнем уровне в 10,5 тыс. фунтов в год и отменен для тех, кто перешагнет 65-летний рубеж после 5 апреля 2013 г. Это означает, что финансовое положение 4,4 млн британцев в 2013–2014 гг. ухудшится в среднем примерно на 83 фунта в реальном исчислении. Кроме того, «детские пособия» будут отменены для тех семей, в которых хотя бы один родитель платит налоги по повышенной ставке 40%, иначе говоря, зарабатывает больше 43 тыс. фунтов в год. В результате в масштабах страны еще 750 тыс. семей перестанут получать пособия на детей [8]. «История показывает, что каждый раз, когда тори снижали налоги, это обходилось людям дороже, – сказал лидер лейбористов Эд Милибэнд. – Когда семьи посмотрят на этот бюджет, увидят падение своего жизненного уровня и рост безработицы, они убедятся в том, что политика коалиции больно бьет, но не работает».

В долгосрочном плане в целях бюджетной экономии предусматривается проведение широкомасштабной пенсионной реформы, в результате чего пенсионный возраст будет поднят до 67 лет. Отчисления от зарплаты на пенсию госслужащих вырастут, выплаты за выслугу лет будут уменьшены [8].

Все эти меры, направленные на «оздоровление» финансовой системы страны, сдерживают расширение внутреннего рынка и ведут к торможению экономического роста. Отсюда – необходимость проводить экспансионистскую денежно-кредитную политику (политику «дешевых денег»). Великобритания не входит в еврозону и проводит самостоятельную денежно-кредитную политику, благодаря чему ей легче бороться с дефицитом бюджета, чем странам зоны евро.

Банк Англии стимулирует реальный сектор экономики и рост потребления дешевым кредитом и эмиссией новых денег. С целью поощрить экономику он резко уменьшил базовую процентную ставку [7, 9]. Но удержание ее с марта 2009 г. на рекордно низком уровне в 0,5%, минимальном со времени основания британского ЦБ, сделало этот инструмент кредитно-денежной политики неэффективным: оперировать им для снижения курса национальной валюты и повышения денежной массы стало практически невозможно.

В этих условиях на передний план вышла программа количественного смягчения – нетрадиционный метод регулирования государственных денежных вливаний в экономику путем увеличения объема активов, прежде всего, государственных ценных бумаг, выкупаемых с рынка с целью наращивания денежной массы в стране. Программа количественного смягчения впервые была осуществлена в Великобритании в марте 2009 г. К началу 2013 г. общий объем активов, выкупаемых с рынка, на балансе Банка Англии вырос до 375 млрд фунтов, что составляет примерно четверть от ВВП Великобритании [9]. Характерно при этом заявление бывшего управляющего Банком Англии М. Кинга: «Печатание денег – не манна небесная, факторы, приводящие к спаду, носят долгосрочный характер, только постоянные инъекции могут поддерживать активность, но они не могут продолжаться бесконечно».

Курс на модернизацию экономики

Фото: tothetick.com
Банк Англии

В последнее время в экономической политике Великобритании постепенно смещаются акценты – с антикризисных мер на решение долгосрочных стратегических задач модернизационного характера. Разработана Программа роста, которая включает пакет мер, призванных придать динамизм экономике. На повестке дня – создание сбалансированного хозяйства, которое должно в большей мере опираться на сбережения, частные инвестиции и экспорт, а также на реальный сектор экономики и меньше зависеть от государственных и потребительских расходов и сферы услуг, в первую очередь финансовых, диверсификации производства. Особое внимание в Программе уделяется производству товаров с высокой добавленной стоимостью.

Речь идет, во-первых, о реиндустриализации экономики, разумеется, на новой технологической основе. В связи с этим в стране широко обсуждается так называемая британская дилемма, суть которой состоит в том, чтобы изменить баланс в пользу реального сектора.

Но как это сделать, когда финансовый сектор во многом определяет лицо британской экономики и вносит большой вклад в ВВП? Финансовая отрасль более важна для Великобритании, чем для других европейских стран: ее доля в британском ВВП – 8,5% по сравнению с 5% в еврозоне. По своим размерам она уступает лишь США и Японии. Еще 3% ВВП создается в сфере деловых услуг, тесно связанных с финансами, – аудиторских, бухгалтерских, юридических, консалтинговых и т.д. [10]. Финансовый сектор обеспечивает поступление в бюджет до четверти корпоративного налога. Ущемление интересов этого сектора способно нанести значительный ущерб экономике и подорвать позиции Великобритании в мире.

Повысить стабильность банковского сектора призвана реструктуризация крупных банков.

В этих условиях правительству и Банку Англии сложно выработать сбалансированный подход в отношении Сити – одного из основных источников налоговых поступлений. С одной стороны, власти стремятся защитить финансовый сектор, противодействуя инициативам Брюсселя по введению налога на транзакции и созданию единого европейского банковского союза. С другой стороны, Лондон вынужден ужесточать регулирование этого сектора, делая его менее конкурентоспособным. Уже сегодня лондонский Сити ощущает острую конкуренцию со стороны Нью-Йорка, Сингапура и Гонконга.

Для преодоления этого противоречия необходимо повысить эффективность банковской системы. Неэффективная координация действий Казначейства, Управления по финансовому регулированию и надзору, а также Банка Англии привела к развалу института мегарегулятора и способствовала углублению финансового кризиса. Отсюда – необходимость совершенствовать систему финансового регулирования, выстроить ее новую архитектуру. В связи с этим правительство упразднило систему регулирования, сформированную лейбористами в 1997 г. Создан новый надзорный орган – Управление пруденциального надзора, в функции которого входят предупреждение неблагоприятных событий и совершение превентивных (пруденциальных) действий по поддержанию стабильности в финансовом секторе. Данное ведомство займется регулированием деятельности организаций, которые принимают денежные средства во вклады, оказывают страховые и инвестиционные услуги. Управление будет сотрудничать с Комитетом по финансовой политике, другим новым подразделением Банка Англии, регулятором британской экономики. Одно из главных требований Лондона в ЕС – сохранить национальную систему регулирования банковской деятельности.

Важнейшее значение придается содействию инновационному развитию.

Повысить стабильность банковского сектора призвана реструктуризация крупных банков. Отделение розничных операций (работа с депозитами населения, кредитование физических лиц и малого бизнеса) от остального спектра финансовых услуг, прежде всего, от инвестиционной деятельности банков позволит властям исполнять гарантии по страхованию вкладов, но избавит от необходимости в случае кризиса поддерживать рискованные инвестиционные операции банков. Обсуждается вопрос о снижении концентрации в банковском секторе, т.е. о раздроблении крупнейших банков. Кризис показал, что крах одного из них может привести к кризису всей банковской системы. Предполагается, что ранее национализированные банки будут разделены на части и приватизированы.

Важнейшее значение придается содействию инновационному развитию. По словам канцлера Казначейства Дж. Осборна, он хочет видеть Британию технологическим центром Европы. Примечательно заявление министра по делам бизнеса, инноваций и профессионального образования В. Кейбла, сделанное в октябре 2011 г.: «Экономисты могут не соглашаться по многим вопросам. Но все согласны с тем, что в зрелой экономике долгосрочный рост зависит от инноваций, т.е. внедрения новых технологий в производство… Основной вопрос политики – что должно делать правительство для стимулирования инноваций» [11].

Разрабатываются приоритеты научно-технического развития страны. В настоящее время к ним отнесены новые материалы, медицинские технологии и здравоохранение, креативная и «цифровая» экономика, перспективная энергетика, электроника и наноэлектроника, транспорт, информационные и коммуникационные технологии, защита коммуникационной инфраструктуры, биотехнология, интеллектуальные системы управления, рациональное природопользование.

В 2011 г. правительство выделило свыше 200 млн фунтов на создание сети центров технологии и инноваций для развития высокотехнологичных отраслей экономики [11]. Выступая перед представителями Конфедерации британской промышленности, Д. Кэмерон заявил, что эта мера призвана усилить связи между университетами и бизнесом, способствовать коммерциализации результатов научных исследований и разработок, облегчить доступ бизнеса к новому оборудованию и экспертизе, финансовым ресурсам, помочь ему осуществлять собственные научно-исследовательские разработки. В октябре 2011 г. на базе семи университетских исследовательских центров был открыт первый Центр технологии и инноваций, деятельность которого нацелена на поддержку компаний, занятых производством и дизайном продукции с высокой добавленной стоимостью [11].

Фото: independent.co.uk
Единственная в Уэльсе АЭС «Уилфа».
Первый реактор остановлен в 2012 г.,
второй работает до 2014 г.
Д. Кэмерон заявил о необходимости
построить новое поколение атомных
электростанций взамен 9 АЭС, доживающих
свой век.

Продолжается реализация национального плана развития инфраструктуры, который предусматривает, в частности, выделение в течение ближайших пяти лет 200 млрд фунтов на развитие транспорта, энергетики, связи, систем водоснабжения и переработки отходов. Растут инвестиции в «зеленую экономику». Меры по рационализации регулирования законодательства в области экологии позволят бизнесу сэкономить в ближайшие пять лет 1 млрд фунтов. Капитал Зеленого инвестиционного банка увеличивается до 3 млрд фунтов [12]. Что касается энергетики, то здесь назрели вопросы о замене электростанций, работающих на каменном угле, об инвестировании средств в современные электростанции на природном газе (они должны стать основой британской электроэнергетики) и в энергетику на основе возобновляемых источников, прежде всего, энергии ветра. Д. Кэмерон также заявил о необходимости построить новое поколение атомных электростанций взамен 9 АЭС, доживающих свой век.

В марте 2012 г. британский премьер-министр предложил привлечь средства частных инвесторов, включая пенсионные и суверенные фонды, к управлению автодорогами. Предполагается увеличить количество платных дорог. Д. Кэмерон подчеркнул также необходимость развития жилищного строительства с учетом современных норм экологии и градохозяйства, совершенствования услуг связи.

Вводятся меры, призванные увеличить занятость в частном секторе в регионах, развивающихся темпами ниже средних по стране (кроме Лондона и юго-востока). В стране образована 21 зона предпринимательства, в которых установлен высокоскоростной Интернет, действуют пониженные ставки налогообложения, упрощенные системы регулирования и планирования.

Изменения затронули и налоговую систему. Приоритетами стали дальнейшее уменьшение налоговой нагрузки на бизнес, которая в последние годы оказалась существенно выше, чем в других ведущих развитых странах, и упрощение системы взимания налогов. В апреле 2011 г. ставка налога на доходы корпораций была снижена с 28% до 26%, а с апреля 2012 г. – до 24%. «Дорожная карта» реформирования налога на доходы корпораций предусматривает снижение этой ставки к 2014 г. до 22%, после чего она будет ниже, чем в других ведущих развитых странах [13]. Чтобы компенсировать потери бюджета, правительство сосредоточилось на повышении собираемости налогов. Дело в том, что корпорации нередко злоупотребляют трансфертным ценообразованием, стремясь перевести прибыль в юрисдикции с мягким налоговым климатом.

Большое внимание по-прежнему уделяется стимулированию малого бизнеса. Ставка налога на его доходы уменьшена для компаний с годовой прибылью менее 300 тыс. фунтов с 21% до 20%. Упрощается система взимания этого налога. С апреля 2011 г. налоговый кредит малым и средним компаниям (с числом занятых менее 500) позволяет им вычесть из подоходного дохода сумму равную 100% расходов на НИОКР и дополнительно 100% в виде налогового кредита. С апреля 2012 г. налоговый кредит увеличен до 225% [14]. Правительство объясняет снижение налогового бремени для малого и среднего бизнеса необходимостью сделать экономику страны более конкурентоспособной, ускорить рост ВВП и привлечь иностранные инвестиции.

Поставлена амбициозная задача: увеличить к 2020 г. объем экспорта вдвое – до 1 трлн фунтов [15]. Для решения этой задачи предложено расширить финансовые возможности и активизировать деятельность Департамента гарантирования экспортных кредитов. Предусматривается содействие выходу на внешний рынок малых и средних фирм. Создается более благоприятный экономический климат для прямых иностранных инвестиций. Значительное внимание уделяется привлечению средств суверенных фондов развивающихся стран, в частности Китая.

Одним из последствий ухудшения экономической ситуации в Великобритании и в мире в целом стало изменение структуры внешнеэкономических связей этой страны в пользу крупных развивающихся государств. Значительное падение деловой активности в странах ЕС и особенно долговой кризис в еврозоне вызвали снижение темпов роста товарооборота Великобритании с партнерами по ЕС, а также способствовали эволюции их отношений. Осуществляемые в последнее время руководством Евросоюза меры по укреплению наднационального механизма объединения и углубление интеграции в бюджетно-финансовой сфере вызывают отторжение у Лондона, который не без основания опасается, что эти меры могут подорвать валютно-кредитную независимость Великобритании и позиции Сити как ведущего мирового финансового центра. Отсюда – действия британского правительства, направленные на предотвращение передачи полномочий национального парламента, правительства, Банка Англии центральным структурам сообщества. Более того, консерваторы, учитывая непопулярность среди британцев членства Великобритании в ЕС, приняли решение в случае победы на следующих всеобщих парламентских выборах провести до конца 2017 г. референдум о выходе страны из состава Евросоюза. Заметим, что Великобритания уже сейчас участвует в ЕС с многочисленными оговорками. Например, формально присоединившись к Шенгенскому соглашению, она оставила за собой право сохранять паспортный контроль на своих внешних границах и проводить самостоятельную визовую политику.

Особо следует отметить, что, несмотря на переживаемые Великобританией и Россией экономические проблемы и сохранявшуюся до последнего времени напряженность в политических отношениях, торгово-экономические связи двух стран развиваются по восходящей линии. Важную роль в развитии взаимного товарооборота и инвестиционного сотрудничества играет общность вызовов, с которыми сталкиваются обе страны в условиях усиления взаимозависимости экономик. Во время встречи с Д. Кэмероном в Лондоне в июне 2013 г. президент России В. Путин высоко оценил перспективы торгово-экономических связей между двумя странами. В числе основных сфер сотрудничества были названы космос, атомная энергетика (не только на территории Великобритании и России, но и на территории третьих стран), углеводороды, горно-металлургическая промышленность. По словам В. Путина, Россия заинтересована в том, чтобы «перенимать опыт британской столицы в качестве одного из мировых финансовых центров, работать в области малого и среднего бизнеса».

* * *

Как же можно оценить экономическую политику коалиционного правительства Великобритании?

С одной стороны, полностью преодолеть последствия кризиса пока не удалось. С другой стороны, налицо определенные достижения. За время правления консерваторов и либерал-демократов создано 1,2 млн новых рабочих мест. Возможно, именно поэтому в стране не было массовых протестных движений. Снизился уровень инфляции (с 4,5% в 2011 г. до 2,8% в конце 2012 г.), уменьшились дефицит бюджета (с 11,2% в 2010 г. до 6,9% ВВП за 2012 год) и заимствования государства. В последние месяцы темпы роста экономики ускорились. По прогнозам, в 2013 г. прирост ВВП составит 1,2% [16]; это немного, но больше, чем в Германии и Франции.

Иными словами, на фоне рецессии появились некоторые признаки восстановления британской экономики. В случае улучшения общемировой экономической конъюнктуры и смягчения долгового кризиса в зоне евро восстановление может перерасти в подъем [17].

1. Год планеты. Экономика, политика, безопасность. Ежегодник ИМЭМО РАН. Выпуск 2011 г. М., 2011. С. 298–299; Economic Review, June 2013, July 2013.

2. IMF World Economic Outlook. April 2013. P. 2.

3. Год планеты. Экономика, политика, безопасность. Ежегодник ИМЭМО РАН. Выпуск 2012 г. М., 2012. С. 293.

4. World Economic Forum. The Financial Development Report 2012. P. 291.

5. Europe in Figures. Eurostat Yearbook 2012.

6. Год планеты. Ежегодник ИМЭМО РАН. Выпуск 2011 г. М., 2011. С. 300.

7. Год планеты. Ежегодник ИМЭМО РАН. Выпуск 2012 г. М., 2012. С. 295.

8. Британия в кризисе: тактические меры и стратегические цели. М.: Институт Европы РАН, 2012. С. 15.

9. Bank of England News, July 2013.

10. UK International Financial Services – The Future. A Report from UK Based Services Leaders to the Government. L., 2009. P. 3–6; UK 2004. The Official Yearbook of the United Kingdom and Northern Ireland. L., 2003. Р. 454–464; UK 2005. P. 469; Globalization and the Changing UK Economy. BERR. February 2008. P. 16.

11. BIS. Department for Business, Innovation & Skills. October 11, 2011.

12. BIS. News. October 14, 2011.

13. Год планеты. Ежегодник ИМЭМО РАН. Выпуск 2011 г. М., 2011. С. 302.

14. BIS. About R&D Tax Credits. September 2011.

15. Год планеты. Ежегодник ИМЭМО РАН. Выпуск 2012 г. М., 2012. С. 299.

16. Британия в кризисе: тактические меры и стратегические цели. М., 2012. С. 21.

17. The Guardian, 15 January 2013; The Daily Telegraph, 14 January 2013.

Оцените статью:

  2 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги