Конкурс молодых журналистов-международников 2016


Россия // Аналитика

19 августа 2013

Россия и Запад от Александра до Путина: честь в международных отношениях

Фото:
Николай Зауервейд
Пётр I усмиряет ожесточенных солдат
своих при взятии Нарвы в 1704 году

Интервью

Со времени становления России как великой державы ее внешняя политика находится в центре внимания окружающего мира. В монографии «Россия и Запад от Александра до Путина: Честь в международных отношениях» [1] Андрей Цыганков, профессор международных отношений и политических наук университета Сан-Франциско, обращает внимание на ключевое для российского отношения к миру понятие чести. Российские интересы безопасности и развития определялись, исходя из их соответствия этому понятию, а различные концепции чести способствовали формированию того или иного курса в отношениях с Западом. Россия сотрудничает с Западом, если считает, что западные страны относятся с пониманием к ее понятию чести. Если такого понимания нет, она проводит оборонительную (умеренная изоляция) или наступательную политику. В книге анализируются десять основных периодов в истории отношений России с Западом за последние два столетия. Кроме того, в ней формулируется теория внешней политики государства, объединяющая в себе достижения реализма и конструктивизма.

Андрей Павлович, в Вашей монографии «Россия и Запад от Александра до Путина», изданной на английском языке, Вы выделяете в качестве основного мотива внешнеполитического поведения России понятие «честь». Не могли бы Вы раскрыть суть этого понятия?

Фото: Андрей Цыганков

Я пользуюсь модифицированным определением Джеймса Боумана. Честь в международной политике связана с готовностью государства защищать достоинство и взятые на себя обязательства перед значимым социальным сообществом, внутренним или внешним. Честь задает стандарты поведения и влияет на решения государства в не меньшей степени, чем так называемый национальный интерес. Государства, как и люди, живут не хлебом единым, они нуждаются в миссии, идее, ценностях, т.е. в идеалах, суть которых частично передается понятием чести. В последнее время в литературе по международным отношениям существенно возрос интерес к нематериальным категориям, таким как репутация, статус, престиж, эмоции и т.д. Честь связана не только с борьбой за безопасность, власть и престиж в международной политике, но и с защитой внутренних социально-культурных институтов.

– Можно ли считать, что понятие «честь» открывает путь к пониманию России?

Надеюсь, что это так, ведь смысл российского понятия чести помогает понять действия страны на международной арене. Каждое государство стремится отстаивать идеалы чести и достоинства в мировой политике, которые отчасти определяются структурой международной системы и задаваемой ею борьбой за власть, престиж и безопасность. Но у каждого народа и культурно-этнического сообщества, особенно у такого крупного и значимого как русский народ, исторически складывается свое собственное понимание чести, вытекающее из его социокультурного опыта. Как писал в свое время мыслитель эмиграции Георгий Федотов, «у каждого народа есть своя родина, но только у нас Россия». Российская идея чести особая – она включает в себя, помимо державности, общинно-православную идею трансэтничности, сильного государства и экономической справедливости. Хорошо известно, что в XIX веке Россия воевала не только за расширение границ, но и за честь и достоинство православных на Балканах. Коммунистическая идея, при всех ее отличиях от традиционной «русской идеи», содержала в себе мотивационные компоненты чести и обосновывала необходимость поддержки зарубежных компартий не только соображениями державности. Выявить компоненты чести, формирующиеся в посткоммунистический период, – задача сложная, но без ее решения полное понимание внешней политики современной России не будет достигнуто.

Вы выделяете три модели поведения России в отношениях с Западом, которые характерны для разных исторических периодов: сотрудничество, защитное поведение, самоуверенное поведение. Элементы какой модели превалируют сегодня? Как Вы можете охарактеризовать современные отношения России и Запада?

В своей книге я пишу о трех моделях поведения российского государства в мире и связываю их с модификациями понятия чести в истории России. Эти модификации созвучны различным вариациям понимания чести в русском языке, связываемым с верностью взятым на себя обязательствам, достоинством и славой. Соответственно, я говорю о чести-верности, чести-достоинстве и чести-славе, которые трансформируются во внешней политике в политику сотрудничества, умеренной изоляции и наступательности в отношении западных стран. Выбор той или иной политики определяется, во-первых, тем, признает ли Запад российские интересы и идею чести, во-вторых, внутренней уверенностью России и степенью ее готовности настаивать на законности своего понимания.

Описываемые мной модели отношений с Западом прослеживаются на протяжении последних двух столетий со времени поражения Наполеона. Примеры политики сотрудничества – Священный союз после наполеоновских войн, Антанта, коллективная безопасность 1930-х годов, союзничество против фашизма во Второй мировой войне, война с терроризмом в XXI веке. В каждом из этих случаев – во многом под влиянием общности угрозы – российские интересы и идея были временно восприняты Западом, а Россия выстраивала свои отношения с западными странами, руководствуясь честью-верностью взятым на себя международным обязательствам. Если российские идеалы чести-верности не воспринимались Западом, то Россия либо уходила в умеренную изоляцию (в случае внутренней слабости), либо проводила наступательную политику (в случае внутренней силы и уверенности), либо маневрировала. В качестве примеров умеренной изоляции я рассматриваю период сосредоточения России после поражения в Крымской войне в середине XIX века, политику мирного сосуществования после поражения идеи «мировой революции» и попытку гибких союзов Евгения Примакова во время его пребывания на посту министра иностранных дел РФ. Примером наступательности России может служить ее поведение в Крымской войне, «холодной войне» и в военном конфликте с Грузией.

Что касается современной российской политики, то я попытался описать и объяснить ее в отдельной книге, переведенной на русский язык, – «Внешняя политика России от Горбачева до Путина: формирование национального интереса» (М., 2008). Думаю, что сегодня Россия в основном маневрирует, стремясь синтезировать различные принципы и модели поведения. Такое стремление, на мой взгляд, связано как с непоследовательной позицией США и Евросоюза в отношении России, так и с относительной внутренней слабостью страны (терроризм, подъем этнонационализма, коррупция, замедление темпов экономического роста). Например, курс Дмитрия Медведева на выстраивание «союзов модернизации» был во многом продиктован осознанием опасности энергозависимости России в условиях глобального экономического кризиса. Этот курс оказался новой редакцией чести-верности, в то время как современная политика Владимира Путина вновь напоминает о важности чести-достоинства и чести-славы. Об этом свидетельствуют, в частности, жесткий ответ на принятый Конгрессом США закон Магницкого и разрешение Сноудену временно проживать в России. Путин – не противник сотрудничества с Западом, если оно осуществляется на выгодных для России условиях. При этом у него имеется независимая от западной повестка развития (Евразийский союз, особые отношения с Китаем и рядом государств Ближнего Востока), которую он готов продвигать при наличии соответствующих ресурсов.

Как бы Вы охарактеризовали восприятие России западным сообществом политиков и академическим сообществом специалистов-международников?

В западном политическом сообществе Россия воспринимается либо как стратегический противник, либо как не заслуживающая серьезного партнерства держава. Сторонников широкомасштабного взаимовыгодного партнерства в политических классах США и ЕС чрезвычайно мало. Думаю, что доминируют сегодня те, кто считает Россию слабой и в основном (кроме ядерного оружия, ресурсов и территории) второразрядной державой. Таков, увы, современный имидж страны, и в его формирование вносят свой вклад не только страдающие русофобскими настроениями СМИ, но и сама Россия с ее коррупционными проблемами, рейдерством, растущим этнонационализмом и эксцессами «управляемой демократии». Академическое сообщество сложнее по своей структуре, но и здесь превалируют скептики, а не те, кто симпатизирует политике российского государства и верит в его возрождение.

Что, на Ваш взгляд, необходимо предпринять для формирования благоприятного имиджа России в мире? Или же внешнеполитический образ не важен для выстраивания конструктивных отношений с Западом?

Изменить имидж России в мире необходимо, но чрезвычайно сложно, и мобилизацией инструментов «мягкой власти» проблему не решить. Ведь Россия – не Грузия, а огромная трансконтинентальная держава со сложным комплексом интересов и ценностей, существенно отличающихся от западных и нуждающихся в четком формулировании и защите. Приглашать за свой счет на политические форумы западных специалистов в целях изменения российского имиджа вряд ли имеет смысл, особенно если при этом делается расчет на переубеждение тех, кто изначально настроен антироссийски. Гораздо важнее ориентироваться на оказание помощи тем, кого не надо переубеждать в значимости и незлонамеренности России. Нужно хотя бы точечно помогать им выживать и развиваться. Не менее важно делать все необходимое для искоренения основ негативного имиджа у себя дома, поскольку успешная внешняя политика всегда опирается на успешные внутренние преобразования.

Наконец, важна целенаправленная работа по формированию внутреннего содержания имиджа России. Пиарщики и имиджмейкеры (не преуменьшая значимости их труда) здесь не помогут, ведь их задача – шлифовать и продвигать уже созданное. Нужно создать такой образ страны, который вберет в себя лучшие компоненты российской чести, но без противопоставления России Западу. Кстати, за исключением советского периода Россия никогда не формулировала свои ценности как антизападные. Речь всегда шла о формировании и защите ценностей, традиционно уважавшихся в западных странах, – о христианском гуманизме, межэтническом диалоге, сильном государстве и социальной справедливости. Сегодня задача состоит в том, чтобы выработать новый, приемлемый для России синтез этих ценностей. Думаю, что в этих ценностях немало универсального, и это должно облегчить задачу их будущей защиты и продвижения в мире.

1. Tsygankov A.P. Russia and the West from Alexander to Putin: Honor in International Relations. Cambridge: Cambridge University Press, 2012. 325 p.

Беседовала Наталья Евтихевич, программный менеджер РСМД

Оцените статью:

  1 Комментировать
Вы хотите стать автором РСМД или задать вопрос нашему редактору? Связь с редакцией РСМД - editorial@russiancouncil.ru

Комментарии:


Добавить комментарий

Все теги