Блог Юлии Тимофеевой

Этнофедерализм в Бельгии

7 Марта 2019
Распечатать

Бельгия широко известна своей консоциативной моделью управления и практиками, которые применяются многонациональными федерациями с целью регулировать этнолингвистический раскол, сохраняющийся на протяжении долгого времени. С 1993 года Бельгия является этнической федерацией. По мнению многих исследователей, этнофедерализм выступает в роли интегрирующего фактора. В этнической федерации Бельгии уживается население, совершенно непохожее друг на друга в культурном, экономическом и политическом смыслах. Бельгийского языка как такового не существует. Фламандцы, проживающие в северной части страны, говорят на нидерландском языке, южане-валлоны — на французском. На востоке королевства — немецкоязычное сообщество. Взятый в Бельгии курс на этнофедерализм в немалой степени помог сохранить целостность государства. Однако до сих пор валлоно-фламандское противостояние носит напряженный характер и ставит под угрозу единство Бельгии, поэтому роль этнофедерализма в Бельгии неоднозначна. Продолжаются споры по поводу эффективности данной формы государственного устройства в этой стране. Возникает вопрос о перспективах сохранения этнофедерализма в Бельгии.

crisis_leon_directions_brussels.si.jpg

Фото: RT

Этнофедерализм: понятие, основные характеристики, значение

По данным международной организации Forum of Federations 14 из 25 существующих федераций - этнические. Этническая федерация представляет собой федерацию, в которой два или более субъекта образованы по этническому, а точнее этнотерриториальному, принципу. Другими словами, административные границы совпадают с границами проживания той или иной этнической группы[i]. По мнению М.Бёрджесса, в этнически разнородном обществе нет альтернативы этнофедерализму[ii]. В отличие от территориальной федерации, институализация в этнических федерациях имеет ряд особенностей. Она должна быть направлена на реализацию первостепенных интересов этнических групп, введение гарантий их равноправия, а также на интеграцию этих групп в единое и стабильное общество, основанное на общегражданской идентичности. В условиях многосоставных обществ этнофедерализм связан с задачей сохранения управляемости страной и сдерживания сепаратистских устремлений регионов. Этническая федерация — способ удовлетворения коренных интересов нации, в первую очередь, в области этнической культуры, языка, традиций, сохранения этнической идентичности. Этнофедерализм — это также возможный интегрирующий фактор этнически многообразного общества, инструмент сохранения целостности государства[iii].

Отношение исследователей к этнофедерализму противоречиво. Сторонники утверждают, что институты этнофедерализма могут поддерживать мир, потому что способны отвечать целям регионального или субрегионального самоопределения. Противники настаивают на том, что такие институты могут создавать или усиливать этнические идентичности и ставить под угрозу целостность государства (этнофедерации нестабильны, приводят к разрушению государства).

Развитие бельгийской государственности и франко-фламандский конфликт

По решению Венского конгресса 1815 года Бельгия находилась в составе Нидерландского Королевства, из которого она вышла в 1830 году, став независимым государством. Стоит отметить, что отделению Бельгии поспособствовала Франция. В 1830 году проживающие на территории Бельгии этнолингвистические группы оказались в неравном положении. Французский язык был единственным государственным языком, используемым в образовании, правосудии, армии, прессе. Франция оказывала поддержку валлонам, сделав их доминирующей и политически, культурно, экономически привилегированной группой в ущерб фламандцам. Фламандцы были недовольны своим положением, и они всё активнее требовали предоставления автономии и права на самоопределение. Численность валлонского населения была значительно меньше фламандского, а на нидерландском языке говорило большая часть населения.

В 1847 г. фламандцы создали движение, чтобы бороться за равенство фламандского и французского языков. С принятием закона о «двуязычности» в 1898 г. появились надписи на двух языках на почтовых марках, денежных купюрах, а законы стали публиковаться на фламандском и французском языках.

В это время в Валлонии также существовали идеи об установлении автономии региона, чтобы возродить его экономику, получив больший контроль над ней.

В 1920-е гг. было официально закреплено равенство двух языков (сейчас государственными языками являются французский, нидерландский, немецкий): официальным языком Фландрии стал нидерландский, а провинций Валлонии - французский. Столица Брюссель осталась двуязычной. Однако конфликт продолжался, потому что он не ограничивался противоречиями по вопросам языка.

Сначала угольная и сталелитейная индустрия Валлонии определяли благосостояние страны. Бельгия стала одним из индустриальных лидеров Европы. Преимущественно сельскохозяйственному региону, Фландрии, отводилась второстепенная роль. Однако стагнация угольной промышленности и сокращение притока инвестиций с 1960-х годов в Валлонии привели к тому, что ранее бедная Фландрия вскоре стала экономически более развитым регионом Бельгии. Она оказалась более успешной в привлечении прямых иностранных инвестиций и развитии средних предприятий и отраслей обслуживания[iv].

Во второй половине XX века было законодательно закреплено существование трех культурных общин: франкофонной, фламандской и германоязычной. Происходила постепенная реорганизация государственного устройства, Бельгия перестала быть централизованной. Переход к федерации начался в 1970 году, но государство было официально провозглашено федерацией лишь в 1993 году.

В 2000-х годах начался новый виток кризиса. Валлония и Брюссель, охватываемые безработицей и низкой производительностью труда, по факту «выживали» за счёт средств Фландрии, замедляя, по мнению националистов, развитие региона. Фламандские партии стали силами, содействующими развитию национализма. В 2014 г. представители фламандского национализма (партия «Новый фламандский альянс») завоевали победу на выборах и получили около 20 % мест в бельгийском парламенте.

Суть конфликта

Позиция фламандцев. Фламандцы выступают за налоговую и финансовую автономию, за передачу социально-экономической политики, юстиции, здравоохранения с федерального уровня на региональный, отмену языковых льгот для франкофонов, противостояние расширению территорий с франкоговорящим населением.

Позиция валлонов. Валлоны недовольны запретом французского языка на территории Фландрии и амбициями фламандцев по вопросу о повышении роли нидерландского языка, у них есть беспокойства о принадлежности ряда приграничных коммун, требуют снять территориальную и языковую блокаду Брюсселя и сохранить языковые льготы.

Характеристики этнофедерализма в Бельгии

Этнофедерализм в Бельгии объединяет людей, которые имеют различное происхождение, язык и культуру, в целях установления общего политического союза. Он нацелен на сохранение многообразия культур и закрепляет это многообразие институционально[v].

В отличие от некоторых других федераций, в Бельгии существует конфликт не между федеральным центром и субъектами федерации, а между двумя частями страны — Валлонией и Фландрией. Фламандцы, на долю которых приходится 58% населения, — это численно доминирующая этнолингвистическая группа в Бельгии. Валлоны составляют лишь 32% населения страны, а численность говорящих на немецком языке бельгийцев — 67 тысяч человек. С этим связан перевес фламандцев в Палате представителей, депутаты которой выбираются всем населением в результате прямых выборов[vi].

Бельгия — пример воплощения биполярного федерализма. Он имеет свои положительные черты и недостатки. Процесс деволюции - передачи центральными властями части полномочий местным органам власти - в Бельгии, связанный с образованием федерации, поспособствовал относительному ослаблению напряжённости между двумя этнолингвистическими группами. Следовательно, была обеспечена относительная стабильность в государстве. Большая часть населения Бельгии идентифицирует себя с Бельгией. Однако помимо преимуществ, бельгийский федерализм обладает недостатками. Один из них заключается в том, что, процесс деволюции приобретает в Бельгии довольно интенсивный характер, что ставит под угрозу существование федерального центра[vii].

Этнический федерализм помог предотвратить более страшное развитие событий. Однако историческое развитие государства, несвоевременное принятие мер, стремление одних групп извлекать выгоду из менее завидного положения других групп предопределили то, что этнофедерализм в Бельгии не может разрешить существующие проблемы.

Возможные сценарии развития событий

Д. Горовиц в своей работе «Этнические группы в конфликте» разделяет группы на «продвинутые» и «отстающие» (по позиции в экономическом пространстве страны, измеряемом доходом на душу населения). В зависимости от типа региона с одноименными категориями эти группы разделяются на склонные к сецессии и не способные к ней. К первым относятся отсталые группы в отсталых регионах и продвинутые в продвинутых (первым нечего терять, вторым не хочется платить за остальных). Продвинутые группы в отстающих регионах не расположены к отделению, поскольку получают выгоды от своего положения, а отстающие группы в продвинутых регионах не обладают необходимыми ресурсами[viii]. Взяв данную теорию за основу, можно сделать вывод о том, что сецессия в Бельгии вполне возможна: Бельгия — «продвинутый регион», Фландрия — «продвинутая группа», не желающая «платить за остальных».

Итак, первая возможность - сохранение противоречий, сохранение целостности государства, отсутствие существенных изменений. Данный сценарий представляется наиболее вероятным, ведь конфликт продолжается уже многие годы, а институты этнофедерализма доказывают свою состоятельность в сдерживании сторон в их стремлениях к сецессии. Согласно опросу, более 72% бельгийцев соглашаются, что граждане Бельгии имеют много общего. Более того, существует наднациональная идентичность: и валлоны и фламандцы являются европейцами. Около 70% бельгийцев считают себя гражданами ЕС. Именно в Брюсселе расположена штаб-квартира Европейского союза

Второй вариант — раскол Бельгии. Но независимость как Фландрии, так и Валлонии будет спорной при таком исходе событий. Новое суверенное государство, каким стала бы Фландрия, вряд ли сразу будет воспринято другими государствами как равный партнёр, и на политику Фландрии будут оказывать влияние другие государства, прежде всего, её «соседи» и власти ЕС. Валлония не обладает достаточным экономическим потенциалом, поэтому может войти в состав Франции.

Третий вариант — создание конфедерации. В результате этого, фламандцы и валлоны обрели бы практически полную самостоятельность, но передали бы часть своих полномочий совместным органам власти для координации действий по некоторым вопросам. Как правило, это внешняя политика и оборона.

Заключение

Валлоно-фламандское противостояние не было разрешено путем установления этнической федерации в Бельгии. Многие эксперты отмечают слабость бельгийского федерализма и силу сепаратистских настроений в стране, особенно во Фландрии. В настоящее время можно наблюдать подъем национализма в Бельгии, подпитываемый действиями и лозунгами этнорегиональных партий. Тем не менее, институты этнофедерализма в Бельгии способны смягчить конфликт, что доказано историей развития франко-фламандского противостояния. М.Х.Фарукшин верно подметил, что «этничность сама по себе — политически нейтральное явление, не содержащее в себе каких-либо целей. До тех пор, пока ни одна этническая группа не претендует на особый статус в обществе и государстве, нет оснований считать этнофедерацию источником напряженности». Проблема сохраняющегося конфликта в Бельгии заключается именно в том, что этнические группы требуют больших прав и особого статуса. Этнофедерализм в определённой степени сглаживает противоречия. Необходимо учесть, что выбор в пользу альтернатив этнической федерации приведет к непредсказуемым последствиям и высоким издержкам для сторон конфликта. Поэтому сохранение этнофедерализма в Бельгии представляется наиболее вероятным сценарием развития событий.





[i] Фарукшин М.Х. Институциональные основы этнических федераций // Полис - №2 – 2017. – С.103.


[ii] Там же, С.104.


[iii] Фарукшин М.Х. Институциональные основы этнических федераций // Полис - №2 – 2017. – С.105.


[iv] Фарукшин М.Х. Этничность и федерализм: возможность сочетания или тотальная несовместимость // ПОЛИТЭКС, 2008 - №2. – С. 14.


[v] Addis M. The Role of Ethno-Federalism in Regulation of Ethnic Conflicts: the case of Belgium // Centre for Federal Studies, Addis Ababa University – February – 2013. – Pp.5-6.


[vi] Фарукшин М.Х. Этничность и федерализм: возможность сочетания или тотальная несовместимость // ПОЛИТЭКС, 2008 - №2. – С.14.


[vii] Фарукшин М.Х. Этничность и федерализм: возможность сочетания или тотальная несовместимость // ПОЛИТЭКС, 2008 - №2. – С.14-16.


[viii] Horowitz D. Ethnic groups in conflict. Univ of California Press, 1985. – 720 p.


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

    Загрязнение окружающей среды  
     474 (59.03%)
    Терроризм и экстремизм  
     390 (48.57%)
    Неравномерность мирового экономического развития  
     337 (41.97%)
    Глобальный системный кризис  
     334 (41.59%)
    Гонка вооружений  
     308 (38.36%)
    Бедность и голод  
     272 (33.87%)
    Изменение климата  
     251 (31.26%)
    Мировая война  
     219 (27.27%)
    Исчерпание природных ресурсов  
     212 (26.40%)
    Деградация человека как биологического вида  
     182 (22.67%)
    Эпидемии  
     158 (19.68%)
    Кибератаки на критическую инфраструктуру  
     152 (18.93%)
    Недружественный искусственный интеллект  
     74 (9.22%)
    Падение астероида  
     17 (2.12%)
    Враждебные инопланетяне  
     16 (1.99%)
    Другое (в комментариях)  
     10 (1.25%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся