Блог Валерии Рузаковой

Арктическая стратегия ЕС: интегрированный подход 2016

29 Августа 2016
Распечатать

27 апреля 2016 г. Верховным представителем Европейского союза (ЕС) по иностранным делам и политике безопасности, Заместителем Председателя Европейской Комиссии Ф. Могерини было утверждено Совместное коммюнике Европейской комиссии Европейскому парламенту и Европейскому совету «Интегрированная политика Европейского союза в Арктике» [1]. В данной статье будет представлен краткий обзор ключевых положений данного документа, а также проанализировано его соотношение с приоритетами России в Арктике, потенциальное значение для регионального международного сотрудничества.

           

Рассматриваемый политический документ является наиболее актуальным отражением стратегии ЕС в Арктике. К основным предыдущим источникам относятся: Коммюнике Европейской комиссии Европейскому парламенту и Европейскому совету “ЕС и Арктический регион” 2008 г., Резолюция Европейского парламента “Устойчивая политика ЕС в Арктике” 2011 г., Совместное коммюнике Европейской комиссии Европейскому парламенту и Европейскому совету “Развивая политику ЕС в Арктическом регионе: прогресс с 2008 года и следующие шаги” 2012 г., Резолюция Европейского парламента по стратегии ЕС в Арктике 2014 г., Заключение Европейского совета по развитию политики ЕС в Арктическом регионе 2014 г. Следует также отметить, что стратегия ЕС в Арктике находила свое частичное развитие в ряде отраслевых документов ЕС (например, в Концепции программы “Северное измерение” 1997 г., Зеленой книге “К будущей морской политике ЕС: европейский подход к морям и океанам” 2006 г., Стратегии морской безопасности ЕС 2014 г.).

 

Фото: Европейская комиссия

Совместная пресс-конференция Ф.Могерини и К.Велла 

         

«Интегрированная политика Европейского союза в Арктике» - первый документ ЕС, где утверждается, что к стратегическим интересам Союза относится его намерение играть в Арктике ключевую роль [2]. ЕС объясняет свою заинтересованность в Арктическом регионе следующими причинами: три страны-члена Союза являются арктическими странами (Королевство Дания, Финляндия, Швеция), Исландия и Норвегия являются членами Европейской экономической зоны, а Канада и США являются стратегическими партнерами ЕС. Подчеркивается, что Гренландия, автономия Королевства Дания, не является членом ЕС, но осуществляет тесное сотрудничество с Союзом в рамках целого ряда отраслевых соглашений и программ. Кроме того, ключевой идеей во всех программных документах является мысль о взаимовлиянии климатических и экологических процессов в Арктике и Европейском регионе.

           

В рассматриваемом документе выделено три приоритетных направления деятельности ЕС в Арктике: “Изменение климата и охрана окружающей среды в Арктике”, “Устойчивое развитие в Арктике и вокруг нее”, “Международное сотрудничество по арктическим вопросам”.

           

Свою деятельность по вопросам изменения климата и охраны окружающей среды (ООС) в Арктике ЕС намерен развивать в трех сферах: научные исследования (здесь особый интерес представляет стремление ЕС обеспечить полный международный доступ к арктической исследовательской инфраструктуре и собранной информации), снижение выбросов углекислого газа, метана и черной сажи в Арктике и защита биологического разнообразия в Арктике (ЕС выступает за создание особо охраняемой природной территории - ООПТ в центральной части Северного ледовитого океана - СЛО).

           

В сфере устойчивого развития ЕС предполагает сделать акценты на следующих вопросах: поддержка инноваций и стимулирование инвестиций в инфраструктурные проекты (в качестве специального инструмента для реализации этих целей ЕС выступил с инициативой запуска к 2017 г. Европейского арктического форума заинтересованных сторон из стран-членов Европейского союза, Норвегии, Исландии и Гренландии – в перспективе планируется сделать мероприятие ежегодным), развитие космических технологий (предполагается, что работа программы непрерывного мониторинга поверхности Земли “Коперник” и спутниковой системы “Галилео” позволит дополнить существующие возможности арктического мониторинга), усиление безопасности морского судоходства в Арктике (отдельного внимания заслуживает призыв ЕС к созданию сети взаимодействия в Арктике и Атлантике по обеспечению безопасности морского судоходства “в условиях повышения рисков от развития судоходства по Северному морскому пути”).

           

Диалог в рамках международного сотрудничества по Арктическим вопросам ЕС намерен выстраивать: на площадке ООН и международных форумов (среди которых центральным ЕС признает Арктический совет, где стремится получить статус наблюдателя), на уровне двустороннего сотрудничества (где взаимодействие планируется осуществлять не только с арктическими государствами, но и со всеми заинтересованными “внерегиональными” странами), а также напрямую с коренными народами Арктики.

           

Специальный акцент в рамках международного диалога по арктическим вопросам ЕС стремится делать, во-первых, на продвижении инициативы по созданию ООПТ в центральной части СЛО (кроме того, предлагается подписание международного соглашения по регулированию рыболовства в данном районе, а также создание специального регулирующего органа), а во-вторых – на развитии международного научного сотрудничества в Арктике (что предполагает продвижение идеи о предоставлении полного международного доступа к арктической исследовательской инфраструктуре и собранной информации, а также реализацию инициативы по созданию сети международного взаимодействия в Арктике и Атлантике – в частности, в рамках Трансатлантического океанического и арктического исследовательского союза, объединяющего ЕС, Канаду и США).

           

В заключение документа Европейская комиссия призвала Европейский совет создать рабочую группу, а Европейский парламент – делегацию по вопросам Арктики и северного сотрудничества.

           

Анализируя рассматриваемый документ с точки зрения позиций России в Арктике, к положительным аспектам европейской стратегии можно отнести декларируемую готовность ЕС к диалогу со всеми арктическими странами (документ не содержит каких-либо оговорок и исключений), признание роли Арктического совета как центрального международного форума в Арктическом регионе и готовность ЕС к отраслевому взаимодействую с Арктическими странами по ключевым вопросам развития Арктики. Следует отметить, что в данном документе были выбраны сравнительно более “мягкие” формулировки и исключены наиболее противоречивые положения предыдущих документов (которые, в частности, могли бы стать дополнительным препятствием для получения Европейским союзом статуса наблюдателя в Арктическом совете).

 

Источник: Официальный аккаунт Европейской комиссии в Твиттере

           

Тем не менее, целый ряд аспектов рассматриваемого документа вызывают настороженность:

 

1. Из стратегии явно следует стремление ЕС к максимальной “интернационализации” арктических вопросов, намерение не только принимать участие в устоявшихся форматах и программах регионального развития, но и запускать новые, конкурирующие проекты с расширенным составом участников. Привлекает внимание стремление ЕС усиливать международное сотрудничество в регионах Арктики и Атлантики, не предполагающее должное включение России в такие форматы.

 

2. Преувеличенной представляется изложенная Европейским союзом оценка существующего регулирования международно-правового статуса СЛО как принципиально недостаточного, требующего срочного дополнения (этим ЕС, например, мотивирует идею о выработке дополнительного соглашения по регулированию рыболовства в регионе). Напротив, как зафиксировали все арктические прибрежные государства в Илулиссатской декларации 2008 года, существующий правовой режим Арктики достаточен и не требует создания нового [4]. Дело в том, что Конвенция ООН по морскому праву 1982 года уже регулирует режим СЛО, Соглашение ООН по рыбным запасам 1995 года и дополнившие его региональные и двусторонние соглашения – вопросы рыболовства, а Международная морская организация (ИМО) – вопросы арктического судоходства. Кроме того, значительная часть деятельности Арктического совета также имеет отношение к вопросам регулирования (и так не столь высокой) человеческой активности в СЛО – особенно активно данная сфера с 2015 года разрабатывается в рамках Целевой группы Арктического совета по морскому сотрудничеству в Арктике. Не подлежит сомнению, что любое сотрудничество и тем более управленческая деятельность в СЛО должны быть основаны на особенно тесных отношениях с прибрежными арктическими государствами (имеющими и реализующими в СЛО свою историческую природоохранную компетенцию), на уважении к их правам согласно принципам и нормам международного права.

 

3. Недостаточно ясно, что именно подразумевает ЕС, декларируя намерение вести «прямой диалог» с коренными народами Арктики, и что именно является целью такого диалога (заметим, как следует из п. 39 Резолюции Европейского парламента “Устойчивая политика ЕС в Арктике” 2011 г.,такой диалог ЕС в особенности стремится вести с угро-финским населением России [3]).

 

4. Наконец, следует отметить избирательную “открытость” ЕС к сотрудничеству в Арктике. В частности, одним из своих ключевых инструментов ЕС видит стимулирование инвестиций в Арктику и оказание финансовой помощи Арктическим проектам через те фонды и отраслевые политики ЕС, которые распространяют свое действие на Исландию, Норвегию и Гренландию, но не включают Россию. Более того, ЕС не предполагает приглашать РФ и к участию в планируемом Европейcком арктическом форуме заинтересованных сторон. Вопрос также вызывает применимость к уникальным уcловиям Арктики всего управленческого, законодательного и технологического опыта, открытость к обмену которыми декларируется в рассматриваемом документе, а также совместимость таких заявлений с параллельно проводимой Европейским союзом санкционной политикой в отношении России.

 

Безусловно, целенаправленная и системная деятельность ЕС, осуществляемая с целью способствовать равномерному, прогрессивному и устойчивому развитию Арктического региона, способна оказать позитивное влияние на региональное развитие и международное сотрудничество. Тем не менее, переоценка Европейским союзом его интересов и возможностей в Арктике могла бы негативно сказаться как на международном сотрудничестве по Арктической проблематике, так и на самом развитии Арктического региона. В особенности нежелательно, чтобы ЕС обосновывал и реализовывал свою заинтересованность в Арктике за счет политизации экологической проблематики и вопросов изменения климата.

 

1. An Integrated European Union Policy for the Arctic, Brussels, 27.04.2016. URL: [https://eeas.europa.eu/arctic_region/docs/160427_joint-communication-an-integrated-european-union-policy-for-the-arctic_en.pdf].

 

2. Отметим, что понятие «интегрированная» здесь означает, что рассматриваемый документ обобщает результаты работы над стратегией ЕС в Арктике в рамках предыдущих секторальных документов. В то же время, как будет видно далее из обзора содержания документа, некий всеохватывающий и системный подход данный термин не предполагает (в силу ограниченности как заинтересованности, так и возможностей ЕС в Арктике). См. подробнее о новой стратегии в контексте анализа развития самого ЕС: A. Stepien, A. Raspotnik. The EU’s new Arctic Communication: not-so-integrated, not-so-disappointing? Part I. // The Arctic Institute. URL: [http://www.thearcticinstitute.org/the-eus-new-arctic-communication-not-so-integrated-not-so-disappointing-part-i/].

 

3. European Parliament resolution of 20 January 2011 on a sustainable EU policy for the High North. URL: [http://www.europarl.europa.eu/sides/getDoc.do?pubRef=-//EP//TEXT+TA+P7-TA-2011-0024+0+DOC+XML+V0//EN].

 

4. The Ilulissat Declaration, 2008. URL: [https://www.regjeringen.no/globalassets/upload/ud/080525_arctic_ocean_conference-_outcome.pdf].

 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Развиваем российско-китайские отношения. На какое направление Россия и Китай вместе должны обратить особое внимание?
    Необходимо ускорить темпы евразийской интеграции в рамках сопряжения ЕАЭС и «Одного пояса — одного пути»  
     71 (28%)
    Развивать сферу двусторонних экономических отношений и прикладывать больше усилий для роста товарооборота между странами  
     71 (28%)
    Развивать гуманитарные связи, чтобы народы обеих стран лучше понимали друг друга  
     45 (18%)
    Создавать новые двусторонние политические механизмы для более тесного политического сотрудничества  
     32 (13%)
    Повысить эффективность координации действий в многосторонних международных организациях  
     30 (12%)
    Ваш вариант (в комментариях)  
     3 (1%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся