Блог Руслана Сулейманова

Москва — Баку — Тегеран как новая геополитическая платформа

4 Декабря 2017
Распечатать

В августе 2016 года президенты России, Азербайджана и Ирана в ходе трехсторонних переговоров в Баку заложили основы нового формата сотрудничества в Евразии, который уже в ближайшем будущем может играть существенную роль не только в экономике, но и в геополитике региона.
Баку был выбран в качестве площадки для трехстороннего диалога не случайно. Азербайджан – единственная страна, у которой есть общая граница, как с Россией, так и с Ираном. «И Россия, и Иран — это политические тяжеловесы в регионе. Азербайджан практически присоединяется к этим тяжеловесам и становится важным государством, которое определяет пути регионального развития и стабильности», — убежден азербайджанский политолог Фикрет Садыхов.

«Энергетика — это точка опоры сотрудничества Азербайджана, Ирана и России», — считает обозреватель ИД “Коммерсантъ” Сергей Строкань. «Общая задача Москвы, Баку и Тегерана — поддерживать стабильность на энергетических рынках: как мировых, так и региональных», — поясняет эксперт.

На встрече в Баку Владимир Путин, Ильхам Алиев и Хасан Рухани договорились о реализации проекта “Большой энергетический мост Россия — Азербайджан — Иран”, который соединит энергосистемы трех стран.

Кроме того, в Баку была достигнута договоренность о строительстве транспортного коридора Север-Юг, который призван соединить Северную Европу с Юго-Восточной Азией, в том числе объединить железные дороги Азербайджана, Ирана и России. Новый маршрут позволит сократить время и стоимость доставки грузов из Китая и Индии в Европу.

Карта строительства железнодорожной линии в рамках проекта «Север–Юг» (Источник: ventalife.ru)

Министр иностранных дел России Сергей Лавров в интервью ТАСС сказал, что в реализации вышеупомянутых инициатив уже заинтересованы пара десятков стран — от Скандинавии до Индии.

Взаимодействие России, Азербайджана и Ирана может способствовать более эффективной интеграции на евразийском континенте, в частности, в таких форматах, как ШОС и БРИКС, не говоря уже о двухсторонних отношениях. Например, за первые девять месяцев 2017 года товарооборот между Ираном и Азербайджаном вырос на 30%, между Россией и Азербайджаном на 62%, а по итогам 2016 года товарооборот между Россией и Ираном увеличился в два раза до примерно $2 млрд.

Трехсторонний формат способен ускорить процесс окончания делимитации границ в Каспийском море. Как известно, Россия и Иран определяют Каспий как море, Азербайджан наравне с Туркменистаном и Казахстаном — как озеро. Наличие дружественного диалога между Москвой, Баку и Тегераном может положительным образом сказаться на принятии итоговой конвенции о правовом статусе Каспийского моря, которое ожидается на предстоящем саммите в Астане.

Секторальное деление Каспия как моря (слева) и как озера (справа) (Источник: heritage.org)

Недавняя встреча лидеров России, Азербайджана и Ирана, состоявшаяся 1 ноября в Тегеране, в очередной раз доказала стремление трех стран находить приемлемые друг для друга решения по самым проблемным вопросам, несмотря на имеющиеся противоречия.

Нацеленность на диалог и желание консолидировать позиции были отражены в итоговых документах и заявлениях лидеров, где, в частности, звучит призыв к мировому сообществу придерживаться достигнутым в июле 2015 года в Вене договоренностям по иранской ядерной программе. Подобные заявления можно расценивать, как прямое обращение к новой администрации в Белом доме, которая устами Дональда Трампа в последнее время подвергает “ядерную сделку” жесточайшей критике. В этой связи следует упомянуть о начале строительства энергоблока №2 иранской АЭС “Бушер” с непосредственным участием России.

АЭС "Бушер" в Иране (Источник: AP)

Политический аналитик Абдаллах аш-Шейджи указывает на то, что сегодняшнее сближение России и Ирана происходит на фоне обострения отношений обеих стран с США. «Кроме того, Москва и Тегеран сегодня противостоят Вашингтону в борьбе за влияние на Ближнем Востоке и фактически стремятся вытеснить его из региона», — отмечает эксперт.

Для Баку участие в таких трехсторонних форматах, как Азербайджан — Россия — Иран, Азербайджан — Турция — Грузия, Азербайджан — Турция — Туркменистан, Азербайджан — Турция — Иран, обусловлено прежде всего экономическими интересами. Как показала многолетняя практика, подобные форматы не способны существенно повлиять на политическую конъюнктуру в регионе, но в Баку полагают, что отсутствие Армении в региональных проектах с вышеупомянутыми государствами способно увеличить политический вес Азербайджана в глазах мирового сообщества и в перспективе положительным образом для Баку отразиться на нагорнокарабахском конфликте, поскольку военное решение проблемы уже не представляется возможным. Еще в 2005 году глава МИД Армении Вардан Осканян заметил, что участие Азербайджана в таких масштабных проектах, как строительство нефтепровода Баку — Тбилиси — Джейхан исключает для прикаспийской республики возможность военного решения нагорнокарабахского конфликта.

Подводя итог, скажем, что каждый из трех вышеупомянутых игроков преследует вполне конкретные прагматические цели, прежде всего экономические. Тем не менее, у сотрудничества трех соседствующих государств сегодня огромный потенциал эволюционировать из энергомоста и транспортного коридора до крупной и влиятельной геополитической платформы.

(Доклад был прочитан 15 ноября 2017 года в Институте востоковедения РАН на международной конференции "Пять веков сотрудничества России и Ирана")

Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся