Популярное в блогах

Дискуссионный клуб

Блог членов РСМД

Блог экспертов РСМД

Песочница

Дайджест РСМД

Все блоги

.

Блоги

Руслан Мамедов, Дни арабов
30 ноября
2016

Силы народной мобилизации Ирака: на пути к национальному примирению?

26 ноября парламент Ирака проголосовал за включение сил народной мобилизации в ряды Вооруженных сил страны, что наделяет их всеми соответствующими правами. Силы мобилизации теперь отвечают непосредственно перед верховным главнокомандующим страны и получают финансирование по линии иракских сил безопасности. Однако силам народной мобилизации предписывается неприсоединение к каким-либо политическим, общественным, военизированным силам. Таким образом, Ирак все еще идет по пути формирования своих сил безопасности, но многое будет ясно только в результате национального диалога.

 

26 ноября 2016 г. парламент Ирака под председательством Салима аль-Джабури большинством проголосовал за принятие закона об организации сил народной мобилизации (аль-Хашд аш-Шаабий, на русском языке стал использоваться и вариант перевода «силы народного ополчения») и их включение в ряды Вооруженных сил страны. Пресс-секретарь сил народной мобилизации аль-Асади заявил, что 208 депутатов проголосовали за принятие закона. Тем не менее, несмотря на собравшийся необходимый  кворум, часть суннитских депутатов бойкотировала сессию. Среди тех, кто не присутствовал при принятии закона, были политики, которые не раз обвиняли силы мобилизации в расправах на этноконфессиональной основе. Проголосовавшее за данное решение парламентское большинство, конечно, в основном представляло шиитские политические силы.

 

REUTERS/Goran Tomasevic

 

Включение сил народной мобилизации, численность которых составляет около 100 тыс. человек, в ряды Вооруженных сил страны наделяет их всеми соответствующими правами. Теперь силы мобилизации отвечают непосредственно перед верховным главнокомандующим страны, т.е. премьер-министром (аль-Хашд аш-Шаабий и прежде было подконтрольно комиссии при председателе правительства), и получают финансирование по линии иракских сил безопасности. Ключевой момент в тексте закона заключается в том, что силам народной мобилизации предписывается неприсоединение к каким-либо политическим, общественным, военизированным силам. Напомним, считается, что силы народной мобилизации были образованы в 2014 г. после призыва иракского духовного авторитета аятоллы Али ас-Систани для борьбы с ИГ и защиты Ирака. Существует и иное мнение. Вопрос о создании подобной структуры ставился еще до призыва ас-Систани в 2014 г. сторонниками бывшего премьер-министра Нури аль-Малики, поскольку им было известно о состоянии иракской армии. Эти планы прорабатывались в течение продолжительного времени. В итоге силы народной мобилизации представляли собой зонтичную организацию для многочисленных негосударственных военизированных формирований. Среди них можно назвать такие организации, как «Бадр» (во главе с Хади аль-Амири), «Асаиб ахль аль-хакк» (Кайс аль-Хазали), «Сарайя ас-салям» (вышла из «Армии Махди» Муктады ас-Садра).

 

Принятие закона о силах народной мобилизации можно связывать с попыткой объединения разрозненных групп в одну структуру и подчинение их таким образом официальному Багдаду. Необходимо уточнить, что финансирование, вооружение, материально-техническую поддержку силы народной мобилизации уже почти с самого своего образования получали от правительства Хайдара аль-Аббади. Однако именно сейчас было принято решение об их инкорпорировании в иракские силы безопасности. Легализация аль-Хашд аш-Шаабий затягивалась ввиду долгих споров между основными политическими силами страны по поводу статуса и последствий такого решения.

 

Глава Высшего исламского совета Ирака, а с недавних пор и глава национальной иракской коалиции Аммар аль-Хаким по этому поводу заявил, что принятия закона о силах народной мобилизации прокладывает путь к национальному примирению. Бывший премьер-министр Ирака Айяд Аллави имеет иное мнение. По его словам, формирование институтов безопасности при наличии министерств обороны и внутренних дел только добавляет к уже существующим проблемам Ирака новые.

 

Серьезные возражения по поводу принятия данного закона выразили суннитские политики парламента. Парламентская коалиция объединенных сил за реформы (аль-Муттахидун) за день до голосования в парламенте объявила в своем послании, что закон вредит политическому процессу и содержит угрозы стабильности страны. В послании также отмечалось, что формирование новых институтов безопасности наносит ущерб двум крупным органам сил безопасности — Министерству обороны и внутренних дел. Аль-Муттахидун подчеркивает, что речь идет о создании параллельной структуры, которая сильнее армии страны и не лишена идеологической и партийной принадлежности. По мнению членов аль-Муттахидун, это может повлиять на дальнейшую работу сил мобилизации. В конечном счете перечисленные факторы могут привести к нарушению баланса между институтами системы безопасности Ирака. В связи с этим коалиция бойкотировала заседание парламента. После того как парламентское большинство утвердило новый статус сил мобилизации, глава коалиции аль-Муттахидун Усама ан-Нуджайфи заявил: «Действительно, появилось понятное желание принимать важные законы и решения по делам государства со стороны парламентского блока, обладающего большинством, однако это не дает ему права решать судьбу всей страны».

 

Приводятся разные цифры о численности сил мобилизации. Так, считается, что силы народной мобилизации состоят из 80–100 тыс. человек и включают в себя не только шиитские военизированные формирования (коих большинство), но и до 20 тысяч (цифра может быть завышена) человек суннитского ополчения, в т.ч. племенного. Эти силы из преимущественно суннитских провинций имеют противоречивое отношение к принятому закону, поскольку еще не ясен процесс реализации принятого решения. Помимо этого, пропаганда аль-Хашд аш-Шаабий постоянно подчеркивает свою приверженность мультиконфессиональности Ирака и выделяет наличие христианских и ассирийских батальонов в своих рядах, которые также приветствовали принятие закона.

 

Эта мультиконфессиональность, как и еще несколько параметров, не позволяет привести аль-Хашд аш-Шаабий к тому же содержанию, которое имеет «Хезболла» в Ливане и КСИР в Иране. Таким образом, Ирак все еще идет по пути формирования своих сил безопасности, но многое будет ясно только в результате национального диалога. Закон о структуре народного ополчения не решает проблему с будущим Ирака после ИГ, хотя и в некоторой степени проясняет направление политического процесса. Представители суннитских политических сил, как и всех остальных, в любом случае должны иметь рычаги для корректировки решений большинства страны. Эти права могут закрепляться и на региональном уровне, однако если такой диалог и ведется, то пока что результаты не просматриваются. Из последних событий в суннитских провинциях страны стоит выделить то, что на прошлой неделе в иракской провинции Анбар сменился глава Совета провинции. Сабаха Кархута сменил на этом посту Ахмад Хамид аль-Альуани. Ранее Сабах Кархут подал заявление об освобождении его от должности по причине здоровья. Он запомнился тем, что неоднократно критиковал Багдад в его политике по отношению к региону. В провинции Найнава продолжают вестись боевые действия. Иракские силы безопасности, в первую очередь армия и федеральная полиция, продолжают отвоевывать западные районы г. Мосул, в то время как силы народной мобилизации и поддерживающие их силы установили контроль над аэропортом, находящегося к западу от Мосула г. Тель-Афар, и близлежащими деревнями.