Блог экспертов РГГУ

Александр Гущин: Автокефалия через Томос — еще одна линия раскола украинского общества

6 Августа 2018
Распечатать

Празднования 1030-летия принятия на Руси христианства стали еще одним индикатором того, насколько расколото сегодня украинское общество и в какой степени власть ориентируется только на одну его часть, стараясь не замечать иную.

Крестные ходы двух наиболее крупных украинских православных церквей — Украинской православной церкви и Украинской православной церкви Киевского патриархата, — помимо собственно повода к торжествам, имели еще и огромное социально-политическое значение. Все, что связано сегодня с церковным расколом в Украине, имеет не только канонический аспект, но также и политический и имущественный аспекты. Если говорить о каноническом измерении, то следует отметить, что до сих пор многие сторонники так называемого Киевского патриархата во главе с находящимся под анафемой «патриархом» Филаретом, бывшим в советское время патриаршим экзархом РПЦ в Украине и местоблюстителем патриаршего престола после кончины патриарха Пимена, доказывают, что передача киевской митрополии Московскому патриархату в 1686 г. произошла не в соответствии с каноном. Позиция Константинопольcкого патриарха Варфоломея довольно двойственная. С одной стороны, не раз делались заявления о том, что именно Онуфрий, Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины, является главой православия в Украине, с другой — своим заявлением в начале июля этого года Варфоломей фактически поставил под сомнение каноничность событий 1686 г., высказавшись, что именно Константинопольская церковь — материнская церковь для Украины. Это дало надежду сторонникам автокефалии на то, что будет дан Томос об автокефалии.

Подчинение Киевской митрополии Московскому патриарху в 1686 г. действительно было осуществлено сначала без разрешения Константинополя, властью русских государей. Но спустя примерно год, Патриарх Константинопольский Дионисий, заручившись согласием других восточных патриархов, прислал грамоту, в которой митрополит Гедеон утверждался во главе Киевской митрополии, объединенной с Московским Патриархатом. Это фактически стало признанием подчинения Киевской митрополии Московскому патриарху. Тем не менее в дальнейшем Вселенский Патриархат неоднократно отмечал нарушение канонического порядка, что было, например, вписано в Томос о признании Православной Церкви в Польше автокефальной в 1924 г. Однако официально никакого опровержения Томоса 1686 г. не было.


apostol_andrey_kiev.jpg

Николай Ломтев. Апостол Андрей Первозванный водружает крест на горах Киевских

Источник


Безусловно, позиция Варфоломея связана не только с вопросами отношения к акту более чем трехсотлетней давности, который, как считается, был простимулирован московскими послами в Фанаре, но и с тем, что между Константинополем и РПЦ сегодня есть довольно существенные разногласия относительно как роли «национальных» церквей и Константинопольского патриархата, так и «папизма» Константинополя и т. д. Патриарх Варфоломей стремится закрепить своё старшинство среди православных патриархов, однако непосредственная юрисдикция Константинополя распространяется на очень небольшую часть православных верующих, прежде всего, что очень важно, в США. Кроме того, следует помнить, что Варфоломей фактически является госслужащим Турции, и Анкара имеет также большие возможности воздействия на Фанар.

Варфоломей не имеет законных способов дать Томос УПЦ КП, ибо единственной материнской церковью по отношению к УПЦ является именно Русская церковь, УПЦ же во главе с Онуфрием имеет по отношению к ней права самоуправления. Этот вопрос не может быть решен также без учета мнения всех 15 по московскому диптиху сестринских церквей. Конечно, теоретически Варфоломей может издать Томос, но тогда это может стать отправной точкой серьезных дезинтеграционных и конфликтных процессов в мировом православии.

Второй важный аспект событий — политический. Не секрет, что украинская власть открыто поддерживает получение Томоса, стремясь, во-первых, набрать очки перед начинающейся предвыборной кампанией, а во-вторых, нанести еще один удар по влиянию Москвы. Характерно, что президент Порошенко и высшие государственные чиновники приняли участие в крестном ходе УПЦ КП, проигнорировав молитвенное шествие УПЦ. Последнее же собрало больше участников, чем мероприятие УПЦ КП, по самым скромным подсчетам, около 100 тыс. человек, и это при том, что верующим чинились препятствия в приезде для участия в крестном ходе УПЦ в Киев.

Тенденциозным образом комментировался крестный ход УПЦ и на провластных каналах, где открыто говорили о том, что УПЦ КП представляет наиболее «прогрессивную часть общества», что в крестном ходе УПЦ участвовали «трутни», женщины в стиле «православный шариат» и представители «сугубо старшего поколения». Все это свидетельствует о том, что украинская власть сделала однозначный выбор в сторону раскольнической церкви, надеясь на то, что она в союзе с частью автокефалистски настроенных священников в УПЦ сможет получить Томос. Наиболее важно в этой связи для властей и филаретовцев расколоть УПЦ, и ставка делается именно на автокефалистские силы в ее недрах, возглавляемые, как считается, такими иерархами, как митрополит Александр или митрополит черкасский Софроний.

Любое искусственное педалирование темы автокефалии под нажимом в нынешних условиях — это путь к усилению конфликтности. Но очевидно, что Украину, шедшую в молитвенной колонне за Онуфрием, нынешняя власть либо не замечает и не слышит, либо допускает конфликт с ней. Резкие решения в сфере автокефалии могут привести к столкновениям не только потому, что РПЦ будет стоять за ними, как объясняют с экранов Еспресо или Пятого, но потому, что объективно огромная часть украинского общества довольствуется самоуправлением, либо же просто ходит в церковь и реализует свои религиозные потребности, не желая насильственных действий, но готова им противостоять. Напротив, именно к таким действиям готов Филарет, который в интервью каналу «Прямий» сказал, что лавры следует отобрать от УПЦ и передать в ведение будущей автокефальной церкви. Потом Филарет несколько смягчил, отметив, что-то силовом захвате речь не идет, но это скорее желание выглядеть мирно перед Фанаром, и то запоздалое. Именно этот третий аспект — экономический и имущественный — тоже является одной из главных причин конфликтности. Конечно, нельзя сказать, что Филарет не прав, когда говорит о том, что проблема автокефалии усиливается с развитием государственности. В конце концов, рост КП за 25 лет очевиден, хотя и не таков как об этом говорят провластные СМИ и социологи. Однако пока радикализм власти и КП будут основой (не говоря уже о шлейфе 90-х и 2000-х гг. в виде захватов храмов, националистов, странной смерти предшественника Филарета в ботаническом саду в Киеве и т.д.,) реальный диалог, попытки к которому были и ранее, вряд ли возможен.

Конечно, справедливости ради, надо отметить, что и в среде УПЦ есть много проблем, которые связаны в том числе и с влиянием различных групп, наличием фракций внутри церкви. Но, во-первых, в какой крупной церкви этого нет, а во-вторых, именно УПЦ сегодня находится под ударом предполагаемых к принятию «церковных законов», и под угрозой потери приходов, монастырей и лавр.

Вероятно, в течение ближайших недель и месяцев следует ожидать продолжения борьбы вокруг Томоса. Власть будет и дальше пытаться использовать эту тему в своих предвыборных целях, хотя провал сроков его получения стал, по мнению многих авторитетных экспертов, поводом к переводу замглавы Администрации президента Р. Павленко на работу руководителем НИСИ.

Тем не менее то, что в молитвенном шествии УПЦ приняло участие такое большое число верующих свидетельствует — значительная часть общества не просто против усиления раскола через продавливание автокефалии, но и против попыток власти монополизировать церковь и управлять ею напрямую с Банковой под разговоры о борьбе европейского прогрессивного проекта с отсталой архаикой.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся