Популярное в блогах

Дискуссионный клуб

Блог членов РСМД

Блог экспертов РСМД

Песочница

Дайджест РСМД

Все блоги

.

Блоги

Виктор Катона, Нефть и газ сегодня
15 марта
2017

Как подчинить себе Левиафана

Углеводородное сырье, как и все продаваемые товары, должно иметь своего производителя и заинтересованного покупателя. Конечно, успешности сделки способствует ряд дополнительных факторов — рентабельность добычи, реализуемость и степень сложности поставок, емкость рынков и т. д. Но что происходит, когда запасы углеводородов вроде бы имеются, а продать их некому, так как в ближайшем окружении рынки неёмкие? На более далекие расстояния поставлять сырье не имеет смысла, так как цена продукта станет неконкурентоспособной, а правительство к тому же усложняет чаяния инвесторов. Именно в таком положении находится Израиль, который после открытия месторождения «Левиафан» пытается не только самообеспечить себя газом, но и выйти на внешние рынки.

 

После открытия в 2010 г. на глубине 1667 м американской компанией NobleEnergy месторождения «Левиафан», предполагаемые запасы газа которого составляют 613 млрд м3, перспективы Израиля заявить о себе в мире углеводородной энергетики резко возросли. Тем не менее шесть лет спустя окончательное инвестиционное решение относительно разработки «Левиафана» все еще не было оформлено, хотя согласно изначальным представлениям, к 2016 г. уже должна была быть запущена добыча. Предполагалось, что в рамках первой фазы добыча газа будет доведена до 12 млрд м3, чтобы затем достичь 21 млрд м3. Причина такой задержки — недовольство правительственных структур Израиля, опасающихся, что чрезмерный контроль Noble Energy и израильской компании Delek приведет к монополизации газового рынка страны.

 

 

Фото: shalomjerusalen.com

Отказаться от малого, сохранить большое

Сначала Министерство энергетики Израиля требовало, чтобы в долевой капитал проекта «Левиафан» были приглашены другие инвесторы, так как в случае запуска проекта Noble Energy (доля в 39,66%) и Delek (22,67%) смогут оказаться в положении монополиста. Дело в том, что три других месторождения на израильском участке шельфа Средиземного моря — «Тамар» (282 млрд м3), «Танин» (16 млрд м3) и «Кариш» (36 млрд м3) — также контролируются консорциумом, состоящим из этих двух компаний. Исходя из этого в январе 2015 г. Антимонопольное бюро Израиля приостановило разработку месторождения «Левиафан», посчитав, что оно слишком важно с точки зрения национальной безопасности страны, чтобы проект разрабатывался в текущем его виде, в консорциуме возглавляемом американской компанией.

 

В ответ на претензии государства компании приняли решение снизить свое участие в других проектах, находящихся также на израильском шельфе, — «Тамар», «Танин» и «Кариш». К лету 2015 г. было найдено, казалось бы, устраивающее всех решение — Noble Energy и Delek полностью продают свои доли в меньших по объемам запасов месторождениях «Танин» и «Кариш». Что касается месторождения «Тамар», то израильской компании было велено продать всю свою долю, в то время как Noble Energy следует понизить к 2022 г. свое участие в проекте с 36 до 25%. Примечательно, что правительство не поддержало ведущую нефтегазовую компанию Израиля. К сентябрю 2015 г. сторонам удалось закрепить вышеуказанное компромиссное решение, и правительство Израиля проголосовало за развитие «Левиафана» под контролем Noble Energy и Delek.

 

Примечательна роль премьер-министра Израиля Б. Нетаньяху в продвижении газовой сделки. Б. Нетаньяху выступает за скорейшую разработку «Левиафана» и других прилегающих залежей, опасаясь, что любая «задержка может привести к серьезнейшим последствиям». Премьер-министр, пользуясь полномочиями министра экономики в 2015-2016 гг., пренебрег замечаниями главы Антимонопольного бюро Израиля и «продавил» через Кнессет положение о разработке «Левиафана», содержащее, среди прочих, и гарантию заморозки газовых цен на 10 лет. Когда Верховный суд Израиля отменил правительственное постановление, Б. Нетаньяху обещал акционерам «Левиафана» обеспечить стабильность условий окольными путями. Премьер-министр Израиля исходит из того, что Левантийский бассейн Средиземного моря скрывает в себе до 3,5 трлн м3 технически извлекаемого газа и почти все страны стремятся запустить добычу на своих шельфовых участках. К счастью для Израиля, они тоже сталкиваются с трудностями.

 

Газ есть, а продать некому

В похожей ситуации оказался и Кипр, на континентальном шельфе которого в 2011 г. было открыто месторождение «Афродита» с запасами газа в 130 млрд м3. Так как внутреннее потребление газа Кипра минимально, «голубое топливо» предполагалось поставлять за рубеж. Однако в регионе Восточного Средиземноморья не оказалось подходящего рынка сбыта при довольно высоких издержках на добычу и транспортировку (порядка $6–7/MMBtu). Только Турция обладает емким энергетическим рынком, однако учитывая роль турецкой стороны в кипрском конфликте начиная с 1974 г., несогласие Анкары на разработку Кипром шельфовых месторождений и ту реакцию общественности, которую подобного рода решение вызовет, этот вариант представить трудно.

 

 

Фото: cyprus-mail.com

 

Египет — приоритетное направление экспорта кипрского газа, однако после открытия в 2015 г. сверхкрупного месторождения «Зохр» несколькими десятками километров южнее «Афродиты» (но уже в территориальных водах Египта) Каир надеется добиться полного самообеспечения в отношении «голубого топлива». Так как и открывшая «Зохр» (850 млрд м3) итальянская компания Eni, и правительство Египта заинтересованы в скорейшем запуске шельфовых месторождений Средиземноморья с целью достижения самообеспеченности уже к 2019 г., кипрский газ является излишним. К тому же, принимая во внимание наличие столь большого количества крупных месторождений газа в Восточном Средиземноморье, шельф Египта может скрывать в себе еще ряд других залежей. В таком случае Каир задумается и об экспорте избыточных объемов. Неслучайно, что «Роснефть» в декабре 2016 г. купила от Eni 30-процентную долю в концессии Шорук, в рамках которой находится месторождение «Зохр».

 

 

Газовое месторождение «Зухр»

 

Анна Манафова: Птица феникс: о будущем нефтегазового сектора Египта

 

Ливан и Газа также заинтересованы в разработке своих шельфовых месторождений. И хоть после двухлетнего политического вакуума Ливану удалось избрать президента, страна все еще страдает от несовершенств политической системы и с 2013 г., когда был запущен предварительный квалификационный отбор инвесторов, не в состоянии добиться правительственного одобрения на проведение аукциона по шельфовым участкам. К тому же наиболее привлекательные участки находятся в тех территориальных водах Израиля и Ливана, которые взаимно оспариваются ввиду отсутствия демаркационного соглашения. Израиль, впрочем, разрабатывает месторождения «Кариш» и «Танин», находящиеся в непосредственной близости от предполагаемых ливанских участков. Это дополнительно подогревает опасения Бейрута относительно того, что к моменту, когда Ливан сможет приступить к разработке месторождений, запасы газа уже будут выкачаны другой стороной.

 

Перспективы Газы освоить месторождение газа GazaMarine 1 выглядят наименее реалистично. Открытое в 2000 г. на глубине 600 метров месторождение находится в 30 км от города Хан-Юнис. Тем не менее израильские власти твердо выступают против его разработки. По их мнению, так как Палестинская автономия — негосударственное образование, она, соответственно, не имеет право на GazaMarine. К тому же, согласно позиции Министерства обороны Израиля, передача прав пользования на газовое месторождение Палестинской автономии непозволительно и потому, что выручка от эксплуатации будет использоваться для поддержки ХАМАС, ликвидацию которого Тель-Авив считает обязательным условием для снятия всепоглощающей экономической блокады Газы.

 

Безотносительно результатов политического урегулирования палестино-израильского конфликта, израильские власти, по всей видимости, намерены инкорпорировать перспективные участки шельфа Газы в свой шельфовый кластер месторождений, чтобы палестинские власти и впредь в полной мере зависели от Израиля в отношении поставок электроэнергии. Однако и здесь есть возможность для договоренностей, так как палестинские власти заинтересованы в передаче концессии на месторождение Gaza Marine российской компании «Газпром», которая обладает достаточной государственной поддержкой и экономическим весом, чтобы «продавить» такой проект.

Подчинение уже близко

В мае 2016 г. израильское правительство окончательно одобрило разработку «Левиафана» в рамках ускоренной процедуры рассмотрения. С тех пор акционеры «Левиафана» смогли заключить долгосрочные контракты с региональными партнерами — израильскими IPM Beer Tuvia и Dalia Power Engines, с национальной компанией Иордании NEPCO; также циркулировали слухи о сделке с египетской компанией по поставкам газа на Синайский полуостров. Более широкой географической экспансии акционерам «Левиафана» вряд ли получится достигнуть, однако даже самообеспеченность энергоресурсами многого стоит. Акционеры смогли даже договориться о формате добычи — решение было сделано в пользу фиксированной установки хранения и добычи газа. Тем не менее обещанное к концу 2016 г. окончательное инвестиционное решение все еще отсутствует. Скорее всего, оно будет заключено в 2017 г., и к 2020 г. удастся начать добычу на месторождении «Левиафан». Лучше поздно, чем никогда.