Популярное в блогах

Дискуссионный клуб

Блог членов РСМД

Блог экспертов РСМД

Песочница

Дайджест РСМД

Все блоги

.

Блоги

Виктор Катона, Нефть и газ сегодня
17 ноября
2016

Сможет ли Украина самообеспечить себя газом?

Время от времени руководители энергетических компаний Украины высказывают следующую точку зрения: при наличии адекватных нормативных условий, Украина может в течение 5–10 лет достичь уровня самообеспеченности газом.

 

Глава ведущей газодобывающей компании «Укргазвидобування» О. Прохоренко утверждает, что это достижимо даже в пределах пяти лет, если компании удастся выполнить программу «20/20», подразумевающую повышение добычи газа до 20 млрд м3 (с текущих 14,5 млрд м3) к 2020 г. Ныне уже бывший премьер-министр Украины А. Яценюк также полагал, что энергетическая независимость страны будет достигнута к 2025 г.

 

REUTERS/Gleb Garanich

Восточно-Полтавское газоконденсатное месторождение

 

Газовая самодостаточность Украины — действительно достижимая цель. Однако вовсе не благодаря росту добычи, открытию баснословных богатств в недрах страны или кардинальному повышению энергоэффективности экономики. В первую очередь, самообеспечение реально ввиду стремительного падения потребления газа в течение последних 10 лет (см. График 1). За период 2006–2015 гг. падение составило 54%. Свою роль также сыграло стремление министра энергетики Украины заменить газ на уголь «где это возможно». Текущие объемы добычи угля на Украине недостаточны для покрытия используемых в теплоэнергетике объемов газа. К тому же следует учесть экологический фактор, ведь угольные ТЭЦ — чуть ли не самый загрязняющий вид теплоэнергетики. Хотя учитывая бедственное экономическое положение Украины, экологические соображения очевидным образом не имеют приоритетный характер в процессе выбора наиболее подходящего источника энергии.

График 1. ВВП Украины и потребление газа на Украине в 2006–2015 гг.

 

Источник: Группа Всемирного Банка, Нафтогаз Украины.

 

Украина обладает достаточными запасами газа (порядка 1 трлн м3), чтобы в сжатые сроки увеличить добычу на 5–10 млрд м3. Подспорьем в этом могут оказаться частные нефтегазовые компании, уровень добычи которых в ходе последних трех лет продолжал расти, достигнув 3,9 млрд м3 в 2015 г. Среди ведущих частных компаний Украины встречается и принадлежащая И. Коломойскому JKX Oil&Gas, а также подконтрольная бывшему министру экологии Украины Н. Злочевскому Burisma Holdings, активно скупающая другие частные предприятия газового сектора Украины. Последняя привлекает внимание и тем, что в совете директоров компании присутствует сын действующего вице-президента США Д. Байдена и бывший президент Польши А. Квашневский. Тем не менее не только находящейся под серьезным давлением госструктур «УкрГазВидобування» приходится тяжело — плата за пользование недрами для независимых структур была поднята в 2014 г. вдвое, вкупе с повышением налогов на добычу нефти и газового конденсата.

 

На фоне «сланцевой революции» в Соединенных Штатах украинское правительство В. Януковича стремилось стать частью новой энергетической волны. Два проекта символизировали это стремление — Олесское месторождение на западной Украине и Юзовское месторождение на востоке. По обоим месторождениям были подписаны соглашения о разделе продукции с ведущими западными энергетическими компаниями — Chevron и Royal Dutch Shell соответственно. Даже после начала военных действий вера в наличие масштабных сланцевых залежей не покидала представителей политической элиты Украины, некоторые даже увидели в этом истинную причину якобы имевшего место вмешательства российских властей, ведь перспектива экспорта газа из Украины бы поставила «Газпром» в крайне неприятное положение.

 

Олесское месторождение находится на границе Львовской и Ивано-Франковской областей, занимая территорию более 5 000 км2. По своей геологической структуре, Олесский блок представляет собой продолжение Балтийского и Люблинского бассейнов на территории Польши. Хотя Управление Энергетической Информации США оценивало запасы сланцевого газа в Польше в 5,6 трлн м3, на данный момент фактически все компании прекратили геологоразведочные работы на сланцевых объектах ввиду отсутствия коммерчески приемлемых объемов газа. В декабре 2014 г. Chevron отказалась от дальнейшей разработки Олесского месторождения из-за аналогичных причин: слабое качество нефтегазоматеринской породы и, в перспективе, быстрые темпы истощения месторождения.

 

Разрабатываемое Royal Dutch Shell Юзовское месторождение было, с точки зрения Киева, еще более перспективным проектом — его открытие (в 2010 г.) в непосредственной близости от угольных залежей Донбасса, на территории Харьковской и Донецкой областей, казалось украинскому руководству сигналом к выстраиванию газовой независимости Киева. Изначально запасы месторождения оценивались в 2 трлн м3 (примерно в два раза больше, чем Олесское месторождение). Однако в июне 2015 г. Shell вышла из заключенного договора и отказалась от дальнейшей разработки месторождения, натолкнувшись на ряд существенных препятствий — близость военных действий на Востоке Украины, конфликт с Антимонопольным комитетом Украины, невозможность применения оборудования украинского производства и др. Западные энергетические компании также регулярно жаловались на не соответствующий масштабу и важности сланцевых проектов инвестиционный климат в стране. Тем не менее в будущем остаются все шансы запустить освоение Юзовского месторождения (существенно большие, чем у Олесского), при условии, что украинским правительством будет принят ряд мер по реинтеграции народных республик.

 

Помимо Юзовского месторождения, Shell разрабатывал еще шесть лицензионных участков в Харьковской области, однако после того как разработка скважин оказалась экономически нерентабельной, было принято решение от них отказаться. Shell вместе с ExxonMobil, Petrom и Недрами Украины, также разрабатывал Скифское месторождение на шельфе Крымского полуострова с прогнозируемым пиковым уровнем добычи в 3–4 млрд м3 в год. Для Крыма, потребление газа которого традиционно соответствует уровню его добычи (1,5–1,7 млрд м3 в год), шельф — весьма перспективный вектор развития энергетики. В целом потеря Крыма отрицательно сказалась на энергетических перспективах Украины. Во-первых, в Крыму стабильно добывалось 1,5–1,6 млрд м3 газа (см. График 2). Во-вторых, переход континентального шельфа Крыма под контроль России положил конец украинским надеждам на разработку почти всех более-менее перспективных черноморских месторождений.

График 2. Добыча газа на Украине в 2006–2014 гг.

 

Источник: Нафтогаз Украины, IHS.

 

Крым никогда не станет новым Ямальским полуостровом или Западной Сибирью — его запасы министр природных ресурсов и экологии РФ С. Донской оценил в 47 млн тонн нефти и 163,5 млрд м3 газа. Однако и эта потеря неприятна для Украины. Киев будет и впредь, вполне оправданно, стремиться к энергетической независимости, однако полностью обеспечивать себя за счет добытых на Украине ресурсов не сможет. Периодически будут наблюдаться и успехи — открытие новых месторождений малого и среднего размеров (например, в сентябре 2015 г. на Западной Украине было открыто Лютнянское месторождение с запасами в 2,4 млрд м3 газа), разработка уже известных залежей и рост энергоэффективности экономики. Тем не менее Украина не сможет преобразоваться в нефтегазовую державу.