Место России в многополярном мире

«СХВАТКА ЗА ОКЕАН: ФЛОТ – КОЗЫРНАЯ КАРТА ИМПЕРИЙ. АНГЛИЯ, РОССИЯ, США» ЧАСТЬ 1

13 Августа 2013
Распечатать

Анонс:

                «Суть войны состоит в борьбе за морское господство» - Адмирал А.Т. Мэхэн.

12 августа для России стал днем памяти, геополитической и человеческой трагедии. В водах Баренцева моря вместе с элитой российского подводного флота – 117 сынами России, погибла и уникальная, безаналоговая подводная лодка, причины крушения которой до сих пор остаются дискуссионными.

Мы потеряли не только отборных солдат, но и часть своего геополитического превосходства в ХХI веке. Начиная с 18 века, Российское государство, проводившее традиционно цивилизованную внешнюю политику, выдерживало удар за ударом по дорогостоящей и стратегически важной части своей обороны – военно-морскому флоту.

Лишить Санкт-Петербург, а затем и Москву выхода к морю – заветная англо-саксонская, а сегодня и американская мечта. Так называемая «петля анаконды» продолжает затягиваться, как бы пафосно и пропагандистски это не звучало. Военно-морской флот нового поколения важен не менее ядерного оружия для такого и континентального, и морского государства как Россия.

Целый ряд театральных приемов в рамках российско-американских отношений последнего года (война законов и охота на шпионов), завершившийся детской обидой партнера Барака - всего лишь ТВ-картинка, информационная пыль для миллионов. Жаль, что сегодня внешнеполитическая аналитика все больше разбирает дипломатические склоки, нежели раскладывает по полочкам фундамент международных закономерностей сосуществования 193 стран. 

В данном блоге мы пытаемся разобрать историю и современность «схваток за океан», чтобы оценить геополитические перспективы России на земле, в небесах и на море» и понять, какие именно международные силы на протяжение трех столетий подрывали не только наш военный авторитет, но и лучшие единицы военно-морской техники.

СХВАТКА ЗА ОКЕАН


Теперь хочу предоставить слово эксперту по истории флота, канд.хим.наук Александру Лешку, который попытается восстановить хронику мирового противостояния на море с начала 18 до начала 21 столетия.

Полетит самолет, застрочит пулемет,
Загрохочут могучие танки,
И линкоры пойдут, и пехота пойдет,
И помчатся лихие тачанки...

Если завтра война. Хор Александрова

          Двадцатый век, без сомнения, доказал правоту сего тезиса. За короткое время – каких-то полвека, в битве за власть над Мировым Океаном схлестнулись почти все мировые державы. Приз в этой битве был заманчивым – транспортные артерии и морские грузоперевозки, шельфовая нефть и ценные морепродукты, а также – идеальный плацдарм для нанесения удара в любой точке Земного шара. Талассократия – власть над морем, многократно увеличивала геополитический вес государства на мировой арене.

         За примерами далеко ходить не надо – Британская Империя, на страже которой три с лишним века стоял могучий Royal Navy. Современные США, на вооружении которых стоит армада из 11 атомных авианосцев, 22 крейсеров УРО «Тикондерога», 56 эсминцев УРО «Арли Бёрк» и, без малого, 80 атомных подводных лодок. Конечно, содержание мощнейшей в мире армады всегда стоило огромных денег. Но эти расходы окупались сторицей – в виде колоний, в виде монополий на грузовые перевозки, в виде политического капитала.

В случае войны врагам талассократов приходилось несладко. Укрывшись за морем, англосаксы первым делом набрасывали на глотку противника невидимую удавку экономической блокады и перерезали его торговые коммуникации. Затем следовали внезапные и чувствительные удары по побережью – обстрелы городов, десанты и вылазки. С развитием оружия, в XIX веке к этому добавилась артиллерийская поддержка приморских флангов своих сил, в XX - авиационные и ракетные удары по войскам, городам и ключевым экономическим и военным объектам. Бессильный что-либо ответить, противник талассократов метался, словно карп на раскалённой сковородке – а тем временем англосаксы сколачивали коалицию из сухопутных союзников.

*****

Вначале Англия искусно натравила голландцев на Испанскую Империю, воспользовавшись сепаратистскими настроениями на религиозной почве. Потом в череде англо-голладских войн Британия совместно с Францией «утопила» Голландию – спустя полвека этот «союз» стоил французам Канады, океанского флота и имперского величия. После Революции, после Трафальгара и Ватерлоо, Франция «выбыла» из геополитической игры - на очереди была Российская Империя.

Битва при Ватерлоо стала переломным моментом в русско-английских отношениях. Если до 1815 года интересы двух империй пересекались лишь случайно, и соперничество на море носило скорее спорадический характер, то теперь всё внимание британского льва было устремлено на Балтику и в Чёрное Море. Созданный при Петре I, русский флот за какие-то сто лет совершил грандиозный скачок вперёд, став тем самым «Fleet in being», который уже одним фактом своего существования сдерживает претензии соперников и поддерживает авторитет государства на мировой арене. Русский флот часто базировался в портах Средиземного Моря, которое британцы считали сферой своих интересов со времён победы в войне за Испанское Наследство.

Под руководством адмиралов С. Грейга, П. Джонса, К.Г. Нассау-Зигена и Ф.Ф. Ушакова российский флот одерживал блистательные победы над Швецией и Турцией. Именно на примере российского флота подтвердилась правота тезисов Мэхэна – линейный флот, казалось бы не нужный континентальной державе, в ряде решительных морских кампаний обеспечил России доминирование на Балтике, участвовал в захвате Крыма и Северного Кавказа и подкрепил её амбиции в мировой политике. Почувствовав опасность, Британия развязала Крымскую (1853-1856) и Русско-Японскую (1904-1905) войны: с целью избавиться от опасного конкурента.

В конце концов Британии это удалось – втравив Россию в Первую Мировую Войну и организовав в ней революционный переворот (интересующихся могу отослать к работам Н. Старикова). Отмечу лишь, что и Временное Правительство и Ленин с каким-то маниакальным упорством преследовали одну цель – уничтожить российский флот и государственность.

****

После Первой Мировой Войны наступило затишье. Проигравшие - Германия, Австрия, Россия, Турция зализывали раны и восстанавливали разрушенную государственность. Франция и Италия, хоть и были победителями, но потратили на войну слишком много ресурсов, чтобы позволить себе дорогостоящие военно-морские амбиции. Подлинных «талассократов» осталось трое – Япония, Англия и США, которые были готовы схлестнуться в новой схватке за океан.

Американский орёл неодобрительно косился на обнаглевшего японского дракона, который декларировал: «Азия – для азиатов». Дракон обиделся на британского льва, который «променял» самураев на наглых и высокомерных янки. В довершение всего, Япония облизывалась на Китай, который стал объектом англо-американского соперничества. Тогда, в 1920, новая война всем казалась угрожающе реальной. Снова началась бешеная гонка военно-морских вооружений.

Можно выделить три даты, когда научно-технический прогресс и новые военные доктрины разом обесценивали уже построенные корабли и вложенные в них инвестиции. 1862 год, когда броненосец южан «Виргиния» без потерь потопил два и повредил третий деревянный фрегат северян. 1905 год, когда был спущен на воду «Дредноут» - первый в мире линкор, сделавший ставку на  главный калибр. И 1942 год, когда в Коралловом Море бой вели исключительно авианосцы, разом обесценив линкоры как основной класс боевых кораблей.

В 1920 году дредноутная гонка была в самом разгаре. Каждый такой корабль обходился в астрономическую сумму, и адмиралы были полны решимости применить их на практике. Но ввязываться в новую войну политики не решились. В 1922 году было заключено Вашингтонское Морское Соглашение, которое подписали США, Англия, Япония, Италия и Франция. Ведущие военно-морские державы пошли на компромиссное ограничение своей мощи по всем классам тяжёлых боевых кораблей. В этом соглашении не участвовали СССР, оказавшийся в международной изоляции и Германия, которой было запрещено иметь флот сверх минимума, определённого Версальским миром.

Наиболее простым решением для стран-участников выглядело «порезать» лишние корабли на стапелях. В одной только Японии планировалось заложить или уже строилось 8 новых линкоров и 8 линейных крейсеров, а разросшийся военный бюджет грозил вогнать страну в экономический коллапс. Вскоре Англия, США и Япония быстро отменили все крупнотоннажные заказы, стремясь сократить военные расходы и привести свои флоты к «вашингтонской норме». Те из линкоров, что не вписывались в пределы отведённого Договором тоннажа, но были в высокой степени готовности, перестроили в авианосцы. По вполне объективным причинам, Россия обошлась без этих «незаконнорожденных детей» линкоров.

Поначалу адмиралы не придавали им большого значения. И только  американский адмирал У. Митчелл (1921 г) высказал предположение, что палубная авиация в дальнейшем совершит революцию в военно-морском деле. Был поставлен эксперимент, в ходе которого американские пилоты семью авиабомбами утопили трофейный немецкий дредноут «Остфрисланд». Но цель была неподвижной, кроме того, на линкоре не было команды, которая боролась бы за живучесть и вела бы зенитный огонь. Поэтому авианосцам отводилась лишь вспомогательная роль – ослабить флот противника перед решающим столкновением артиллерийских кораблей. И даже США – главные апологеты авианосцев, рассчитывали прежде всего на старые добрые линкоры.

Тем временем на востоке Европы стремительно возрождались Германская и Российская Империи (пусть и под иными названиями). Будучи способными и дальновидными политиками, Сталин и Гитлер приложили большие усилия по воссозданию военно-морского могущества своих государств.

В 30-е годы были модернизированы оставшиеся от царя 3 дредноута, достроено 3 и построено 2 лёгких крейсера – ещё три спешно достраивались, а в 1940 году у Германии был куплен тяжёлый крейсер «Зейдлиц». Также было построено около сорока эсминцев и свыше сотни подводных лодок. Перед Второй Мировой Войной в СССР был построен мощный костяк надводного флота, возрождены морские традиции и создан самый многочисленный подводный флот.

Кроме того, уже в 1938 году в стране развернулось строительство линкоров проекта 23 (тип «Советский Союз»), тяжёлых крейсеров проекта 69 (тип «Кронштадт»),  тяжёлых крейсеров проекта 82 (тип «Сталинград») и многочисленных лёгких крейсеров. Крупнейшими кораблестроительными программами этого периода стали «Десятилетний план строительства кораблей ВМФ» (1938—1947 годы) и «Десятилетняя программа военного кораблестроения на 1946—1955 годы».

Эти программы преследовали вполне определённые цели – защита побережья и стратегически важных районов Черного и Балтийского моря, блокада перевозок руды из Швеции и Норвегии в Германию, давление на Финляндию и британские коммуникации в Северном Море. Нужды в авианосцах на столь стеснённых театрах не было. В июне 1940 года это доказали немецкие линейные крейсеры, которые расстреляли в Северном Море британский авианосец «Глориес» вместе с его эскортом. На короткое время это придало уверенности сторонникам линкоров. Но последующие события опровергли все довоенные планы и представления.

****

Вторая Мировая Война не была неожиданной ни для кого. Британцы и французы прекрасно осознавали, что Версальский мир – динамитная шашка в центре Европы. СССР и Германия готовились к реваншу, выступив в неожиданном – но логичном союзе против талассократии англосаксов. Поляки ещё с 1920 года справедливо осознавали, что находятся между советским молотом и нацисткой наковальней. Италия и Япония, вовремя «примазавшиеся» к победителям Первой Мировой, чувствовали себя обделёнными и не скрывали намерения захапать ещё больше. США же довольно потирали руки, собираясь хорошенько поживиться на грядущей заварушке.

Нелишним будет отметить, что война спутала карты прежде всего континентальным адмиралам. Уже в 1939 году Германия, Франция и Италия сокращают или отменяют масштабные судостроительные программы. Британия, США и СССР лихорадочно изыскивают средства на поддержание собственных программ. Япония лучше всего подготовилась к войне на море. Японские адмиралы создали сбалансированный флот, в котором гармонично сочетались авианосцы, новейшие суперлинкоры «Ямато» и тяжёлые крейсеры, вооружённые дальнобойными торпедами «Длинное копьё». Ночные торпедные атаки были асимметричным ответом на численное превосходство американцев – который стал для них большим сюрпризом в боях за остров Гуадалканал.

Вторая Мировая наглядно показала, что эпоха артиллерийских сражений ушла в прошлое. Днём небо контролировала авиация – поэтому почти все крупные артиллерийские бои происходили ночью. За всю войну было лишь несколько случаев, когда эти столкновения имели значительные последствия. В основном - в первую половину войны, пока адмиралы ещё не «распробовали» мощь палубной авиации.

Но даже в артиллерийских сражениях самолёты заявляли о себе громкими успехами: британские торпедоносцы «Суордфиш» вывели из строя «Бисмарк», который на следующее утро добили британские линкоры. Авиация же добила японский линейный крейсер «Хией», повреждённый в беспорядочном ночном бою с американскими крейсерами и эсминцами. Без самолётов обошёлся лишь адмирал Микава, чья дерзкая ночная вылазка у Гуадалканала стоила американцам четырёх тяжёлых крейсеров.

 Зато число боёв, которые выиграла авиация, не перечесть. Удары по итальянскому флоту в Таранто и по американскому флоту в Перл-Харборе. Сражение в Коралловом море и битва за атолл Мидуэй. Уничтожение японской береговой авиацией британского линкора «Принс оф Уэллс» и линейного крейсера «Рипалс» 10 декабря 1941 года. Примерно в это же время немецкие пикирующие бомбардировщики на Средиземном Море вывели из строя британский авианосец «Илластриес». Лишь бронированная палуба спасла корабль от гибели и позволила уйти на долгий ремонт в США.

В некотором смысле символически выглядит крупнейшее за всю историю человечества сражение у острова Лейте в 1944 году. К тому времени японская палубная авиация сильно поредела – и японцы бросили в бой все свои линкоры, в том числе легендарные «Ямато» и «Мусаси». Японцы уже почти прорвались к американским авианосцам, открыв по ним интенсивный артиллерийский огонь. Несколько кораблей американцы всё-таки потеряли (правда, часть из них на счёту пилотов-камикадзе), но потери японцев оказались несопоставимы. В ходе Тихоокеанской кампании авианосец завершил эру линкоров.

Основную угрозу для союзников в Атлантике представляли подводные лодки, охотившиеся за многочисленными конвоями. Как и в Первую Мировую Войну, Германия пошла на асимметричный ответ британской талассократии. Громадные линкоры и ударные авианосцы были бесполезны против подводной угрозы – основная тяжесть боевых действий легла на эсминцы, фрегаты и корветы. Эти небольшие, но универсальные корабли выполняли задачи ПВО, охотились за субмаринами, спасали экипажи с тонущих транспортов и участвовали в яростных стычках с немецкими крейсерами. В критические дни 1941 года Черчилль вынужден был передать американцам ряд британских баз в обмен на 50 старых эсминцев (построенных в 1910-х годах).

Советский флот встретил Вторую Мировую Войну с незавершённой программой – июнь 1941 перечеркнул все довоенные планы. Оставшиеся корабли в основном решали задачи «флот против берега» – участвуя в обороне приморских городов-крепостей. Крейсеры и линкоры Балтийского Флота всю блокаду поддерживали оборонявшие Ленинград войска. Черноморский и Северный флоты действовали более активно – крейсеры ЧФ участвовали в многочисленных десантных операциях. Эсминцы, лидеры и подводные лодки вели упорную борьбу на коммуникациях противника у румынских и норвежских берегов. Ударную функцию выполняла многочисленная береговая авиация. Правда, в отличие от американцев, её редко использовали для ударов по крупным боевым кораблям противника, предпочитая атаковать конвои и военно-морские базы.

Под конец войны Военно-Морской Флот СССР отметился и на Тихом Океане. Всего на Курильских островах и Южном Сахалине было разоружено и пленено около 80000 японских солдат и офицеров (ещё около 10000 человек японское командование успело эвакуировать в Японию), захвачено свыше 300 орудий и миномётов. Изначально запланированная высадка на Хоккайдо была отменена по личному указанию И. В. Сталина – из-за противоречий с генералом Дугласом Мак-Артуром.

****

К концу Второй Мировой Войны сложилась уникальная ситуация. Флоты Германии, Италии, Франции, Японии либо лежали на дне, либо были интернированы англосаксами. Война выявила ведущую роль подводных лодок и авиации, и заставила западных адмиралов пересмотреть приоритеты.

 

Могущество Royal Navy подорвали большие потери и экономический кризис. Почти весь золотой запас Великобритании ушёл на оплату американских поставок, Рузвельт вынудил Англию отказаться от монополии английского фунта в своих колониях. Черту под Британией, как великой морской державой, подвёл Суэцкий кризис (1956 г.), когда американцы, пользуясь своим влиянием в ООН, фактически запретили англичанам вести самостоятельную колониальную политику. Без колоний и без денег, английский флот быстро «сдулся» до размеров относительно небольшой эскадры. Под нож пошли все линкоры, в том числе новейший (и последний в истории) «Вэнгард», а также недостроенные тяжёлые авианосцы класса «Мальта». СССР лежал в послевоенной разрухе, и неизвестно было, сможет ли подняться русский медведь ?

ВМС США располагали к концу 1946 года около 40 лёгкими, а также 23 ударными авианосцами. Вскоре, в строй вошли 2 супер-авианосца класса «мидуэй». Помимо них, под американским флагом плавала армада из 16 линкоров, нескольких десятков лёгких и тяжёлых крейсеров, около трёхсот эсминцев, примерно столько же подводных лодок. Американцы возвели старый британский принцип «наш флот сильнее двух сильнейших» в новую, превосходную степень:  «Наш флот – сильнее всех флотов на Земле»!

Естественно, столь огромный флот стал явно избыточным - началось его интенсивное сокращение. Не имея равных на море, американская военно-морская доктрина была переориентирована на решение задач «флот против берега». Возросшие возможности авиации, особенно реактивной, позволяли авианосцу эффективно решать любые боевые задачи в радиусе нескольких сотен миль. Это подтвердила Корейская война, когда именно авианосные ударные самолёты не дали Северной Корее сбросить разбитые южно-корейские части в море летом 1950 года, и поддержали войска ООН в их сентябрьском контрнаступлении.

Александр Лешок

Продолжение следует: холодная война, 90-е, эпоха В.В.Путина...


Также, в память о трагических событиях в Баренцевом море, приведу строки из своего стихотворения, опубликованное в 2000 году, в августе...сразу же после трагедии.

УХОДИМ ПОД ВОДУ (экипажу подводной лодки "КУРСК")

Уходим под воду, врезаясь в морскую пучину.

И наш капитан откомандовал полный вперед,

Мы скоро докажем, что наши подводные силы

Гораздо сильнее и лучше , чем западный флот…

 

Уходим под воду и нас провожающий ливень,

Напомним, что есть у матросов единый закон:

Погибнет подлодка и мы вместе с нею погибнем.

Вернется она, то и мы вместе с нею дойдем.

 

Уходим под воду в морские просторы родные,

Уходим за тем, чтобы снова вернуться домой,

Чтоб встретила нас навсегда дорогая Россия,

И чтоб целовал нашу лодку соленый прибой…

 

Уходим под воду, с надеждой - она не погибнет,

Что если досрочно мы сложим свои ордена,

На мраморных плитах, когда-нибудь, кто-нибудь выбьет,

Погибших героев короткие имена!

 

И всем вам герои – живым и недавно погибшим,

Не трогая Ваш непреступный, матросский закон.

Мы выкрикнем это, сыграем, покажем, напишем…

От Вашей России: душевный и низкий поклон.

 

Василий Никуленков, 2000 год (14 лет)

 

      P.S.:теперь, что касается затасканной оппозицией строчки из диалога президента РФ В.В.Путина и ведущего-американца Ларри Кинга: "Что случилось с подводной лодкой Курск? Она утонула". Забудьте эту фразу. Почему? Как Вы думаете, что еще мог ответить любой патриот на такой непрофессиональный, на такой злорадный вопрос американского коррспондента, страна которого только что праздновала военную победу?

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся