Блог Никиты Герасимова

Из МИДа в президенты: как и зачем Франк-Вальтер Штайнмайер стал Бундеспрезидентом

21 Апреля 2017
Распечатать
12 февраля 2017 г. Франк-Вальтер Штайнмайер, до того момента министр иностранных дел, подавляющим большинством был избран президентом Германии. После объявления кандидатуры Мартина Шульца на пост Бундесканцлера это уже второй достаточно неожиданный – и очевидно успешный – ход социал-демократов, которые всё более улучшают свои позиции к приближающимся парламентским выборам 24-ого сентября 2017 года.

О главном – Как прошли выборы 12 февраля?

Выборы нового президента ФРГ: уверенная победа Франк-Вальтера Штайнмайера


Как и ожидалось, Франк-Вальтер Штайнмайер (61 год) был избран 12-ым президентом ФРГ – со значительным большинством и практически «без боя» со стороны возможных оппонентов. Таким образом, он вступит на этот пост после Йоахима Гаука (77 лет) – в прошлом борца за гражданские свободы и противника социалистического строя ГДР.

В ходе голосования Штайнмайер набрал 931 из 1253 голосов, т.е. около 75%, и не оставил – как и ожидалось – свои конкурентам ни малейшего шанса. Кроме того, было 103 воздержания, что является, пожалуй, самой большой неожиданностью, но лишь подтверждает общую политическую обстановку вокруг этих выборов: серьёзных соперников нет, голосовать кроме как за Штайнмайера особо не за кого, но довольны его кандидатурой далеко не все.

После оглашения результатов Франк-Вальтер Штайнмайер в своей вступительной речи не постеснялся назвать Германию «якорем надежды» для всего мира и призвал своих соотечественников различать между «фактом и ложью».

Для социал-демократов номинация и избрание Штайнмайера президентом является большой внутриполитической победой над своим извечным соперником – блоком ХСС-ХДС. Во-первых, после президентства Густава Хайнеманна (1969–1974) и Йоханнеса Рау (1999–2004) это только третий представитель СДПГ на данном посту, а значит, является и историческим успехом для всей партии. Во-вторых, сильный президент Штайнмайер может ещё более укрепить социал-демократическую эйфорию в стране и усилить «Эффект Шульца» – резкий рост популярности СДПГ за счёт своего нового председателя. Таким образом, избрание Штайнмайера президентом может гораздо сильнее сказаться на политической ситуации внутри страны, чем многие предыдущие президентские выборы. Мартин Шульц, имеющий реальный шанс опередить Меркель на предстоящих выборах, а теперь и избрание Штайнмайера формальной главой государства может означать закат политической гегемонии христиан-демократов в Германии, которое продолжалось фактически c 2005 года с вступлением Ангелы Меркель впервые на пост Бундесканцлера.

Как проходят президентские выборы в Германии?


Президентские выборы в Германии 2017 года: кроме депутатов Бундестага и политических представителей регионов в выборах могут участвовать общественные деятели, знаменитости, представители спорта, моды, культуры и т.д.


Бундеспрезидент избирается Федеральным собранием, которое состоит из депутатов бундестага – парламента ФРГ, а также представителей отдельных федеральных земель. Кроме того, наряду с партийными политиками и политическими представителями регионов в выборах могут участвовать общественные деятели, известности, представители спорта, моды, культуры и т.д. – т.е. фактически представители любых государственных и общественных сфер. Например, на этих президентских выборах отметились, в том числе, такие далёкие от политики личности как тренер немецкой сборной по футболу Йоахим Лёв, актриса Наталья Вёрнер, певец немецких шлягеров Роланд Кайзер, музыкант Петер Маффай и актриса травести Оливия Джоунс. Президент избирается сроком на 5 лет с возможностью одного последующего переизбрания. Президент ФРГ является формальным главой Германии, хотя и фактически не обладает реальной властью. Его роль – это, прежде всего, постановка моральных акцентов в германской политике и надпартийное влияние на образование общественного мнения.

Каковы были политические предпосылки выборов 12. февраля?

Внутрипартийные коллеги и конкуренты (слева направо): Мартин Шульц, Зигмар Габриэль, Франк-Вальтер Штайнмайер


Было очевидно, что если Штайнмайера номинируют на пост президента, то при имеющейся конкуренции (а вернее при её фактическом отсутствии) он выиграет. Однако до последнего момента было не ясно, примет ли он эту кандидатуру, ведь его целью могла бы быть и повторная попытка (первая провалилась в 2009 году) стать канцлером ФРГ. После же его номинации особенно в сети распространились слухи о чуть ли не внутрипартийном заговоре с целью лишить Франк-Вальтера реальной власти и отодвинуть на репрезентативный пост президента. Так, по заговорческим версиям, Штайнмайера сместили, чтобы дать дорогу в канцлеры ближайшему внутрипартийному конкуренту и на тот момент председателю СДПГ Зигмару Габриэлю. Однако данная версия пошла прахом после того, как Габриэль сам отказался от кандидатуры, а на это место взошёл до того момента мало кому известный Мартин Шульц.

Тем не менее, не совсем понятна мотивация Штайнмайера. В роли министра иностранных дел у него были конкретные рычаги влияния как в немецкой внутренней, так и внешней политике, в то время как в роли президента ему достаётся репрезентативная должность. Такое мнение долгое время распространялось и самим Штайнмайером. Ещё в начале 2016-ого года он утверждал, что пост президента не подходит для него – «человека действия», которому нужны ясные политические задачи и действенные инструменты влияния для их решения. Но уже осенью этого же года аргументация резко изменилась. В своей новой аргументационной линии Штайнмайер подчёркивал, что в качестве президента смог бы расставлять важные политические и нормативные акценты и таким образом влиять на политический курс страны. Кроме того, на решение Штайнмайера могло повлиять и положительное общественное мнение. Большинство немецких граждан видело именно в Штайнмайере своего нового президента. Так, по опросам социологического института TNS Emnid уже в июне 2016 52% респондентов высказались за Штайнмайера в качестве приемника Йоахима Гаука.

Как выборы Штайнмайера могут сказаться на российско-германских отношениях?

Путин и Штайнмайер: грядущая оттепель в российско-германских отношениях?


Как уже было сказано выше, формально у президента ФРГ нет реальной (внешне)-политической власти, так что Штайнмайер не сможет принять какие-либо конкретные меры в германской политике в отношении России. Однако – и это главная задача Бундеспрезидента – он может ставить важные сигналы и предопределять базовый тон германской политики.

Например, Йоахим Гаук крайне критично относился к любым действиям Москвы на международной арене, ни разу за свой президентский срок не посетил Россию, а c российским президентом не встречался лично вообще. Учитывая важную роль двусторонних отношений для обеих стран – это крайне слабый результат.

В случае Штайнмайера можно ожидать гораздо более тесную связь между главами государств, а также оттепель в российско-германских отношениях. Так, буквально через час после состоявшихся выборов Владимир Путин пригласил избранного германского президента посетить Россию «в любое удобное для него время», как сообщает пресс-служба Кремля, ссылаясь на поздравительную телеграмму от российского президента. Путин также подчеркнул готовность к более тесному диалогу и заинтересованность в налаживании «конструктивного диалога по актуальным вопросам двусторонней и международной повестки дня». Подобная формулировка явно свидетельствует о готовности Москвы к попытке сближения с ФРГ и о надежде на новый импульс в российско-германских отношениях. Кроме того, вероятно, что Москва будет пытаться заранее заручиться поддержкой Бундеспрезидента в противовес будущему канцлеру – ведь и Меркель, и Шульц настроены крайне критично по отношению к российской политике.

Надежду на более дружественный тон Штайнмайера в отношении России можно считать вполне оправданной в виду уже имевших место быть открытых противоречий между Меркель и Штайнмайером. Например, Штайнмайер регулярно довольно жёстко осуждал военные учения НАТО в Восточной Европе как «бряцанье оружием» и «нагнетание напряженности», в то время как ХДС-ХСС поддерживала их под предлогом поддержки Прибалтики и Польши от «российской угрозы». Кроме того, Штайнмайер поддерживает пошаговое снятия анти-российских санкций в случае улучшения обстановки на востоке Украины и, тем самым, репрезентирует общественное мнение.

Так, по данным опроса социологического института Forsa от апреля 2016 года 71% респондентов так же поддерживают полное снятие или хотя бы ослабление санкций против России. Таким образом, в случае если Штайнмайеру действительно удастся в полной мере использовать потенциал своей новой должности, можно надеяться на потепление российско-германских отношений и сближение политических позиций Москвы и Берлина по основным вопросам мировой политики.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Д. Трамп собирается нарастить ядерный потенциал и выражает сомнения в пользе договора СНВ-III. Что делать России?
    Необходимо настаивать на сохранении традиционных подходов в области контроля и сокращения вооружений  
     272 (40%)
    Это серьезная угроза для мира. Нужны оригинальные инициативы по сотрудничеству в ядерной сфере, например, такие  
     213 (31%)
    Соблюдать паритет, включаться в ядерную гонку  
     106 (16%)
    Искать асимметричные средства нападения  
     87 (13%)

Текущий опрос

Какое влияние на развитие ЕАЭС, с Вашей точки зрения, окажет вступление в силу Таможенного кодекса?
Бизнесу
Исследователям
Учащимся