Блог Милана Лазовича

Роль СНГ и ОДКБ в обеспечении безопасности Центральной Азии

15 Июня 2018
Распечатать

С момента распада Советского Союза Российская Федерация стремится так или иначе закрепиться в странах СНГ, сохранить свое влияние на всем постсоветском пространстве. Существует множество точек зрения относительно этой темы. Российские исследователи, среди которых стоит отдельно выделить В. А. Никонова, утверждают, что Москва не стремится к восстановлению некого подобия СССР на постсоветском пространстве, в том числе в государствах Центральной Азии. Интеграция в этом регионе, на что и нацелена Россия – вполне нормальное и логичное явление, поскольку стороны объединяет период советского прошлого. Центральноазиатские республики рассматриваются в рамках общей стратегии на пространстве СНГ, исходя из чего и определяется политика по отношению к региону. Так, в Указе Президента РФ «Об утверждении стратегического курса Российской Федерации с государствами-участниками Содружества независимых государств» от 14 февраля 1995 года, говорится, что главной целью региональной политики является «создание интегрированного экономически и политически объединения государств». Этой цели Россия собирается добиваться путем сближения национальных экономических систем, постепенного расширения единого таможенного союза, формирования в перспективе общего рынка капиталов. Предусматривается создание системы коллективной безопасности и поощрение намерений стран. СНГ объединиться в Оборонный союз.[1]

7b7126ae9fa678a80adc28d2db9f670a.jpg

В то же время западные эксперты в большинстве своем полагают, что современная российская власть во главе с президентом Владимиром Путиным стремится к жесткому и всеобщему доминированию в регионе путем навязывания своих условий и установления своих порядков. Так, эксперт по Центральноазиатскому региону Р. Аллисон считает, что Россия все больше выступает с позиций «охранительной интеграции», гарантируя выгоду от этой интеграции и свое покровительство, однако все это при условии ее роли интеграционного и регионального центра.[2]

Одним из наиболее важных направлений сохранения влияния в целом, в том числе в регионе Центральная Азия являются вопросы безопасности, ее обеспечения и поддержания на высоком уровне.

Для более полного понимания процесса обеспечения безопасности в Центральной Азии и всей ситуации на данный момент необходимо обратиться к основным вызовам и угрозам, существующим на сегодняшний день в регионе. В число таких угроз входит контрабанда и наркотрафик, нелегальная миграция, религиозный исламистский экстремизм, частично энергетическая безопасность, конфликт в Афганистане, а также в последнее время все чаще выделяют угрозу политической дестабилизации региона в результате смены руководящих элит. Последнего активно опасались в результате смены власти в Узбекистане после кончины президента Ислама Каримова в 2016 году. Однако этого не произошло, и можно с определенной долей уверенности утверждать, что курс Узбекистана по вопросам безопасности остался прежним, как и политический курс страны в целом нашел свое продолжение при новом президенте Шавкате Мирзиёеве.[3]

Для наиболее полной реализации цели обеспечения и поддержания безопасности Россия прибегает к механизмам влияния через различные институты, действующие на территории постсоветской Центральной Азии, среди которых необходимо выделить СНГ, ОДКБ и ШОС. При этом не во всех из них ключевая роль принадлежит России. Исключение составляет ШОС, инициатива создания которой исходила от Китая в 2001 году и которая заслуживает отдельного рассмотрения. Рассмотрим роль институтов, а именно СНГ и ОДКБ, как структур, ориентированных, прежде всего, на Россию, а также их значимость с точки зрения региональной безопасности.

Содружество независимых государств (СНГ)

Одним из первых таких институтов стало Содружество независимых государств, учрежденное Беловежскими соглашениями 8 декабря 1991 года. Среди основных целей Содружества фигурируют такие как сотрудничество в обеспечении международного мира и безопасности, достижение всеобщего и полного разоружения, мирное разрешение споров и конфликтов между государствами-участниками организации[4], борьба с организованной преступностью, а также сотрудничество в области оборонной политики и охраны внутренних и внешних границ.[5] Несмотря на четко сформулированные задачи, СНГ в отличие от ОДКБ и ШОС не фокусируется лишь на вопросах безопасности, а берет на себя задачу организации многостороннего взаимодействия на постсоветском пространстве в целом, включая также область экономического, политического и культурного взаимодействия. Если же говорить конкретно о безопасности, прежде стоит отметить тот факт, что у всех трех вышеназванных институтов, несмотря на их формально разные установочные цели, на практике задачи совпадают и пересекаются. При этом схожи между собой и органы управления данных институтов. Хотя СНГ и принимает во внимание составляющую безопасности и занимается ее обеспечением, скорее представляется, что функции Содружества в данной сфере отчасти попадают в зону компетенции ответственности других организаций. Так, например, в СНГ существует три проекта обеспечения безопасности в регионе Центральная Азия. Они включают в себя единую систему ПВО, миротворческую деятельность и Антитеррористический центр СНГ. Между тем Региональная антитеррористическая структура также была создана и в ШОС, а в рамках ОДКБ действует общая система ПВО. Таким образом, налицо дублирование функций и смещение ответственности за вопросы безопасности в сторону ОДКБ и ШОС.

Такое положение вещей, вероятно, также обусловлено тем фактом, что некоторыми специалистами СНГ на сегодняшний день считается достаточно слабой организацией, отжившей свое и требующей серьезных реформ. Это в свою очередь сказывается и на функциях по обеспечению безопасности. В противном случае СНГ ждет полный распад, начало которому было положено в 2008 году с выходом из его состава Грузии.[6]

С другой стороны, нельзя сказать, что деятельность Содружества независимых государств в сфере безопасности сводится к нулю. На региональном уровне в рамках организации проходят встречи глав правительств, межпарламентской Ассамблеи, проходят саммиты и т.д., где вопросы безопасности всегда стоят на повестке дня и носят приоритетный характер. Зачастую такие процессы волнуют западных экспертов и западную общественность, которые видят в нем закрепление военного господства России во всей постсоветской Центральной Азии с возможностью его расширения. Западная пресса пишет, что Москва за последние годы значительно усилила свое военное присутствие в регионе и намерена дальше его наращивать: на саммите СНГ в Казахстане в 2015 году была заключена Концепция военного сотрудничества государств участниц до 2020 года. Более того, Россия продлила договоры о нахождении своих баз в Таджикистане и Киргизии до 2042 и 2032 гг. соответственно. Было также договорено увеличить военный контингент российских войск в Таджикистане с 5900 до 9000 чел. к 2020 году и увеличить финансовую военную поддержку Бишкеку. При этом свои активные экспансивные действия в регионе Россия оправдывает угрозой Москве и Центральноазиатским столицам, исходящей от Афганистана и от Исламского Государства [ИГ – запрещено в РФ]. Центральноазиатские республики, в свою очередь, в большинстве также прикрываются «раздутой угрозой исламского экстремизма» и дают России возможности для маневра.[7]

Тем не менее, на сегодняшний день СНГ по праву можно считать одной из ключевых организаций на пространстве бывшего СССР, объединяющей основную часть постсоветских республик. Содружество независимых государств является одной из важнейших широкопрофильных платформ для многостороннего сотрудничества, в котором так или иначе заинтересованы все государства-члены, в него входящие. Однако, безусловно, в СНГ есть свои сложности, связанные с порой расходящимися интересами участников, изменившимися геополитическими реалиями. Государства Центральной Азии в первую очередь выступают за усиление составляющей безопасности в формате СНГ, поскольку для них стабильность на собственных границах является главным приоритетом как внешней, так и внутренней политики. По словам эксперта РИСИ и главного редактора журнала «Проблемы национальной стратегии» А. Крутова, обеспечение безопасности Центральноазиатского региона требует все больше и больше средств, «но такова реальность».[8] Эксперт также отмечает назревшую необходимость реформирования СНГ, с тем чтобы усилить наиболее важные направления работы Содружества, одним из важнейших в котором являются вопросы безопасности и защиты внешних границ Центральной Азии.

Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ)

Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ) была создана в 2002 году на основе Договора о коллективной безопасности, подписанного в 1992 году в Ташкенте Арменией, Казахстаном, Киргизией, Россией, Таджикистаном и Узбекистаном. На сегодняшний день в ОДКБ входят все Центральноазиатские государства, за исключением Узбекистана и Туркменистана.

ОДКБ можно считать более узкопрофильной организацией, в отличие, например, от СНГ. Организация направлена именно на охрану, защиту и безопасность региона. В ее Уставе среди целей определены такие как укрепление мира, международной и региональной безопасности и стабильности, защита на коллективной основе независимости, территориальной целостности и суверенитета государств-членов, приоритет в достижении которых государства-члены отдают политическим средствам.[9]

ОДКБ располагает также аффилированными с ней структурами безопасности – Коллективными силами быстрого развертывания Центральноазиатского региона (КСБР) и Коллективными силами оперативного реагирования (КСОР). Первые были созданы в 2001 году, и их основными задачами помимо общего обеспечения безопасности, являются отражение военного нападения или агрессии и организация проведения контртеррористических операций. КСОР были сформированы в 2009 году, их их основной задачей является, что следует из самого названия, оперативное реагирование на различные вызовы и любого вида угрозы безопасности членам Организации. ОДКБ также имеет свои миротворческие силы, а в ближайшее время планируется создание коллективных авиационных сил (КАС ОДКБ – подготовка началась в 2015 году), а также Центра кризисного реагирования и согласование Стратегии коллективной безопасности государств-членов (подготовка началась в 2016 году).

Такая разветвленная и сложная структура Организации говорит о действительно серьезной и профессиональной подготовке в отражении потенциальных угроз для региона. Наряду с этим можно утверждать, что ОДКБ является достаточно мощной организацией, нацеленной как на защиту внешних границ, так и на углубление военного сотрудничества с государствами Центральной Азии, для которых вопросы безопасности стоят весьма остро.

В череде вопросов, связанных с коллективным реагированием на различного вида угрозы и нештатные ситуации в зоне своего влияния и ответственности ОДКБ в последнее время отдельно выделяет Афганистан, ситуация в котором известна своей нестабильностью и слабой прогнозируемостью. Более того, это государство находится в непосредственной близи от региона Центральной Азии, что при неблагоприятном сценарии может напрямую отразиться на безопасности региона и иметь самые неприятные и непредсказуемые последствия, вплоть до проникновения в Центральную Азию разветвленных сетей международного терроризма и организованной преступности. В этой связи Советом коллективной безопасности ОДКБ были приняты и разрабатываются в настоящее время меры, направленные на снижения уровня угрозы и негативного влияния со стороны Афганистана на государства-члены ОДКБ, в особенности после вывода основной части контингента Международных сил содействия безопасности (МССБ) в 2014 году.

В Организации намерены также более активно использовать и привлекать к выполнению поставленных задач специализированные структуры организации, прежде всего, такие как КСБР и КСОР. Будучи важным элементом деятельности ОДКБ, КСБР предназначены для выполнения боевых задач исключительно в Центральной Азии. КСОР же предполагается использовать для более сложных задач, среди которых отражение военной агрессии, операции по борьбе с международным терроризмом, транснациональной организованной преступностью, наркотрафиком, а также для ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций.[10]

В первую очередь, конечно, ОДКБ сегодня предоставляет полную гарантию защиты внешних границ стран-участниц и защиту региона от террористических угроз. Однако не стоит забывать и о таком направлении деятельности, как борьба с наркотрафиком и организованной преступностью, о чем частично уже упоминалось выше. Об успехах на этом направлении, подчеркнув, однако, что данная работа ведется совместно в рамках основных структур, отвечающих за безопасность на постсоветском пространстве – СНГ, ОДКБ и ШОС, заявил министр внутренних дел Российской Федерации Владимир Колокольцев в ходе объединенной Коллегии МВД России и Таджикистана в Сочи в мае 2017 года. По его словам, «в последние годы силовыми ведомствами стран СНГ сделано немало для укрепления позиций на атинаркотическом направлении. Сотрудничество здесь активно осуществляется как на двусторонней основе, так и в многостороннем формате - в рамках таких международных организаций как СНГ, ОДКБ, ШОС».[11]

Существует и определенная доля критики в отношении ОДКБ в том плане, что Организация завязана исключительно на Россию, характеризуется жесткой вертикалью власти и внутренней иерархией, а также не способна эффективно реагировать на постоянно возникающие вызовы и угрозы. Так, российский исследователь Ю. Никитина пишет, что ДКБ изначально был подписан исходя из желания не вовлекаться полностью в западные структуры, а иметь свои собственные. Согласно ее мнению, стимулом к сотрудничеству в таком формате (ДКБ, а затем ОДКБ) стало скорее стремление сохранить остатки советской ценностно-идеологической общности, чем потребность в отражении внешних угроз. Это в свою очередь объясняет определенную неразвитость функциональности механизмов ДКБ в начальный период 1990-х годов. Отсутствие интереса к функциональному наполнению Договора, а затем и Организации привело к их многолетнему простою на начальных этапах, а смена внешнеполитической ориентации Тбилиси, Баку и Ташкента к концу 1990-х годов также предопределила их выход из Договора.[12] Случай Узбекистана следует рассматривать отдельно, поскольку он являлся членом ОДКБ в периоды с 1992 по 1999 год, а затем с 2006 по 2012 год ввиду собственных внутриполитических причин, меняющейся внешнеполитической ориентации, а также периода «цветных революций», охватившей регион в 2000-х годах.

Так или иначе, как раз в период «цветных революций», по мнению экспертов западных организаций, прежде всего, таких как ЕС и НАТО проявилась еще одна серьезная слабая черта ОДКБ: нормативные установки Организации о невмешательстве во внутренние дела государств-членов стали входить в противоречие с потребностями эволюции ОДКБ.[13] Иными словами, желание сохранить действующие режимы в определенных странах членах вступило в несоответствие с установками ОДКБ, что зачастую стало препятствовать развитию двусторонних отношений как внутри организации, так и с западными партнерами, например, НАТО, которые сами не выражают желания сотрудничать со слабыми, по их мнению, блоками и организациями. Более того, эксперты западных think-tanks, среди которых можно выделить, например, Институт Центральной Азии и Кавказа, основанный в 1996 году американским специалистом по России и Евразии Ф. Старром, убеждены в том, что в ОДКБ, как впрочем, и на всем постсоветском пространстве интересы стран-членов расходятся, каждый выбрал свою ориентацию. Таким образом, подобные организации являются провальными, поскольку коллективность если и просматривается, то весьма слабо или возможна лишь по отдельным узким вопросам.[14]

Подводя некий итог относительно самой ОДКБ, ее роли и значимости в деле безопасности Центральной Азии, представляется целесообразным отметить, что, безусловно, на сегодняшний день ОДКБ является одной из ключевых и наиболее эффективных военно-оборонительных структур на постсоветском пространстве. Ее сложная структура способствует высокому уровню безопасности в Центральной Азии и на ее границах.





[1] Никонов В. Политика России в Центральной Азии//Central Asia & Central Caucasus Press AB, август 1997 г. [эл.ресурс] URL: http://ca-c.org/journal/08-1997/st_12_nikonov.shtml

[2] Allison R. Virtual regionalism, regional structures and regime security in Central Asia //Central Asian Survey. – 2008. – Vol. 27. – №2. – June. – P. 190.

[3] Мирзиеев видит своей главной задачей продолжение курса Ислама Каримова//Sputnik Узбекистан, 9 сентября 2016 г. [эл. ресурс] URL: https://ru.sputniknews-uz.com/politics/20160909/3679294.html

[4] Устав СНГ. Раздел I. Статья 2 [эл.ресурс] URL: http://cis.minsk.by/reestr/ru/index.html#reestr/view/text?doc=187

[5] Устав СНГ. Раздел I. Статья 4 [эл.ресурс] URL: http://cis.minsk.by/reestr/ru/index.html#reestr/view/text?doc=187

[6] Русакович А. Современное состояние СНГ и три подхода относительно будущего развития СНГ//Центр изучения внешней политики и безопасности [эл. ресурс] URL: http://forsecurity.org/sovremennoe-sostoyanie-sng-i-tri-podhoda-otnositelno-budushchego-razvitiya-sng

[7] CIS summit: Russia to bolster Central Asia military//BBC News. – 2015. – 16 October [эл.ресурс] URL: http://www.bbc.com/news/world-europe-34538051

[8] Эксперт РИСИ: Афганистан и реформа СНГ станут главными темами саммита в Москве// РИСИ, 25 декабря 2017 [эл. ресурс] URL: https://riss.ru/smi/46688/

[9] Устав ОДКБ. Глава 1. Статья 3. [эл. ресурс] URL: http://www.odkb-csto.org/documents/detail.php?ELEMENT_ID=124

[10] Малышева Д. Безопасное развитие Центральной Азии и афганский фактор // Вестник Московского университета. – 2013. Сер. 25. – №2. – С. 111-112.

[11] Цит. по: Колокольцев: СНГ, ОДКБ и ШОС сообща отражают наркоугрозу [эл. ресурс] URL: https://mir24.tv/news/16112576/kolokolcev-sng-odkb-i-shos-soobshcha-otrazhayut-narkougrozu

[12] Никитина Ю. А. ОДКБ: Незападная региональная организация? //Индекс безопасности №2 (97), Том 17. – С.47.

[13] Там же.

[14] CSTO: Collective security or collective confusion? //Central Asia-Caucasus Institute. Silk Road Studies Program [эл.ресурс] URL: https://www.cacianalyst.org/publications/analytical-articles/item/11896-analytical-articles-caci-analyst-2009-9-1-art-11896.html


Поделиться статьей

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся