Блог Милана Лазовича

Роль ЕС в боснийском кризисе (середина 1990-х гг. – н.в.) и современное состояние отношений БиГ с ЕС в контексте боснийского урегулирования

20 Мая 2018
Распечатать

Взаимоотношения Боснии и Герцеговины (БиГ) с Европейским союзом с самого их начала носили непростой и противоречивый характер. Боснийская война и постконфликтное урегулирование явились непростым испытанием для ЕС. При этом следует отметить, что взаимоотношения в целом можно охарактеризовать как достаточно динамичные и интенсивные. Значимой вехой в кровопролитных событиях на Балканах стало Дейтонское мирное соглашение, подписанное в 1995 году и положившее конец боснийской войне. После Дейтона Евросоюз активизировал свою деятельность в регионе и начал принимать участие в миротворческих операциях в Боснии, но на тот момент еще не самостоятельно, а в составе международных организаций – по линии ООН, ОБСЕ, НАТО, что, вероятно, было связано с их более весомой ролью и положением на мировой арене по сравнению с ЕС на тот период времени. Параллельно с этим ЕС запустил программы материальной и гуманитарной помощи для БиГ.

bheu.jpg

Во второй половине 1990-х годов вновь наблюдается увеличение роли ЕС, разрабатывается стратегия «Процесс стабилизации и ассоциирования» (ПСА), с тем, чтобы по возможности продвигать сближение, интеграцию стран Балкан, включая Боснию, с ЕС с последующим возможным членством в Союзе. Что касается экономической поддержки, то она осуществлялась при помощи различных доступных механизмов, в том числе при помощи Пакта Стабильности для Юго-Восточной Европы (1999 г). В 2000-х годах ЕС институционально закрепляется в Боснии, создавая различные институты для постконфликтного урегулирования (Специальный представитель ЕС и полицейская миссия ЕС). Важным этапом стало принятие эстафеты у НАТО в 2004 году, когда ЕС стал преемником военной миссии альянса в БиГ. При этом стали проводиться различные операции в рамках общей внешней политики и политики безопасности ЕС (операция «Алтея»). Все эти действия ЕС мотивировались опасениями возможного повторного всплеска этнического конфликта в стране. Операции ЕС в Боснии делятся на этапы и постоянно пересматриваются в связи с обстановкой.

Таким образом, начиная с 1990-х годов, ЕС задействовал все доступные механизмы влияния на Боснию: миротворчество, экономическая помощь, постконфликтное урегулирование, максимальное сближение страны с ЕС.[i] Если поначалу упор делался на ликвидацию последствий конфликта, предупреждения нового и экономической помощи, то сегодня скорее выделяется политика интеграции Боснии с ЕС (в 2016г. страна подала заявку на вступление) при сохранении механизмов финансовой поддержки. Однако инициатива сближения и членства Боснии в ЕС сомнительна с точки зрения полного урегулирования постконфликтной обстановки, чем ЕС оправдывает свою деятельность в Боснии – страна до сих пор разделена на Федерацию БиГ и Республику Сербскую. И это отнюдь не формальное разделение, существуют серьезные разногласия относительно сближения с ЕС – Республика Сербская видит свое развитие в сотрудничестве с Белградом и Москвой, а во все не в европейской интеграции. Активное настаивание ЕС на своих целях может привести к новому витку конфликта, который, по сути, не урегулирован Евросоюзом до сих пор, а носит скорее замороженный характер. Если в начале ЕС действительно был нацелен на полное урегулирование в Боснии, то сегодня он скорее преследует иные цели, связанные с борьбой с Россией за влияние на Балканах. В итоге приходится констатировать, что касательно урегулирования в Боснии и Герцеговине заслуги ЕС сомнительны, а его усилия – малоэффективны.

Участие ЕС в урегулировании боснийской проблемы на первом этапе (вторая половина 1990-х годов)

Во второй половине 1990-х годов, после подписание Дейтонских соглашений активизируется роль ЕС в боснийском урегулировании. В частности, начались совместные с международными организациями (ООН, НАТО, ОБСЕ) миротворческие операции. Например, в состав сил НАТО по поддержанию мира в Боснии (SFOR) вошли части сил ЕС, а именно часть французских вооруженных сил, в обязанности которых наряду с остальными контингентами входили следующие задачи: сдерживание и предотвращение возможных новых боевых действий, создание наиболее благоприятных условий для содействия развитию мирного процесса, оказание помощи по возвращению беженцев в страну, поддержка оборонной реформы, сбор и уничтожение незарегистрированного оружия и боеприпасов среди гражданского населения, активное участие в процессах разминирования территории страны и т.д.[ii]

При анализе боснийской проблемы в контексте участия ЕС в ее урегулировании, возникает вопрос: с чем именно связано активное участие в этом процессе Евросоюза и в чем конкретно состоял вызов для ЕС? Во-первых, ЕС не мог не волновать конфликт, разгоревшийся практически в центре Европы и связанный с развалом крупной страны. Во-вторых, НАТО, игравшее в урегулировании роль первой скрипки и взявшее страну под свой военный контроль в 1995 году, являлась естественным союзником ЕС. В этой связи стороны не могли не согласовывать своих позиций с дальнейшим вовлечением ЕС в регулирование. В-третьих, это проблема беженцев, хлынувших огромным потоком в страны ЕС в период югославского кризиса, составивших порядка 660 тыс. человек, что можно сравнить с новой волной беженцев в ЕС 2015-2016 годов[iii]. Наконец, это также излюбленная тема Евросоюза – вопрос о правах человека, нарушений которых в ходе войны было немало с обеих сторон.

В конце 1990-х руководством Евросоюза разрабатывается также «Процесс стабилизации и ассоциирования» (ПСА) для создания основы для сближения стран Балкан с интеграционной группировкой и в скором будущем начать уже переговоры о реальном вступлении и полноценном членстве в ЕС. Важно подчеркнуть, что по формату и целям ПСА представлял собой развитие разработанного Евросоюзом ранее проекта «Регионального подхода для стран Юго-Восточной Европы» (1996 г), однако вместе с тем был дополнен качественно новым типом договорных отношений между ЕС и странами Западных Балкан в форме Соглашений о стабилизации и ассоциации[iv]. В 1999 году ЕС инициировал принятие Пакта стабильности для Юго-Восточной Европы, который являлся неким воплощением стремления международного сообщества (балканские страны, США, ЕС, Россия, международных организаций) достичь стабильности в Балканском регионе. Таким образом, ЕС делал ставку на то, что активное всестороннее и тесное сотрудничество с ЕС с целью интеграции в сочетании с финансовой помощью лучше всего будет способствовать установлению мира и настолько остро необходимой стабилизации на Балканах. Эта идея находит подтверждение в высказывании Х.-Г. Эрхарта, эксперта по вопросам исследования мира Гамбургского университета, который заявил, что такая комплексная превентивная программа, как Пакт стабильности, является очень хорошим инструментом политики ЕС в регионе, исходя из того что безопасность, благосостояние и демократия тесно взаимосвязаны, и что интеграция является лучшим способом обеспечения мира[v].

Деятельность ЕС в Боснии на втором этапе (2000-е годы)

В 2000-е годы Евросоюз все больше закрепляется в боснийском урегулировании. Начинают создаваться институты, такие как, например, специальный представитель ЕС и полицейская миссия ЕС, призванные добиваться более эффективных мер для реализации миротворческих инициатив. Полицейская миссия Евросоюза заменила собой Специальные международные полицейские силы ООН, определив для себя такие приоритетные задачи как развитие институтов государственного управления в БиГ, борьба с организованной преступностью и коррупцией и т.д.

В 2004 году Евросоюз заменил военную миссию НАТО в стране, переведя ее под свой контроль. Силы SFOR были заменены европейскими EUFOR, действовавшими, однако, согласно единому командованию и управлению в соответствии с договоренностями НАТО и ЕС. Отсюда можно сделать вывод, о том, что хотя ЕС и усилил свой контроль в стране, взяв под свой контроль многие институты и программы, роль других акторов, в частности, НАТО, не уменьшилась, натовский контроль сверху в значительной мере остался. В декабре 2004 года ЕС начал осуществление операции «Алтея», суть которой сводилась к созданию многонациональных сил по стабилизации внутренней обстановки в Операция была призвана сыграть главную и основную стабилизирующую миротворческую роль в Боснии и Герцеговине в соответствии с Дейтонскими мирными соглашениями. То есть основной упор делается на Дейтон, несмотря на его недостатки и достаточно хрупкий мир. С одной стороны это представляется разумным, поскольку Дейтонские соглашения все же скорее выступают в роли основы для всего процесса урегулирования, с другой – возможно именно Евросоюз и мог бы предложить некий качественно новый уровень, развив эту основу.

2000-е годы явились наиболее плодовитыми с точки зрения участия Евросоюза в боснийском урегулировании. Создавались новые институты с целью формирования прочной и стабильной власти, обеспечения безопасности, экономического развития. Велся четкий курс на сближение Боснии с ЕС, и все предпринимаемые меры были направлены именно на эту основную цель.

Боснийский вопрос для ЕС на современном этапе (2010 – н.в.)

Говоря о современном этапе вовлеченности Евросоюза в боснийские дела, представляется мало возможным выделить некие кардинально, качественно новые в нем элементы или составляющие. Основные моменты остаются неизменными – страна находится под международным контролем, во многом осуществляемым ЕС. Как и прежде ЕС видит цель в максимальной ассимиляции страны с Европой.

Однако на данном этапе все же стоит отметить изменившуюся геополитическую обстановку как на Балканах, так и в мире в целом. На сегодняшний день Балканы – практически единственный регион в Европе, еще «не поделенный» между влиянием Запада (ЕС) и Востока (Россия). Речь идет о некоторых бывших югославских республиках, включая Боснию. В этой связи наблюдается некое изменение приоритетов ЕС в Боснии и Герцеговине.[vi] Ситуация усложняется также тем, что в Республике Сербской, являющейся одним из энтитетов современной федеративной БиГ, все чаще звучать призывы изменить Дейтонский порядок, установленный в 1995 году. Это подразумевает более активное и самостоятельное участие Баня-Луки в международных делах, становление ее полноценным государством и актором мировой политики, независимо от Сараево и, следовательно, независимо от Брюсселя. Глава Республики Сербской Милорад Додик неоднократно давал понять, что вектор политического развития и сотрудничества он видит в ориентации на Москву, что подтверждается его неоднократными визитами в Россию и встречами с Владимиром Путиным.[vii] Додик также не оставил намерений провести референдум об отделении и независимости Республики Сербской от федерации БиГ, при этом также не исключая ее вхождения в состав Сербии.

Такое изменение вещей не может не беспокоить Брюссель, так много вложившего в Боснию и в свое закрепление в этой стране. Власти ЕС понимают, что «бомба замедленного действия», заложенная Дейтонскими соглашениями, начинает доставлять беспокойство и вот-вот может взорваться, т.к. М. Додик настроен крайне евроскептически. Таким образом, отчетливо прорисовывается новый виток напряжения в Боснии и Герцеговине, уже не только зарождается, но и получает развитие новый вызов для Евросоюза – новый раскол страны, чего он старался не допустить путем принятия мер, включающих создание всевозможных институтов, миссий и программ, описанных выше.

Возвращаясь к тезису о приоритетах ЕС в Боснии и Герцеговине, которые изменились в связи с новым (или усложнившимся старым) вызовом для него, стоит отметить, что сегодня ЕС скорее пытается любым путем не допустить нового раскола страны и максимально отгородить ее от России. В этой связи в начале 2016 года была принята заявка на вступление страны в ЕС. А уже в марте 2017 года, ЕС заявил о возможном увеличении военного присутствия в стране. Командир "Сил быстрого реагирования Европейского союза", находящихся в Боснии и Герцеговине на постоянной основе заявил, говоря об усилиях ЕС в регионе: "Многое достигнуто, однако, все это в одночасье можно потерять. Если будет нужно, то я готов увеличить количество военных Евросоюза".[viii]

Однако Евросоюз не учел очень одного важного момента – страна как была, так и осталась разделенной. Конфликт не исчез, а скорее стал носить замороженный характер, стал своеобразной миной замедленного действия. Анализируя усилия ЕС по разрешению боснийской проблемы конкретно в этом ключе, невольно приходится признать, что все старания Брюсселя были малоэффективны, возможно, где-то даже способствовали дальнейшему разделению, поскольку Сараево и Баня-Лука видят свое будущее в разных геополитических направлениях. Настаивание ЕС на своем и ущемление прав Республики Сербской может еще больше усугубить ситуацию, не исключается даже новый вооруженный конфликт, который, как показывает история, на Балканах может вспыхнуть очень легко.

Таким образом, проведя тщательный анализ, как самой сути боснийской проблемы, так и детального исследования мер, предпринятых Евросоюзом по противостоянию вызову, брошенным ему этими проблемными событиями в балканской стране, основное, что стоит отметить в заключение – ЕС принял вызов и в целом неплохо с ним справлялся, но если посмотреть ретроспективно и в перспективе на будущее, учитывая все особенности современного положения дел в Боснии и Герцеговине, то скорее приходиться констатировать, что в целом, ЕС не справился с этой сложнейшей проблемой. Страна до сих пор разделена, она не может похвастаться высокими экономическими показателями, успехами в правоохранительной системе, благосостоянием и мирной жизнью своих граждан. Потенциально может разразиться новый конфликт, чего, однако, ЕС обещал не допустить.

Более того, во всем регионе Западных Балкан, составной частью которого является Босния и Герцеговина, развернулась пока еще в относительно небольших масштабах, но жесткая и набирающая обороты борьба за влияние. Это борьба двух проектов, представленных во многих сферах, начиная с военно-политической, экономической и заканчивая культурной и социальной. Это противостояние европейского проекта в лице Евросоюза и его модели развития и российского евразийского проекта, представленного самой Россией и ЕАЭС.

На сегодняшний день отношения Сараево и ЕС сводятся к внутренней борьбе внутри самой БиГ, разделенной на две части, имеющие кардинально отличающиеся друг от друга внешнеполитические и геостратегические приоритеты. Федерация Боснии и Герцеговины скорее склонна на сотрудничество с ЕС, в то время как Республика Сербская склонна сделать выбор в пользу России и евразийской интеграции. В данной ситуации Баня-Лука отнюдь не одинока. Сильные симпатии в сторону Москвы испытывают также сама Сербия, Македония, частично Черногория.

Наконец, при рассмотрении современной геополитической ситуации на Балканах в рамках противостояния России и Евросоюза, не стоит забывать и о третьих сторонах, оказывающих свое влияние на региональные процессы. Здесь стоит отдельно выделить Турцию, традиционно имеющую существенное влияние на мусульманскую часть Западных Балкан. Так, по мнению Мирко Пеяновича, профессора факультета политических наук Сараевского университета, именно турецкое, помимо российского влияния существенно затрудняет более скорую интеграцию Боснии и Герцеговины в Европейский Союз и ее превращению в полноценную европейскую державу, исповедующую традиционный для Брюсселя набор западных ценностей.[ix]

В итоге на сегодняшний день наиболее вероятным сценарием остается сохранение замороженной ситуации во всем регионе Западных Балкан, в том, что касается соперничества между Россией и ЕС. Это же касается и Боснии, которая также весьма медленно, но верно будет продолжать свой европейский путь под контролем ЕС. На фоне отсутствия сильной политической воли, как со стороны БиГ, так и со стороны России, ситуация кардинальным образом не поменяется.





[i] Kapidžić D. International Role of the European Union in the Western Balkans? Measuring Consistency and Coherence of Value Expression in the EU's External Relations // Croatian International Relations Review, Vol.17 No.62/63 Lipanj 2011. S. 10-17.

[ii]Soulet J.-F. France en Bosnie (1992 – 1995) Il y a vingt ans... L’ exeptionelle implication de la France dans le conflit bosniaque [эл.ресурс] URL: http://www.diploweb.com/France-en-Bosnie-1992-1995-Il-y-a.html

[iii]Д.-К. Нгуэн, Ш. Зуммерматтер Миграция и беженцы в Европе. Цифры и факты [эл.ресурс] URL: http://perevodika.ru/articles/28671.html

[iv] Буланникова Ю.А. Процесс интеграции стран Западных Балкан в Евросоюз//Вестник МГИМО Университета. – 2010. – № 2. – С. 2.

[v]Там же.

[vi] См. подробнее: Ćurak N. Politička elita u BiH i EU: Odnos vrijednosti. Sarajevo, 2009.

[vii] Dodik i Putin nakon sastanka: Saradnja Rusije i Srpske u obostranom interesu // Blic. – 2017. – 02.06 [эл. ресурс] URL: https://www.blic.rs/vesti/republika-srpska/dodik-i-putin-nakon-sastanka-saradnja-rusije-i-srpske-u-obostranom-interesu/tsjp8s0

[viii]ЕС угрожает Боснии и Герцеговине евроармией [эл.ресурс] URL: http://www.kp.ru/online/news/2699654/

[ix] См. подробнее: Pejanović M. Politički razvitak Bosne i Hercegovine u postdejtonskom periodu. Sarajevo, 2005.


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся