Блог Екатерины Маркарян

Национальный обет или зачем Эрдогану Мосул

7 Декабря 2016
Распечатать
Поделиться статьей


Заключив секретное соглашение Сайкса-Пико в 1916 г., Франция и Британия разделили ближневосточные территории на зоны влияния. Сирия и Ливан ушли под контроль французского правительства, а Ирак и Палестина — под контроль британского. После окончания Первой Мировой войны богатый на нефть Мосул вошел в состав Ирака, попадая под влияние Британии, с чем не согласилась Турция. Ведь город на протяжение веков входил в состав Османской империи (впрочем, как и районы Алеппо и Дамаска). И несмотря на то, что Лига Наций позже подтвердила владение Ираком Мосула, вопрос этот оставался для Турции незакрытым.



 



Сейчас, когда ИГИЛовцы оккупировали город, и идут бои за его освобождение, Турция не хочет оставаться в стороне. И даже вопреки дипломатическому скандалу между Ираком и Турцией, последняя настаивает на участии в освобождении Мосула. Мол, если не Сирия, то хотя бы Ирак. Штурмовать город, скорее всего, предполагалось силами курдов-пешмергов при поддержке иракской армии. Но очевидно, что у последних роль символическая — сил остается мало. А при успешном освобождении Мосула с участием турецких военных у Турции был бы козырь в руках за столом переговоров. Их, кстати, сюда пригласил глава Иракского Курдистана Масуд Барзани, который тесно сотрудничает с Эрдоганом.



 



Эрдоган делает ставку на суннитское население. С одной стороны арабы-сунниты — а именно группировки «Ахрар аш-Шам», «Нуреддин аз-Зинки» и «Джейш аль-Фатх» — оказывают поддержку Турции. С другой — клан Барзани. Несмотря на протесты официального Багдада, в 2012 г. было заключено соглашение о нефтяном сотрудничестве между Турцией и Иракским Курдистаном. Вслед за этим началось строительство действующего и поныне нефтепровода Киркук-Джейхан — неподконтрольного Багдаду. Вслед за этим была череда встреч между Турцией и Иракским Курдистаном. К слову, Барзани встречался и с главой МИТ (турецкой разведки) — Хаканом Фиданом — тем самым, который в ноябре 2015 г. предлагал признать Исламское государство и призывал западных коллег направить все усилия против незаконной деятельности Путина в Сирии. Сам Эрдоган уже заявил, что в Мосуле после войны должны оставаться только арабы-сунниты, курды-сунниты и туркмены. Что делать с ассирийцами, армянами, евреями, езидами и пр., он не пояснил.



 



Интересно, что по ту сторону фронта, турецкие военные атакуют отряды курдской народной самообороны, так называемые YPG, которых Эрдоган назвал террористами в одной из своих речей. В рамках операции «Щит Евфрата» официальная Анкара пытается не допустить усиления у ее границ Сирийского Курдистана — коридора от города Африн до северных и северо-восточных земель Сирии. Ведь по ту сторону границы, на восточных и юго-восточных землях Турции, тоже заселены курды, которые мечтают о своего независимом государстве. А этого допустить Эрдоган никак не может.



 



Выступая на недавнем заседании совбеза Турции, Эрдоган заявил, что его народ вынужден уживаться на территории площадью 720 тыс. км2, тогда как владения достигали 20 млн. км2. «Мы выйдем за границы нынешней территории, кто бы что ни говорил», — добавил он. Турецкий лидер призвал вспомнить Национальный обет их страны — своего рода декларацию независимости, принятую в 1920 г. и предполагавшую включение в состав Турции территории некоторых мусульманских и христианских стран. Стоит ли говорить, что современные Ирак и Сирия в списке этих стран.


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся