Блог Елизаветы Феофиловой

Три образа Северной Кореи: кому верить?

6 Августа 2018
Распечатать

По сообщению информационного агентства РИА Новости, 15 июля 2018 г. американские и северокорейские генералы провели переговоры, в результате которых пришли к соглашению о возвращении Северной Кореей останков более 50 американских солдат, погибших в ходе Корейской войны 1950-1953 гг. Этот шаг, безусловно, можно считать отражением улучшения отношений между США и КНДР. С начала 2018 г. поведение Ким Чен Ына на политической арене изменилось — лидер Северной Кореи стал более открытым, он готов идти на диалог с мировым сообществом. Неужели теперь можно говорить о КНДР как о мирной стране, а не о том государстве, о котором мировые СМИ до недавнего времени писали исключительно как о враге?

Для анализа возьмем средства массовой информации США, так как отношения между ними и КНДР остаются весьма напряженными, России (ведь Северная Корея — ее сосед), а также Великобритании, которая, несмотря на всеобщее неприятие Северной Кореи, продолжала сотрудничать с этим государством, вкладывая деньги в развитие английского языка на его территории.

США о своей бывшей угрозе номер один

12 июня в Сингапуре впервые в истории прошла встреча лидеров США и Северной Кореи, которая, однако, не привела к масштабным результатам. Отношения между двумя странами стали менее напряженными, но Ким Чен Ын пока не спешит выполнять все требования американского лидера (например, требования о денуклеаризации страны и объединении сил для достижения мира). КНДР постоянно находится в фокусе внимания ведущих американских СМИ («The New York Times» и «The Wall Street Journal»), однако при этом материалов, в которых это государство являлось бы главным действующим лицом, сегодня крайне мало. Для Соединенных Штатов Северная Корея в большей степени объект, ресурс, инструмент, который в эпоху Дональда Трампа используется для демонстрации величия американского президента. Часто на примере корейской проблематики американские СМИ указывают на важную роль Д. Трампа в поиске решения проблем в регионе. Так, например, в материале «How Trump is winning» говорится о большом вкладе лидера США в отношения двух Корей. По мнению автора, с помощью своей дальновидной политики Д. Трамп смог добиться улучшения отношений между странами.

«The Wall Street Journal» так же, как и «The New York Times» Северную Корею лишь упоминает в своих материалах, не делая ее главным героем. Например, в статье за 2017 г. «North Korea, Terror Sponsor» акцент сделан на Д. Трампе, который пообещал остановить врага, который накапливает ядерный арсенал. Кроме того, в этом материале Северная Корея названа «спонсором терроризма», что, безусловно, настраивает читателей против этого государства. Также к статье приложено видео , в котором эксперт по международной безопасности на Корейском полуострове Николас Эберштадт говорит о том, что династия Кимов «всегда терроризировала» людей. Такой материал усиливает отрицательное отношение читателей к КНДР. В материале «Don and the Dictator», опубликованном 12 июня 2018 г. после саммита Ким Чен Ына и Д. Трампа, уже в самом названии чувствуется превосходство Америки над Северной Кореей. Помимо этого, в статье лидер Северной Кореи назван «бандитом», а такое обращение можно назвать неуважением, высказанным не только Ким Чен Ыну, но и его стране.

Второй тип отношения к КНДР: Великобритания

Великобритания позитивно отнеслась к встрече Дональда Трампа и Ким Чен Ына. На самом деле, для туманного Альбиона мир с Северной Кореей важен, так как на протяжении шести лет правительство королевства вкладывало деньги в развитие английского языка в КНДР. Средства шли на организацию уроков английского для чиновников и мастер-классов для переводчиков. Более того, здесь мнение о Стране Солнца, как называет Северную Корею российский режиссер Виталий Манский в своем

фильме «В лучах солнца», разительно отличается от взглядов США. В качестве примера стоит привести материалы одних из самых влиятельных британских изданий «The Guardian» и «The Times». Образ Северной Кореи, созданный в статьях 2017 г., — это образ агрессора и всеобщего врага. В 2018 г. имидж КНДР в этом издании изменился. «The Guardian» использует более нейтральную лексику и фотографии. Например, в небольшой заметке о переводе времени в Северной Корее «Time for change: North Korea moves clocks forward to keep up with South» мы встречаем изображение часов и такую фразу: «Северная Корея скорректировала свой часовой пояс, чтобы соответствовать Южной Корее, и описала изменение как первый шаг к тому, чтобы давние соперники “стали одним целым” после знакового саммита». И лексика, и подобранное к материалу изображение отражают спокойное, но довольно настороженное отношение к стране.


photo5424936671926921686.jpg

Источник


В «The Times» читатель сталкивается с похожей ситуацией. В материале за 2017 г. чувствуется, что Северная Корея — это источник потенциальной угрозы. Например, в статье «North Korea ready to negotiate if US recognises it as nuclear power» постоянно делается акцент на том, что КНДР — это страна, богатая ядерными запасами. Кроме того, читатель вновь сталкивается с напрягающими словами и словосочетаниями: «кризис», «технологии межконтинентальных баллистических ракет», «ядерный статус». Если обратиться к статьям 2018 г., то в них создается иной образ КНДР. Издание уже говорит о Стране Солнца, как о стране готовой к переговорам. Тем не менее настороженность в отношении главного государства сохраняется. Например, в первом абзаце статьи «North Korea will get rid of nuclear weapons stage by stage, says Kim Jong-un» сказано, что Северная Корея готова к поэтапной денуклеаризации, однако не согласна отдать свое ядерное оружие. В этих словах чувствуется недоверие к КНДР.

Нейтральная позиция России

Для России Северная Корея является соседом, и в ее сторону от КНДР исходят те же потенциальные угрозы. Еще в 2017 г. российские СМИ (RT, РБК и «Коммерсантъ»), как и американские, писали о КНДР как о стране-агрессоре. Однако недавно они изменили свою политику и начали смягчать образ Северной Кореи в своих материалах. Такой поворот был связан не только с новой мягкой политикой страны, которая проявляется в готовности Северной Кореи к разговору с мировым сообществом, но и с попыткой показать, что в сложившейся напряженной ситуации виноваты обе стороны — и США, и Северная Корея. Сравним статьи RT за 7 декабря 2017 г. и за 28 апреля 2018 г. Прежде всего внимание привлекают названия. В первой статье использованы такие словосочетания, как «ядерная война» и «военный конфликт», что уже настраивает читателя на негативный лад. Во второй же использованы слова «мир» и «объединение», которые создают более благоприятное впечатление. Также различается и характер использованных фотографий. В материале за 2017 г. год мы встречаем семь изображений ракет и военной техники, а также два устрашающих видео о вооружении Северной Кореи. Во второй же — улыбающиеся лица лидеров двух Корей, южнокорейских военных, а также морской порт Расон, что не успокаивает, но и не вселяет страх. Если обратить внимание на лексику, то и здесь сложилась похожая ситуация — первая статья пугает аудиторию, тогда как вторая показывает Северную Корею более миролюбивым государством.

Подобную картину можно наблюдать в статьях издательского дома «Коммерсантъ». В статьях за 2017 г. также встречаются слова, вселяющие страх в читателей. Например, в материале «Северная Корея предупреждает США о жестких мерах в случае принятия санкций» можно встретить такие фразы: «повлекут за собой такую великую боль и страдания», «КНДР усмирит американских преступников». Едва ли подобные выражения можно назвать настраивающими на позитивную волну. Летом 2018 г. статьи стали более оптимистичными. В материалах стали появляются следующие выражения: «на фоне стабилизации ситуации на Корейском полуострове и снижения ракетной угрозы со стороны КНДР», «глава КНДР Ким Чен Ын уже встретился со всеми лидерами государств».

В качестве примера также можно привести цитаты из статей РБК за 2017 г.: «В КНДР заявили о необходимости «приручить» Трампа физической силой» и «Северная Корея отказалась от переговоров с США по ядерной программе». Здесь читатели снова сталкиваются с такими пугающими фразами, как «обострение ситуации», «испытания термоядерной бомбы», «что может “приручить” американского президента — это физическая сила». Кроме того, на фотографии, подобранной к первой статье, изображены жители Северной Кореи, поклоняющиеся статуям великих вождей Ким Ир Сена и Ким Чен Ыра, что угнетает. В 2018 г. язык статей постепенно смягчился. Например, в заметке «Представитель КНДР вылетел на встречу с Помпео в Нью-Йорке» есть фраза «В КНДР говорили о готовности провести переговоры “в любое время”», которая, безусловно, вселяет надежду на благополучный исход конфликта между северокорейским и американским правительствами.

Заметно, что после встречи Трампа и Ким Чен Ына накал вокруг Корейского полуострова стал постепенно спадать. Вероятно, это связано с уменьшением внимания российских СМИ к отношениям КНДР с Южной Кореей, США и другими странами.

Кому же верить?

Северная Корея — очень закрытая страна, «темная лошадка» для жителей других государств, что приводит к недостатку информации о том, как строится жизнь в КНДР, поэтому образы Северной Кореи в разных СМИ нередко не совпадают, а иногда даже являются полярными.

Встреча американского и северокорейского лидеров внесла новый элемент в образ страны, ранее созданный средствами массовой информации многих государств. Однако вопреки ожиданиям этот образ не стал мягче, а только получил черты побежденной страны. В первую очередь это видно из материалов СМИ США — за год КНДР прошла путь от образа угрозы номер один до имиджа побежденной Д. Трампом страны. Российские масс-медиа после саммита Д. Трампа и Ким Чен Ына постепенно стали забывать о Стране Солнца, реже публикуя материалы о Северной Корее и относясь к ней как малозначащей на мировой арене стране. В изданиях Великобритании настороженное отношение к КНДР сохранилось с прошлого года. Вероятно, Туманный Альбион еще не до конца поверил в безобидность Северной Кореи.

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся