Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Андрей Губин: Россия и Индия - общая повестка безопасности

6 Октября 2017
Распечатать
Поделиться статьей
Эксперты ДВФУ

Коллективный блог экспертов ДВФУ

Блог: Россия и АТР: взгляд из Владивостока

Рейтинг: 10

Нынешний 2017 год ознаменовался 70-летней годовщиной установления дипломатических отношений между Россией и Индией. СССР стал первым государством, пошедшим на этот шаг еще до формального провозглашения независимости. В 1971 году Москва и Дели заключили Договор о мире, дружбе и сотрудничестве. В 1993 году он был переоформлен в связи с распадом Советского Союза, а в 2000 году дополнен Декларацией о стратегическом партнёрстве, подчёркивающей особый характер отношений. Одними из наиболее значимых сфер двустороннего сотрудничества традиционно являлись взаимодействие по вопросам региональной и глобальной безопасности, мирного разрешения конфликтов, а также военно-техническое сотрудничество.

СССР оказывал индийской армии помощь в войне за независимость Бангладеш 1971 года, а кроме того выступал посредником в урегулировании конфликтов с Китаем в 1962 и с Пакистаном в 1965 годах. Вместе с тем, Индия была одним из лидеров и вдохновителей «движения неприсоединения» - так называемого третьего полюса «холодной войны», а потому далеко не всегда поддерживала политическую позицию Москвы. Справедливости ради стоит отметить, что и пик советской помощи Индии приходился на 1960-70е годы, когда отношения с Китаем были скорее конфликтными. Даже в начале, 2000х, когда РФ провозгласила практически одновременно курс на стратегическое партнёрство с Дели и Пекином, последний не испытывал большой радости в этой связи. Идея «стратегического треугольника», предложенная Е.М. Примаковым, достаточно быстро утратила актуальность, во многом из-за китайско-индийских противоречий, а также нежелания Дели выстраивать «антизападный» вектор политики и участвовать в формировании военного противовеса НАТО.

По словам В. Путина, совокупный объём контрактов в сфере ВТС с 1960 года превысил 65 миллиардов долларов США, а портфель заказов, сформированный с 2012 по 2016 год, – 46 миллиардов долларов США. Интересно, что с 1990х годов Индия традиционно занимала второе после Китая место в структуре военно-технического сотрудничества России с иностранными государствами. Однако в начале 2000-х ситуация несколько изменилась. Москва начала поставлять именно Дели более современное вооружение, нежели Пекину, вероятно, по причинам геополитического характера. Более того, китайские товарищи неоднократно нарушали условия лицензионных соглашений и прибегали к несанкционированному копированию, что произошло, например, с истребителем Су-27, зенитным комплексом С-300, подводными лодками класса «Варшавянка» и т.д.

По состоянию на 2004 год более 70% всей военной продукции в Индию поступало из России. В 2014 году Россия поставила около 36% всех вооружений в Индию на общую сумму почти в 5 млрд дол. Из последних контрактов можно отметить крупный заказ на 200 лёгких вертолетов «Камов» с последующим созданием сборочных мощностей в Индии, а также решение о поставке современной ЗРС С-400 «Триумф». Особым предметом гордости может считаться совместное создание комплекса управляемого ракетного оружия «БраМос».

Также Индия является единственной страной, эксплуатировавшей сначала с 1988 по 1991 гг. советскую атомную лодку пр. 670, а с 2012 года сроком на 10 лет российскую АПЛ пр.971, обе под названием «Чакра». РФ передала флоту АВ «Викрамадитья» («Адмирал Горшков»), участвует в строительстве второго корабля – «Викрант», имеет опыт сотрудничества в сфере совместного создания эскортных кораблей. Россия и Индия регулярно проводят сухопутные и военно-морские учения, не имеющие направленности на какое-либо государство. Отрабатываются, прежде всего, антитеррористические и антипиратские сценарии, задачи поиска и спасения.

Москва поддерживает инициативы Дели в Арктике как страны-наблюдателя в Арктическом совете. Достаточно сложным вопросом является отношение к индийскому ядерному оружию, которым она обладает, не являясь членом ДНЯО. РФ выражает свою озабоченности, но, одновременно и готова поддержать Индию в качестве потенциального постоянного члена Совета Безопасности ООН. До этого времени, могут действовать гарантии индийской стороны о неразвёртывании ЯО и его неприменении первым.

Сегодня на смену идее о «стратегическом треугольнике» Москва – Дели – Пекин пришёл формат БРИКС. Между тем, наблюдаются проблемы с единством – страны мало что действительно сближает, кроме отсутствия в «Большой семерке». С другой стороны, определённая идеология имеется у ШОС, и после одновременного вступления в 2017 году Индии и Пакистан в организацию, создана реальная возможность для полного устранения китайско-индийских противоречий – выгоды от сотрудничества гораздо очевиднее. Однако прошедший в мае 2017 года в Китае форум «Один пояс – один путь» не был отмечен индийским участием – Дели по-прежнему усматривает в данной китайской стратегии определённую опасность, связанную с укреплением влияния КНР в Пакистане, Мьянме, Бангладеш, Шри-Ланке. В этой связи, одной из приоритетных задач для Москвы видится объединение «евразийских инициатив» многих стран в единое интеграционное движение, направленное на формирование мирного и процветающего пространства «Большой Евразии».

Одним из сигналов укрепления российско-индийских связей, включая вопросы совместной реализации проектов на Дальнем Востоке РФ, служит участие Министра иностранных дел Индии г-жи Сушмы Сварадж на Восточном экономическом форуме, прошедшем в сентябре 2017 года во Владивостоке.


Автор: А.В. Губин, эксперт РИСИ, доцент ВИ_ШРМИ ДВФУ, к.п.н.

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся