Арктическая политика

ЕС, Китай, Россия и Арктика: стратегические императивы

5 Октября 2018
Распечатать

Константин ВОРОНОВ, к.и.н., зав. сектором ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН


С позиций ЕС-28-ми такие факторы, как возвышение Китая, его расширяющаяся деятельность в Арктике неумолимо усиливают геостратегическую важность Крайнего Севера для России.


Внимание на Север


Практически все страны-члены Евросоюза как автономного «центра силы» в той или иной форме объявили, что Крайний Север является важнейшим направлением их внешней политики, растущей сферой интересов. Отчасти это следствие активизации курса России — великой державы в Арктике. Любые изменения в российской арктической линии имеют потенциально серьезные последствия для интересов ЕС на Севере. Многие наши «партнёры» стремятся в этот регион, и причина их устремлений известна.

Арктика сейчас — один из главных проектов государственной безопасности и обороноспособности нашей страны; к тому же здесь богатые неосвоенные природные ресурсы. Ледокольный флот РФ – самый мощный в мире (США на сегодняшний день имеет в распоряжении всего один ледокол, и в этом году приступают к строительству как минимум шести). К тому же на Северном флоте ВМС РФ есть боевые корабли с ледокольными свойствами корпусов. Сейчас даже Китай желает обзавестись новыми, и в ближайшее время должен быть спущен на воду ледокол «Снежный дракон — 2». При этом страны «арктической пятерки» (Россия, США, Канада, Норвегия, Дания), тройки приарктических (Исландия, Финляндия, Швеция) и полсотни внешних «игроков-заинтересантов» позиционируют стремление к стабильному развитию и кооперации в регионе.

Однако противоречия национально-государственных и корпоративных интересов, а также международно-политическая конъюнктура (кризис на Украине, санкционная война против РФ, Brexit и прочие зоны турбулентности в ЕС) воздействуют на развитие арктического сотрудничества. На фоне кризисных событий Германия становится негласным лидером Старого Света. Так, державы, малые и средние страны и другие потенциальные участники арктического процесса пристально следят как друг за другом, так и за событиями в регионе!

Хотя именно Европейский союз остается для нашей страны главным торгово-экономическим партнером (свыше 50% суммарного товарооборота), а также приоритетной социально-экономической лабораторией и притяжением ментально-культурных устремлений, Китай для России является перспективным, растущим хозяйственным и стратегическим компаньоном. Именно поэтому важно понять, каким образом отношения между этими двумя державами влияют на развитие и стабильность политического пространства Крайнего Севера. Отношения между Россией и КНР, как мы можем судить, никогда не были развиты лучше, чем сегодня, и никогда еще Пекин неформально не доминировал в двусторонних отношениях так, как сейчас. Действительно, ведь показатель ВВП КНР в десять раз выше, чем у России. В то же время, Пекин недавно выпустил свою стратегию для Арктики и Северного морского пути (новый Суэцкий канал XXI века!), в которую входит его известный мегапроект «Нового шелкового пути» для расширения возможностей экспорта китайских товаров.

Промежуточный вывод из этих наблюдений состоит в том, что Россия является ключевым фактором усиления китайского влияния в северной зоне Планеты, как с коммерческой, так и со стратегической точек зрения. Это не бесспорный вывод, поэтому необходимо объяснить, в чем заключаются причины.


Влияние России как великой державы, расширяется за счет Арктики


Во-первых, отношения между Россией и Китаем в Арктике нельзя рассматривать изолированно – напротив, их необходимо изучать в свете динамики отношений между двумя державами в других глобальных регионах. Хотя Россия имеет высокий профиль своей внешней политики в Восточной Азии, она не относится к сверхдержавам в восточноазиатском регионе, поскольку её ВВП меньше, чем у Южной Кореи. В последние годы Москва инвестирует большие деньги в построение новой инфраструктуры для экспорта нефти и газа в Восточную Азию, но сейчас эти продукты направляются в основном в Китай. Дело в том, что Россия в большей степени должна учитывать интересы Пекина в своей политике в АТР.

Аналогичная тенденция наблюдается в Центральной Азии, где РФ постепенно утрачивает своё влияние на КНР. Москва сталкивается теперь также с опасностью потерять Индию – традиционного партнера в Азии ещё со времен холодной войны –, потому что Дели всё больше и больше склоняется к формулируемому президентом США Д. Трампом «ответу на подъем Красного дракона». Кроме того, несмотря на возобновление контактов на высшем уровне президента РФ В. Путина с руководителями некоторых европейских государств, Россия по-прежнему подвергается всеобъемлющим экономическим санкциям со стороны Евросоюза.


fdd2_768x512.jpg

Источник


Очевидно, что одним из мегапроектов (grand design) Путина как общенационального лидера является восстановление позиций страны как великой державы. Но реальность такова, что влияние РФ пока заметно не расширяется, похоже, в большинстве регионов мира. Только в двух стратегических континентальных зонах Россия сегодня может бесспорно утвердить себя в качестве ведущей державы: 1) на Ближнем и Среднем Востоке (БСВ) и 2) в Арктике. Это одна из причин того, почему Россия должна проводить очень активную, наступательную политику на БСВ. Однако в долгосрочной перспективе в этом контексте Китай также может стать проблемой для реализации российских интересов. Это может быть объяснено тем, что ещё в 2016 г. внешняя торговля Китая с Турцией в два раза превышала тот же показатель у России. Товарооборот с Египтом был в 4 раза больше, с Ираном – в 10 раз больше; с Саудовской Аравией – в 40 раз больше, чем товарооборот Москвы с Эр-Риядом. Если эта неблагоприятная экономическая тенденция сохранится, то Россия будет доминировать только в Арктике. Увеличение влияния Китая в традиционных сферах российских интересов укрепляет, бесспорно, стратегическое значение Арктики для России.


Арктика невысоко стоит в списке стратегических приоритетов Пекина


Во-вторых, Арктика крайне важна для России, но относительно менее важна для Китая. Все остальные описанные выше регионы: Восточная, Центральная и Южная Азия, БСВ и Европа – превалируют в списке геостратегических приоритетов Пекина по сравнению с собственно Арктикой.

Существуют также стратегические противоречия между Китаем и США в морской зоне Азиатско-тихоокеанского региона (АТР). Москва продолжает, как известно, успешно экспортировать современные системы вооружений в КНР. «Военторг» благополучно работает: в этом году завершается выполнение контракта на поставку в Поднебесную 24-х новейших российских истребителей Су-35. В МО РФ отлично видят, как НОАК их использует, чтобы развивать свой военный потенциал, расширяя боевые возможности против США, чтобы парировать их превосходство на море, а не использовать против России и в Евразии.

Стремление России к более тесному сотрудничеству с Китаем способствовало тому, что Москва в 2013 г. открыла для Пекина возможность получения статуса постоянного наблюдателя в Арктическом совете (АС). В 2018 г., в свете расширения западных антироссийских санкций, Москва открыла дверь в Арктику для масштабных китайских инвестиций. Но с глобальной, стратегической точки зрения и описанных выше тенденций представляется маловероятным, что Россия и дальше оставит двери широко распахнутыми для многосторонней политики безопасности и военного сотрудничества с Китаем в Арктике. В свою очередь Китай осознает стратегическую значимость Арктики для России, и поэтому Пекину не пойдет на пользу бросать вызов российским интересам в этом регионе.


Стратегическое партнерство, а не союз


В-третьих, несмотря на позитивные, стабильные отношения России и Китая, вряд ли они создадут в обозримой перспективе официальный двусторонний военный союз с обязательствами, касающимися взаимной коллективной обороны. На сегодняшний день КНР является крупнейшим торговым партнером Евросоюза, и в Пекине не хотят, естественно, чтобы возникла угроза этому сотрудничеству в результате появления нового фактора – отношений России со Старым Светом.

Пекин также не хочет быть введенным в конфронтацию с Западом на условиях Кремля. Нынешнее «стратегическое партнерство» РФ и КНР дает обеим сторонам именно то, к чему они стремятся: возможность прикрывать друг друга, чтобы уделять первоочередное внимание другим, более сложным и важным задачам. Надежное добрососедство с Россией создает для Китая необходимые возможности наращивания своей военно-морской мощи и позволяет решать задачи парирования присутствия США в АТР. В свою очередь добрососедство, расширение партнерства с КНР дает России необходимую возможность сосредоточить свои военно-стратегические ресурсы против НАТО.


Рост морской мощи Китая позволяет России действовать более свободно на Севере и в Арктике


Поскольку Россия больше не представляет никакой военной угрозы для Китая, Пекин на протяжении ряда последних лет усиленно наращивает свой военно-морской потенциал и сейчас начинает бросать вызов морскому могуществу США в АТР. Несмотря на нынешнюю политическую риторику, «образ врага» в лице Российской Федерации в Соединенных Штатах, именно военно-морская мощь Китая представляет собой наиболее серьезный, чем любой другой вызов позиции США как глобального гегемона. Это официально закреплено и имеет публичное отражение в системе военных приоритетов Вашингтона. Растущее геостратегическое соперничество с Китаем в АТР, в морской сфере Восточной Азии потребует повышенного внимания Белого дома. Это открывает для российской стороны ряд возможностей на Севере и, в частности, в Арктике.


xue_long_snow_dragon_sinoshipnews_com.jpg

Источник


Таким образом, Евросоюз как формирующийся «центр силы», судя по всему, готовится морально, психологически, практически и политически к расширению китайского присутствия в Арктике, не в последнюю очередь в финансовой и инфраструктурной сферах. У ЕС и России схожие проблемы: часть экономического могущества утрачена в связи с капиталом, не находящимся более в их юрисдикции etc. Они сталкиваются со схожим прессингом – экспансией китайского капитала: Москва на Дальнем Востоке, а Брюссель в Средиземноморье (Греция, Италия, Балканы).

Но главные выводы из вышеозначенных событий в отношениях между Россией и Китаем заключаются в том, что РФ будет уделять Арктике, безусловно, еще большее внимание, получит больше новых возможностей в этом обширном регионе. «Потепление» в арктической зоне и дальше будет оказывать влияние на экономику и геополитику. Такое развитие событий будет иметь свои непосредственные последствия также для политики безопасности и обороны многих стран – как Европы, так и Азии.
Поделиться статьей

Текущий опрос

Какие глобальные угрозы, по вашему мнению, представляют наибольшую опасность для человечества в ближайшие 20 лет? Укажите не более 5 вариантов.

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся