Популярное в блогах

Дискуссионный клуб

Блог членов РСМД

Блог экспертов РСМД

Песочница

Дайджест РСМД

Все блоги

.

Блоги

Анжелика Иванищева, Блог Анжелики Иванищевой
22 февраля
2017

Жаркая зима в Южной Корее: насколько коренными будут перемены?

В «стране утренней свежести» сейчас как никогда жарко. Демонстрации против президента Пак Кын Хе, волной накрывшие страну с октября прошлого года, это, одновременно, и протесты против десятилетиями процветавшей, проникшей во все слои общественной жизни и ставшей практически уже основой внутренней политики страны коррупции.

 

Недовольство большинства населения социальной полярностью общества в Южной Корее продолжает набирать обороты. Во что выльется народное негодование? Будет ли достаточно сменить политическую верхушку, чтобы заглушить голоса недовольных, или доведённый до отчаяния народ «вырвет чеку» и его протестного запала хватит на коренной демократический перелом?

 


Протестующая выкрикивает лозунги перед карикатурой Пак Кын Хе во время митинга 7 декабря 2016 года. Photograph: Jung Yeon-Je/AFP

 

Пока весь мир с волнением наблюдает за первыми политическими шагами Дональда Трампа и тем, что можно назвать американской «гражданской войной головных уборов» — противостоянием красных бейсболок «Make America Great Again» и розовых вязаных шапок «Pussyhat» — из объектива внимания российских СМИ ускользает, возможно, не столь звёздная, но не менее яркая волна протеста в другой части света.

 

 


Протестующие проводят митинг в центре Сеула 29 ноября 2016 года, требуя отставки президента, после того как Пак обратилась к нации, заявив, что она отдает свою судьбу в руки парламента. Photo: Yonhap News Agency

 

Южная Корея сейчас запуталась в паутине политического скандала, равного которому по силе еще не бывало.  Ситуация начала накаляться в конце октября 2016 года, когда в интернете появились первые сообщения о влиянии на президента Пак Кын Хе её близкой подруги Чхве Сун Силь —  дочери лидера религиозного культа в Южной Корее «Церковь вечной жизни», представляющего собой смесь буддизма, христианства и конфуцианского шаманизма.

 

 


Министр культуры Чо Юн Сун в качестве свидетеля на заключительной сессии слушания парламентского комитета в Национальном Собрании 9 января 2017 года. Photo: Yonhap News Agency

 

Один за другим стали раскрываться факты закоррумпированности ближайшего окружения госпожи Пак. Так, например, ей предъявили обвинение в оказании давления на крупные корпорации (в том числе Samsung), чтобы те влили средства в благотворительные фонды, которыми управляла Чхве Сун Силь, а также, что назначения на государственные должности проходили по ее рекомендации без должной предварительной проверки и, что она могла редактировать речи президента. Еще одним гвоздем в крышку гроба политической карьеры госпожи Пак стало открытие существование «чёрного списка», содержащего фамилии более 9 тысяч культурных деятелей, считающихся «враждебно настроенными» по отношению к правительству. В связи с этой обескуражившей общественность новостью, была арестована министр культуры, спорта и туризма Южной Кореи Чо Юн Сун, которая в своей профессиональной деятельности руководствовалась этим списком.

 

Непоследовательность заявлений мисс Пак только подогревала ситуацию, так в ноябре на пресс-конференции она предложила сместить себя с поста президента, а в декабре после объявления импичмента и нескольких недель в изоляции она уже отрицала все обвинения, утверждая, что ее подставили, а политические соперники стремятся очернить её портрет.

 

Рейтинг поддержки «дочери диктатора» сейчас такой же плохой, как у Франсуа Олланда во Франции, и составляет 4%. Это, разумеется, связано не только с коррупционным скандалом. Общественное мнение не простило мисс Пак провалы пресловутых «7 Часов» и «10 минут», которые благодаря социальным сетям стали нарицательными понятиями.

 

Что касается «10 минут», это отсылка к недавним событиям — ужаснейшему пожару, который длился около 60 часов на знаменитом рынке в традиционном стиле Seomun Market. По словам очевидцев, президент Пак появилась на месте трагедии на кроткое время, сделала несколько фотографий, а после уехала, не пообщавшись ни с кем из пострадавших.

 

В первом случае речь идет о крушении парома Севол в 2014 году, когда Пак Кын Хе «пропала» из поля зрения СМИ, не давая никаких комментариев по поводу катастрофы. Дополнительная критика была направлена ​​в адрес правительства за неумелое администрирование в ликвидации последствий стихийных бедствий и средств массовой информации Южной Кореи за попытки преуменьшить виновность правительства. Госпожа Пак, согласно осведомителям, в течение этих 7 часов была ни то у косметолога, ни то на поминальной службе отца Чхве Сун Силь — религиозного лидера.

Проблемы экономического чуда: утром деньги, вечером демократия

 

 

Reporter Kim Tae-hoon

 

Авторитарное прошлое экономического чуда лежит на плечах Южной Кореи тяжким грузом и мешает стране дотянуться до заветного положения стабильной демократической политической системы. Острейшим вызовом является борьба с коррупцией. Разумеется, позитивные шаги предпринимаются, но ни онлайновая система контроля за городской администраций, ни закон, позволяющий практически любому гражданину инициировать антикоррупционное расследование, ни постановление о тюремном заключении сроком до трёх лет в случае получения госслужащим подарков от третьих лиц на сумму более 900 долларов не сделали этого «азиатского тигра» примером «культуры прозрачности», чем, например, может похвастаться соседний Сингапур.

Первая женщина-президент — это звучит гордо!

Избрание Пак Кын Хе на должность президента Южной Кореи стало настоящей сенсацией. Первая женщина-президент в Северо-Восточной Азии и первая женщина на посту главы государства в Восточной Азии. Более того, незамужняя женщина политик в высокоиндустриальной стране с самым высоким в мире показателем гендерного неравенства.

 

Проблему положения женщины в обществе госпожа Пак выделяла, как основную. Красной нитью она проходит через её социальную программу «Четыре основных социальных зла» по борьбе с сексуальным насилием, насилием в семье, насилием в школах и небезопасными продуктами питания.

 

Но вот сенсация женщины-президента закончилась, и Пак Кын Хе с позором покинула свой пост в начале декабря. Что может большим позором для политика, чем объявление ему импичмента?

Дела семейные

Знаковым является тот факт, что в бедах госпожи Пак тоже оказалась виновна женщина. Будущие подруги Пак Кын Хе и Чхве Сун Силь познакомилась в 70х,  когда отец Чхве Сун Силь Чхве Тэ Мин был духовным наставником отца Пак Кын Хе президента Пак Чон Хи, человека с выдающейся судьбой. Пак Чон Хи возглавлял страну почти 20 лет, благодаря его экономическим реформам Южной Корее удалось обогнать её противника — Северную Корею, однако политические репрессии привели к попытке путча в 1979 году.

 

 

 

Jong-Hyun Kim/Anadolu Agency

 

Согласно осведомителям Чхве Тэ Мин, отец Чхве Сун Силь, основатель и лидер религиозного культа в Южной Корее «Церковь вечной жизни», помогал семье пережить убийство первой леди. Он утверждал, что может общаться с погибшей матерью семейства в мире духов. В то время испуганной Пак Кын Хе была необходима эмоциональная поддержка, поэтому он легко смог с ней сблизиться. Ей «промыли мозги» и заставили верить в то, что без своих новых друзей она не может жить. В некотором смысле, она похожа на женщину, состоящую в отношениях, основанных на эмоциональном насилии.

 

Общественность пугает возможность, что госпожу Пак «привел» к президентству религиозный культ. Страна находится в недоумении. В гражданах кипит злость, что страдает имидж страны, чем не преминула воспользоваться Северная Корея, спекулируя на политическом провале соседа «капиталистов погрязших в коррупции».

 

12 ноября у президентской резиденции протестовало более 1 миллиона граждан. Столько же вышло с протестом неделей позже, когда госпожа Пак отказалась помогать следствию и сотрудничать  при расследовании случаев превышения ею власти. В конце ноября протестовало уже 2 миллиона, требуя отставки госпожи Пак.

 

Для   сравнения в активно освещавшемся в СМИ «Женском марше» на Вашингтон в эти же дни в Америке участвовало всего около 500 тыс. человек.

Об особенностях протестов в Южной Корее                                             

Отличительной   чертой корейских протестов была их массовость и спонтанность. В США, например, все выглядит по-другому, там уже составлен план митингов и выступлений       на все 4 года президентства Трампа, включая общую забастовку перед днем президента «General strike», налоговый марш «Tax Day March» и марш для науки «March for science».

 

Другой отличительной чертой корейских протестов является их экспрессивность. Приведем пару примеров, где протест не адекватен выдвигаемым требованиям. Например, во время доставки Чхве Сун Силь на слушание на нее напал мужчина, который позже, объясняя мотив своего поступка полиции, заявил,  что госпожа Силь совершила преступление, за которое она заслуживает смерти, а он просто хотел помочь в совершении правосудия. Следующий случай более трагичен. Буддистский монах совершил самоподжог перед дворцом Кёнбок. Он оставил записку, в которой настаивал на аресте президента за государственную измену.

Страна стремится к переменам. Но к насколько коренным?       

Госпожу Пак критикуют со всех сторон, даже представители поп культуры, волны «Халю», что удивительно для корейского общества. Из плейеров корейских подростков на фоне политической нестабильности звучит сейчас хип-хоп трек "Плохой год". В названии использована игра слов. Слово "год" на корейском созвучно с оскорблением в адрес женщины.

 

ТВ-шоу «Бесконечный вызов» "Infinite Challenge" делают специальное объявление, просят зрителей действовать как "Национальный Кабинет".

 

Возможно, Южная Корея переживает сейчас волну информационной демократизации, открытия запретного, свободной критики правительства. Но так ли это на самом деле? Насколько удалось стране оторваться от ее авторитарного прошлого? Да и дух столетиями воспитываемого национального сознания и коллективизма всё ещё силен в массах простых граждан. Удастся ли восстановить в стране ещё совсем недавний покой и гармонию?

 

Но последние новости не добавляют очкам, через которые мы смотрим на Корею, розовых оттенков. 19 января Суд в Южной Корее отказался выдать ордер на арест действующего главы Samsung Ли Чжэ Ёна, несмотря на предоставленные следствием доказательства его причастности к коррупционной деятельности и к «торговле политическим влиянием».

 

Пак Кын Хе безнадёжно погрязла в политическом скандале. Затянувшаяся череда прецедентов наносит и без того пошатнувшейся экономике Корее всё больший вред. Неблагоприятные внешние экономические и политические факторы не способствуют стабилизации внутриполитического конфликта. Замедление экономического роста Китая как крупнейшего партнера, слабый рост экспорта на мировых рынках, осложняются проблемами национальной безопасности. С одной стороны Северная Корея продолжает увеличивать темп разработок и запусков баллистических ракет, с другой стороны новый президент США Дональд Трамп заявил о намерении «забрать войска домой». Если он это обещание сдержит и выведет американские войска из Южной Кореи, то мы увидим уже не политически слабую, а трясущуюся от страха страну.

 

В современных условиях стране срочно нужен сильный лидер, способный на чёткие и грамотные действия, который сможет не только успокоить взволнованную общественность, но и держать под контролем внутреннюю и внешнюю политику. Шаткое положение временного руководства Южной Кореи, не имеющего всей полноты власти на закате «экономического чуда» является дополнительным фактором риска для «страны утренней свежести».

 

Исполняющий обязанности президента премьер-министр Хван Гёан имеет слабые шансы остаться на посту после выборов, слишком тесно он связан с консервативной партией. Но у Южной Кореи есть в арсенале популярные политические деятели. Во главе списка можно сейчас поставить бывшего генерального секретаря ООН Пан Ги Муна.