Размышления о мягкой силе

Без иллюзий. Как в Германии отреагировали на политическую амнистию в России

28 Декабря 2013
Распечатать

Помилование Михаила Ходорковского и участниц группы Pussy Riot вызвало в России шквал дебатов, центральным для которых стал вопрос о том, является ли это решение свидетельством изменения курса властей, некоей оттепелью, либо это пиар-ход в связи с  Олимпиадой в Сочи и экономическими трудностями, с которыми столкнулась Россия в последние месяцы. А имели ли место быть такие же дебаты в тех странах, которые в любом случае являлись как минимум одним из адресатов данного политического послания?

 

Во всей истории с Ходорковским особую роль сыграла Германия. Как стало известно позднее, Ганс Дитрих Геншер, а также Ангела Меркель не один год пытались осуществлять посредническую миссию с целью добиться освобождения опального олигарха. И, видимо, только сейчас их инициатива стала соответствовать замыслам российского руководства.

 

Германия – страна, которая в наибольшей степени среди европейских государств заинтересована в налаживании российско-европейских отношений, исходя как из экономических, так и нормативно-политических мотивов. В Германии всегда был велик запрос на политику вовлечения России в Европу, в связи с чем немцы часто имели завышенные ожидания, например, в связи с медведевской модернизацией.

 

Как ни странно, но практически никаких дискуссий в Германии по поводу России в связи с декабрьской политической амнистией не велось. Позиция как правительства, так и широкой общественности оказалась единой. Была высказана радость по поводу освобождения заключенных, но основным мотивом российских властей при этом признавался тактический расчет. «Связь этого решения по времени с Олимпиадой в Сочи очевидна», заявил министр иностранных дел Германии Ф.В. Штайнмайер, который со времен Г. Шрёдера считался сторонником России. Другой представитель СДПГ, Г. Эрлер, заявил: «Я не думаю, что освобождение Ходорковского означает начало запланированной либерализации в России». А пресс-представитель федерального правительства Г. Штрайтер поприветствовал освобождение всех тех, кто «боролся за современную Россию», очевидно представив нынешние реалии в России как не совсем современные.

 

Подобная реакция немецких политических кругов и немецкой общественности является крайне показательной. Успех этого «хода конём» не идет в сравнение с тем, как было воспринято российское посредничество в сирийском вопросе. По крайней мере в Германии уверены, что Россия вряд ли станет в ближайшем будущем более открытым государством, а правила игры для международных инвесторов и внутренней оппозиции как-то изменятся. "Россия - это Путин", пишет журналист Die Zeit Ш. Добберт, как бы солидаризируясь с С. Брилевым, который спросил российского президента на пресс-конференции, не смущает ли его тот факт, что институты в России практически не работают и всё завязано на фигуре президента. К тому же количество раздражающих факторов, в частности, в связи с политикой России в отношении Украины, размещением ракет в Калининградской области, ситуацией в российском правосудии, лишь увеличивается.   

 

Таким образом, без более серьезной работы над российскими проблемами как во внутренней, так и во внешней политике Москва вряд ли решит не только задачу-максимум (изменение в лучшую сторону имиджа России), но и задачу-минимум (сдерживание расширяющегося политического бойкота Олимпиады в Сочи). Как видно из заявлений внешнеполитических представителей партий ХДС/ХСС и СДПГ, а также специалиста по России Александра Рара, сыгравшего определенную роль в освобождении Ходорковского, единственное, что точно достигли российские власти за счет такого шага - это создание предпосылок для более дружественного общения между Россией и Германией, в контексте которого можно было бы договориться о более системных начинаниях. И политамнистия - это лишь первый шаг, которого ждали в Германии. 

Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся