Размышления о мягкой силе

Угасшие символы: В Эстонии вышел фильм «ПМР» о приднестровской повседневности

19 Февраля 2014
Распечатать
Поделиться статьей
Андрей Девятков

К.и.н., старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований Института экономики РАН, доцент кафедры региональных проблем мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, эксперт РСМД

Блог: Размышления о мягкой силе

Рейтинг: 0


Перед просмотром этого фильма можно было поймать себя на мысли, что сейчас увидишь очередной пропагандистский продукт о Приднестровье как коммунистическом заповеднике, контрабандистской дыре Европы и т.д. Действительно, до середины фильма чувствовалось в какой-то мере преобладание авторской иронии над другими элементами, но все усложняющиеся художественные и смысловые линии фильма в итоге оказались способны навести зрителя на разнообразные и более сложные мысли. Фильм смотрелся буквально на одном дыхании, и его появление явно отражает тенденцию лучшего понимания европейцами того, что на самом деле происходит в Приднестровье вне контекста различных геополитических баталий.



 



Итак,  документальный фильм «ПМР» был снят на русском языке при поддержке различных эстонских правительственных и неправительственных организаций и рассказывает о жизни Приднестровья в связи с президентскими выборами конца 2011 года. Появление такого фильма неслучайно: в странах ЕС присутствует ярко выраженное желание лучше узнать восточных соседей, поэтому отдельные фильмы и развернутые телевизионные сюжеты, в т.ч. о Приднестровье, появлялись уже в Швеции, Польше, Германии и других государствах.



 



Казалось бы, эстонский фильм сам по себе так же, как и его предшественники, глубоко политичен, ведь он рассказывает о ситуации в Приднестровье в связи с местными выборными баталиями. Но доминирование политических, а тем более идеологических тем, в нем совершенно не чувствуется. В основном это связано с тем, что авторы попытались показать нам социальный срез этого де-факто государства, сделать так, чтобы мы увидели то, как на окружающий мир и самих себя смотрят жители этого региона.



 



И первое, что предстает перед нашими глазами, это карикатурность персонажей, участвующих в местной политической жизни. Так, Игорь Смирнов показан как центр различных праздничных мероприятий, выдержанных в советском стиле поклонения руководству. Карикатурными выглядят также персонажи из приднестровской «оппозиции» (были подробно показаны события, происходившие в приднестровской Коммунистической партии и движении «Прорыв»). Так, под портретами Ленина и Че Гевары коммунист Хоржан и лидер «Прорыва» Соин говорят о себе как о ведущих оппозиционных силах, ведя при этом своего рода партийный бизнес и культивируя ту же вождистскую психологию. Рефреном местного дискурса проходит идея о румынских оккупантах, образ которых используют все – от президента до уличных партактивистов.   



 



При этом в фильм попали замечательные кадры, как девушка-школьница с одного из праздничных школьных мероприятий сидит на коленях у парня на новом Мерседесе, как по городу развешаны предложения интима от «девушек-пионеров» и как неестественно чувствуют себя молодые люди, стоя в почетном карауле, и как они «отрываются» на местной дискотеке под песню, исполняемую молодежной группой Министерства госбезопасности. Зритель видит дистанцию между «реальностью» и символикой, которой продолжает жить Приднестровье, а также всю коммерциализацию жизни, которая происходит, несмотря на обилие советских памятников.       



 



Далее в кадре появляются люди, которые говорят о жизненном тупике, в котором они оказались. Так, мать рассказывает, как она потеряла молодого сына, потому что не заплатила 100 долларов врачам. Парень, занимающийся баскетболом, говорит о том, что, хотя он и патриот и поет патриотический реп, но хочет уехать, ведь в Приднестровье нет для него никаких возможностей. Сюрреалистично на этом фоне выглядит то, как пожилая женщина читает стихи о том, что Приднестровская республика как корабль плывет верным курсом к острову признания.  



 



Соответственно, ключевым мотивом следующего видеоряда становится идея о необходимости перемен. Эта идея идет отовсюду: она слышится из музыкальных колонок на окне, играющих Виктора Цоя «Мы ждем перемен» в день выборов, из вопросов пожилых женщин Игорю Смирнову «Когда же нас признают?», из призывов Д. Соина и Е. Шевчука поменять лиц во власти на новых. Но авторы фильма явно не испытывают в этой связи иллюзий, и следующие кадры с «идеологом» движения «Прорыв», рассказывающим на фоне ржавых рельс о пустеющем Приднестровье, доказывают это.          



В фильме уходят куда-то геополитика, борьба России и Европейского Союза. Нет также и серьезного обращения к приднестровско-молдавским противоречиям. Стоит, тем не менее, отметить, что авторы фильма проявили должную степень уважения к погибшим в 1992 году приднестровцам, и в фильме нет даже намека на оправдание действий тогдашнего молдавского правительства.



 



Другое дело, что неизменным остается ощущение экзистенциальной пустоты и отсутствия инструментов для ее заполнения какими-то смыслами. Несмотря на то, что повествование фильма обрывалось на инаугурации Е. Шевчука, последние кадры фильма с текстовыми слайдами демонстрируют нам факты, показывающие, что в Приднестровье и за 2013 год практически ничего не изменилось. Таковы судьбы людей на покинутом фронтире.



 



Примечания 



С русской версией интервью авторов фильма эстонскому изданию Postimees.ee, включающей промо-ролики, можно ознакомиться здесь: http://www.allmoldova.com/int/interview/normann-muhu-080214.html 


Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся
2111111111113/en/blogs/andrey-devyatkov/31829/2111111111113