Блог Научного студенческого общества МГИМО

Развитие энергетического сотрудничества Албании с ЕС

10 Ноября 2017
Распечатать

Автор: Ксения Четыркина,

выпускница факультета международных отношений МГИМО

Албания, имея очень выгодное экономико-географическое положение, обращает на себя все большее внимание в качестве важного транзитера энергоресурсов в страны Запада. Кроме того, эта страна имеет большие запасы альтернативных источников энергии и имеет необходимый потенциал для развития энергетического сектора. Особенную актуальность эти вопросы приобрели после решения западных держав уменьшить энергетическую зависимость от России и развивать альтернативные пути доставки в страны Европы, а также развивать энергетику в рамках самого региона. В свою очередь, Албания, заинтересованная во вступлении в «европейскую семью» развивает активное сотрудничество с Европейским Союзом с целью укрепить свой энергетический сектор. Еще одним стимулом является повышение качества жизни самих албанцев, так как страна испытывает постоянные перебои в подаче электричества, связанные с базированием албанской энергетики в основном на ГЭС, зависимых от погодных условий.

Албания с самого начала трансформационного периода заявила о стремлении интегрироваться в европейские структуры. Этой политической линии придерживаются обе ведущие партии страны. Но процесс интеграции все еще не завершен, и страна с целью интеграции в качестве одной из задач ставит перед собой активное развитие энергетического сектора в соответствии с европейскими стандартами. В свою очередь, ЕС, который стремится создать единый энергетический рынок в Европе для повышения безопасности поставок энергоресурсов, энергоэффективности и уменьшения зависимости от России, видит в Албании наряду с другими балканскими странами стратегически важного партнера, имеющего выгодное географическое положение.

Еще совсем недавно в Европейском союзе не существовало единой энергетической стратегии. Политика в области энергетики считалась прерогативой национальных государств. Хотя Лиссабонский договор не принес прорыва и сохранил за государствами-членами все полномочия на определение структуры энергопотребления и источников импортных поставок, ЕС заметно активизировал деятельность в этой области [2, с. 222-223]. В условиях высокой импортной зависимости ЕС с целью достижения энергетической безопасности предпринимает всевозможные усилия для обеспечения стабильных импортных поставок углеводородов по приемлемым ценам. В связи с этим ключевыми направлениями деятельности ЕС являются: диверсификация источников поставок; попытки навязать партнерам, и особенно соседним странам, собственные правила поведения на рынке, в том числе путем «экспорта» законодательства; и усиление государственного/наднационального регулирования отрасли [2, с. 222].

Важным шагом для реализации этой задачи является созданное в 2005 году Энергетическое сообщество Юго-Восточной Европы, когда в Афинах был заключен договор между ЕС и девятью странами Юго-Восточной Европы. Он вступил в силу 1 июля 2006 года. Стороной договора наряду с Еврокомиссией, Боснией и Герцеговиной, Македонией, Сербией, Черногорией, Хорватией и Косово под администрацией ООН является и Албания[1]. Нормативно-правовой основой этого сотрудничества являются Энергетическая хартия 1991 года, договор к Энергетической хартии и протокол к ней (1994). Согласно Европейской Энергетической хартии стороны, подписавшие документ, стремятся на приемлемой с экономической точки зрения основе повысить надежность энергоснабжения и в максимальной степени обеспечить эффективность производства, преобразования, транспортировки, распределения и использования энергии с тем, чтобы повышать уровень безопасности и сводить к минимуму проблемы окружающей среды[2].

Основной целью энергетического сообщества Юго-Восточной Европы является повышение надежности поставок энергоресурсов в Евросоюз путем развития новых маршрутов транспортировки трубопроводного и сжиженного природного газа из Каспийского региона, Северной Африки и Ближнего Востока (в том, числе, чтобы снизить зависимость от российского газа), а также разработки расположенных в этих регионах запасов нефти, природного газа и угля. Таким образом, Албания, занимая важное место в европейском энергетическом коридоре, важна для ЕС в качестве партнера. А Албания, в свою очередь, получив в 2014 году официальный статус страны-кандидата на вступление в ЕС, крайне заинтересована в унификации своего законодательства с европейским и выполнении всех требований «Европейского клуба» в энергетической сфере. Деятельность албанского правительства в этой сфере тщательно контролируется. Например, ЕС ежегодно выпускает доклады с оценками прогресса в области энергетики, а на интернет-странице энергетического сообщества постоянно обновляется информация о деятельности страны в области энергетической эффективности, защиты окружающей среды, конкуренции на энергетическом рынке страны, о ее статистических отчетах.

ЕС не только уделяет основное внимание соответствию энергетического сектора Албании европейским стандартам, но и предпринимает конкретные шаги по оказанию финансовой и технической помощи, осознавая, как важно сотрудничество с Балканскими странами для создания стабильного энергетического рынка в Европе. Особый вклад в развитие энергетического сотрудничества Албании с ЕС вносит Рамочная программа по инвестированию на территории Западных Балкан (The Western Balkans Investment Framework, WBIF), которая была запущена в 2009 году Европейской Комиссией для шести стран Западных Балкан – Албании, Македонии, Косово, Боснии и Герцеговине и Хорватии. Эта программа - механизм смешанного финансирования ЕС. Участниками финансирования являются как международные финансовые институты (ЕИБ, ЕБРР, KfW, группа Всемирного Банка и пр.), так и страны (Австрия, Канада, Чехия, Дания, Финляндия, Германия, Венгрия, Греция, Норвегия, Нидерланды, Польша, Словакия, Словения, Великобритания и др.) [6, с.10]. Данная программа финансирует проекты не только в области энергетики, но и транспорта, социального сектора, окружающей среды и пр. На счету WBIF такие проекты в албанской энергетике, как выработка мастер-плана по развитию газового рынка (на стадии реализации, финансируется ЕБРР) и обновление системы передачи электроэнергии (проект завершен)[3].  Проект мастер-плана финансируется Европейской комиссией и располагает бюджетом в 1,1 миллион евро. Этот проект предусматривает исследование всех технических, правовых, нормативных, экономических, социальных и рыночных аспектов, которые касаются газового сектора. Планируется изучить потенциальные ресурсы газа в Албании, что будет включать внутреннюю разведку газа, газ из Ионическо-Адриатического трубопровода, IAP (после его строительства) и поставки газа через Трансадриатический газопровод (TAP)/ Трансанатолийский газопровод (TANAP).  В плане будет содержаться прогноз спроса на будущее потребление газа в стране в крупнейших секторах страны и определена цена на газ (при оптовой и розничной торговле). Также проект будет содержать план наиболее эффективной системы передачи и распределения газа с наименьшими затратами и с наименьшим воздействием на окружающую среду[4]. Этот мастер-план очень важен, так как Албания является важной частью Южного газового коридора. Именно поэтому Государственная нефтяная компания Азербайджана выразила намерение помочь стране в строительстве газораспределительной сети. Через эту сеть газ будет транспортироваться в Албанию, что поможет диверсифицировать источники энергии страны[5]. Это необходимо для Албании, так как в связи с отсутствием в стране собственной сети газоснабжения Албания может не получить от проекта TAP столько выгоды, сколько остальные его участники и стать лишь транзитным участком, не более.

Также отдельного внимания заслуживает проект финансирования десяти транспортных и энергетических инфраструктурных проектов в 6 странах Западных Балкан[6]. Он был предложен летом 2015 года после саммита стран Западных Балкан в Вене, который является частью так называемого Берлинского процесса — пятилетнего периода регулярных встреч на высшем уровне, подтверждающих намерение Евросоюза на расширение в сторону Западных Балкан[7]. Полная стоимость этих проектов оценивается в 600 миллионов евро, которые планируется вложить в проекты в Албании, наряду с Черногорией, Македонией, Косово, Боснией и Сербией. Проекты будут финансировать совместно с немецким государственным банком KfW (Kreditanstalt fuer Wiederaufbau) и такими европейскими финансовыми институтами, как ЕБРР (Европейский банк реконструкции и развития) и ЕИБ (Европейский инвестиционный банк).

Одним из проектов является строительство новой ЛЭП между Албанией и Македонией. В феврале 2016 года Европейский банк заявил, что выделит 13,2 млн долларов США для проекта строительства этой новой линии передачи электроэнергии. Проект является частью инициативы Европейской комиссии по созданию коридора электропередачи Восток-Запад между Болгарией, Македонией, Албанией, Черногорией и Италией[8]. Целью выступает формирование региональной трансграничной инфраструктуры ЛЭП и создание крупного интегрированного энергетического рынка. Проект позволит уменьшить потери при передаче электричества и снизить количество избыточных генерирующих мощностей. Сообщается, что строительство новой ЛЭП увеличит энергетическую безопасность Албании, которая из-за высокой зависимости от гидроэлектростанций вынуждена закупать электричество у соседей в периоды засухи[9].

Вся эта техническая и финансовая помощь ЕС отвечает курсу ЕС на снижение зависимости от российского газа, углубление регионального сотрудничества и создание стабильного энергетического рынка. Однако ЕС не остановился на создании энергетического сообщества. В феврале 2015 года Еврокомиссия утвердила стратегию создания Энергетического союза внутри самого ЕС, с чем связана интенсификация энергетических связей с Западными Балканами. Идея   создания энергетического   союза стала   своеобразной   реакцией   на «российский вызов».  Российско-украинский конфликт по поводу цены на газ для Украины и условий транзита в январе 2009 года привел к прекращению поставок в Европу через территорию Украины. Этот шок заставил европейских политиков и бизнесменов переосмыслить надежность поставок энергоресурсов из РФ. Когда острая фаза кризиса прошла, в последующие годы идея энергетического сообщества ушла в тень. Но в 2014 году новый, теперь уже политический, кризис (смена власти в Украине, объединение Крыма с Россией), резко усилил в Европе опасения по поводу надежности украинского газового транзита и вернул энергетическое сообщество в топ европейской повестки дня. На протяжении всего 2014 года вопрос об энергетической безопасности имел для ЕС чрезвычайное политическое значение в свете военно-политических событий на Украине, прекращения поставок туда российского газа в связи с отсутствием оплаты и угрозой стабильности транзита зимой 2014-2015 гг. [3, с.2]. В итоге все это привело к созданию энергетического союза в ЕС (European Energy Union, EEU). Новая наднациональная структура должна объединить энергосистемы стран – участниц ЕС и ослабить их газовую зависимость от России. Стратегия подразумевает, что страны Евросоюза должны будут согласовывать с Еврокомиссией будущие соглашения о внешних энергозакупках, особенно, если речь идет о газе[10]. По плану Еврокомиссии, необходимо добиться стратегического сотрудничества с Алжиром, Турцией, Азербайджаном, Туркменией, странами Ближнего Востока. Однако такой крупнейший поставщик энергоресурсов как Россия в потенциальных партнерах не значится. И это при том, что Азербайджан со своего крупнейшего месторождения Шах-Дениз–2 не может дать европейскому рынку более 10 млрд кубометров газа (это его проектная мощность, на которую он выйдет не ранее 2024 года). Про Туркмению вообще говорить не приходится: большая часть ее газа законтрактована Китаем, и туркмены вынуждены наращивать добычу для выполнения перед ним своих обязательств. Кроме того, статус Каспия окончательно не определен, а без согласия всех прикаспийских стран масштабные поставки газа в Европу не возможны[11].

В таких непростых условиях ЕС очень важно развивать сотрудничество со странами Балканского региона. Во-первых, их географическое положение имеет особое значение, и «Европейский клуб» понимает, что усилия по созданию единого энергетического рынка закончатся ничем в случае игнорирования анклава стран бывшей Югославии и Албании. Этот регион окружен соседями, которые уже являются членами ЕС (как, например, Греция, Хорватия, Венгрия, Болгария, Румыния и т.д.). С учетом энергетических проблем в регионе (в частности, зависимости от российских поставок энергоресурсов), ЕС необходимо улучшить сотрудничество с этими странами, а также развить солидарность и доверие. Только так станет возможным ускорить интеграцию лучших из этих рынков в более широкий рынок европейской энергии, что позволит повысить ликвидность и устойчивость европейской энергосистемы и в полной мере использовать потенциал возобновляемых источников энергии Западных Балкан. Второй причиной пристального внимания ЕС к странам Западных Балкан заключается в том, что эти государства являются частью Энергетического сообщества ЕС. Его основная цель заключается в ускорении согласования законодательства этих стран с нормами ЕС в области энергетики, еще до формальной стадии переговоров о членстве. Другими словами, любое законодательство, предложенное в Европейской комиссии для ЕС, рано или поздно дойдет до Белграда, Подгорицы и Тираны.

Стоит учитывать, что для создания инклюзивного европейского энергетического рынка сотрудничество важно как на уровне ЕС – Западные Балканы, так и на внутрирегиональном уровне. Поэтому в качестве одних из приоритетных направлений деятельности Энергетический союз определил содействие так называемому Южному газовому коридору - проекту расширения Южнокавказского газопровода, который фактически состоит из двух частей: газопровода TANAP в Турции и его продления по Европе — Транадриатического газопровода (TAP). Этот проект отвечает основной цели Энергетического сообщества - повышению безопасности поставок газа в Европу: исключению России как монополиста в роли поставщика, а Украины — как монополиста в роли транзитера газа. 3 марта 2015 года Еврокомиссия одобрила строительство TAP[12]. Маршрут газопровода протяжённостью 520 км, как проектируется, пройдет по линии: Греция, Албания, Адриатическое море (офшорная часть), Италия. Предполагаемая мощность газопровода — 10 млрд кубических метров в год, с возможностью увеличения пропускной способности до 20 миллиардов[13]. Разработчиками проекта являются швейцарская EGL, норвежская Statoil, немецкий E.ON Ruhrgas.

Этот проект стал приоритетным после закрытия основного конкурента TAP - проекта газопровода «Набукко» (протяженность - 3300 км) с большей пропускной способностью (31млрд. куб. м.), который предполагалось провести из Туркмении и Азербайджана в страны ЕС, прежде всего Австрию и Германию [4, с.4]. Начало разработке проекта было положено еще в феврале 2002. Первоначально строительство планировалось начать в 2011 году, а завершить к 2014 году, однако реализация проекта несколько раз откладывалась из-за проблем с возможными поставщиками газа. В 2013 году было объявлено, что проект «Набукко» закрыт. Проблемами на пути реализации газопровода были следующие: во-первых, источники газа более или менее определены только на четверть от максимальной мощности, что лишало проект собственно экономической рентабельности; во-вторых, предполагаемое участие среднеазиатских стран осложнялось не только неопределенностью их газовых запасов, но и неразрешенностью статуса Каспийского моря; в-третьих, множество проблем связано и с Турцией, которая увязывала «Набукко» с вопросом о вступлении страны в ЕС. Дополнительным осложняющим фактором является также то, что труба пройдет по территории Турецкого Курдистана, с неизбежными террористическими атаками на неё.

Итак, в настоящее время приоритетным стал газопровод TAP, чья протяженность через территорию Албании составит 217 км (от албано-греческой границы до Фиера). Компрессорная станция будет построена рядом с Фиером, а дополнительная станция – рядом с городом Билишт[14]. Этот проект единогласно поддерживается обеими ведущими партиями страны. Албанские чиновники заявили, что TAP будет хорошей инвестицией для Албании и ее экономики, и вся необходимая документация для реализации этого проекта уже готова[15]. И хотя этот газопровод не поможет существенно снизить зависимость от поставок российского газа, он окажет огромное влияние на развитие стран Юго-Восточной Европы, в том числе Албании. Например, это станет хорошей возможностью для газификации страны, что предоставит Албании возможность играть ключевую роль в снабжении балканских стран. Также это позволит сократить использование энергии ГЭС, которые в настоящее время является единственным источником энергии в стране. По словам премьер-министра Эди Рамы, прокладка Трансадриатического газопровода гарантирует Албании 15 тысяч новых рабочих мест на ближайшие 5 лет; а общие вливания в экономику составят около 1 миллиарда долларов. Также в горных районах страны будут проложены около 51 км новых подъездных дорог, и 41 км существующих дорог приведены в порядок. Прокладка трубопровода предполагает модернизацию 42 мостов и возведение трех новых[16].

Этот проект единогласно поддерживается обеими ведущими партиями страны. Однако лидер социалистов Эди Рама продемонстрировал большую настойчивость, нежели лидер оппозиционной партии демократов, когда этот проект только начинал намечаться. Социалистической правительство Албании в 2016 году инициировало пересмотр соглашения по проекту TAР: страна хочет, чтобы ей обеспечили те же преимущества, что и другим участникам строительства. В заявлении Эди Рамы подчеркивается, что Албания не отказывается от проекта, и работы идут полным ходом[17]. Но Албания хочет тех же выгод, которые уже гарантированы другим транзитерам, в частности, Греции, другими словами, симметричных выгод. Под симметричной выгодой, в частности, подразумевается специальный пакет финансирования для местных общин и граждан Албании. Консорциум готов идти навстречу: официальный представитель ТАР Лайза Дживерт подтвердила, что с правительством Албании ведутся переговоры об улучшении условий контракта.

Планируется, что в албанском городе Фиер, TAP будет соединяться с ответвлением – Ионическо-Адриатическим газопроводом (Ionian Adriatic Pipeline, IAP). Строительство Ионическо-Адриатического газопровода протяженностью 516 км, который пройдет вдоль восточного побережья Адриатического моря и свяжет четыре страны балканского региона (Албанию, Черногорию, Боснию и Герцеговину, Хорватию), обойдется примерно в 618 миллионов евро[18]. Газопровод будет начинаться в Фиере и заканчиваться в городе Сплит в Хорватии, где он будет подключен к существующей газораспределительной системе страны. Из Хорватии, газ может доставляться в Венгрию и другие страны Центральной и Западной Европы. Проект IAP, как и проект TAP реализуется при поддержке ЕС в целях газификации региона и снижения его зависимости от поставок российского газа.

Также сотрудничество с ЕС благотворно влияет на развитие возобновляемых источников энергии (ВИЭ) в стране. Согласно неправительственной организации “Bankwatch” показатель использования ВИЭ в 2009 году составил 31,2% (исключая ГЭС), в то время как к 2020 году его планируется увеличить до 38% [19]. Этот целевой показатель является одним из самых высоких из всех стран юго-восточной Европы (выше лишь у Боснии и Герцеговины – 40%). Это означает, что и потенциал у Албании в этой сфере один из самых значительных. Для достижения показателя в 38% правительством предпринимаются шаги в области модернизации законодательной базы.

Основным законом в этой сфере является закон «О возобновляемых источниках энергии», который был принят в мае 2013 года [5, с.4]. Этот закон освобождает солнечные тепловые системы и их компоненты от таможенных тарифов и НДС, при этом сближая албанское законодательство с законодательными нормами ЕС (в соответствии с Директивой ЕС №2009/28/ЕС от 23 апреля 2009 года «О поддержке использования энергии из возобновляемых источников и об изменении и последующей отмене Директив №2001/77/ЕС и №2003/30/ЕС»)[20]. Этот стимулирующий тариф особенно важен, так как инвестирование в энергетику становится гораздо более привлекательным, что позволит Албании выполнить свое обязательство перед ЕС и расширить конечное потребление возобновляемой энергии до 38% (исключая ГЭС) к 2020 году. Также этот закон вводит технические стандарты как к импортированным, так и произведенным в Албании солнечным водонагревателям, сертификаты о наличии квалификации для монтажников водонагревателей и упрощает процедуры лицензирования и льготное налогообложение для компаний, реализующих соответствующие инвестиционные проекты.

Если рассматривать сотрудничество Албании с отдельными членами ЕС, то основными партнерами Западной Европы, с которыми у этой балканской страны наблюдается достаточно тесное сотрудничество, являются Германия и Австрия.

Германия демонстрирует значительный интерес в отношении развития албанского энергетического сектора еще с 1998, уделяя большое внимание энергетической безопасности в этой стране[21]. Германия предоставила средства на модернизацию линии электропередач мощностью 110 кВ на юге Албании. Также Германия финансировала расширение трансграничных линий электропередач, например, строительство ЛЭП мощностью 400 кВ между Албанией и Черногорией (завершено в 2011 году), помогает улучшить энергоснабжение в обеих странах и интегрировать их в европейскую сеть системных операторов передачи электроэнергии ENTSO-E. Еще две линии передачи между Албанией и Косово и Албанией и Македонией, в финансировании которых также принимает участие Германия, нацелены на обеспечение большей эффективности использования энергии в этих странах. Также через программу экономического сотрудничества Германии финансируется модернизация албанских малых ГЭС[22].  Средства выделяются через немецкий государственный банк KfW. 

Однако, проблема коррупции сильно тормозит реализацию большинства проектов как на двустороннем, так и на международном уровне. Несмотря на мощную антикоррупционную кампанию, под лозунгом которой демократическая партия Албании пришла к власти в 2005 году, проблема коррупции далека от разрешения. Например, в 2011 году в коррупционном скандале был замешан Илир Мета, занимавший на тот момент пост вице-премьера и министра экономики. Он обвинялся в попытке подтасовать результат государственного тендера на строительство ГЭС и даче взятки тогдашнему министру экономики и энергетики Дритану Прифти[23].

Также значительная помощь албанскому энергетическому сектору оказывается в рамках финансирования Австрийским банком развития, на деньги которого, например, была восстановлена малая ГЭС (МГЭС) на реке Ленгарице[24]. 

Таким образом, ЕС видит в регионе Западных Балкан, и в частности в Албании, важного участника транзитного газового коридора в Юго-Восточной Европе, который помогает Европе в создании энергетического рынка с минимальной зависимостью от поставок российского газа. ЕС не только финансирует и предоставляет техническую помощь для повышения энергетической безопасности внутри страны, но и, содействуя постройке путепроводов, помогает Албании расширить свое влияние в энергетическом секторе во всем регионе.

Также можно сделать вывод, что Албания не меньше ЕС заинтересована в обеспечении национальной энергетической безопасности и проявляет инициативу в сфере международного сотрудничества и участия в региональных проектах. Хотя в политической сфере не обходится и без взаимной критики в рамках межпартийной борьбы, и социалисты, и демократы видят в сотрудничестве с ЕС решение назревших энергетических проблем страны: нехватки инвестиций в энергетический сектор; отсутствия диверсификации энергии и ее базирования преимущественно на ГЭС (несмотря на наличие потенциала для развития ТЭС и альтернативных источников энергии); отсутствия газораспределительной сети; низких технологии добычи энергоресурсов.

Однако пока большая часть этих задач далека от реализации. Диверсификации энергетики так и не произошло, и страна не может обеспечивать себя электроэнергией самостоятельно. До сих пор албанский энергетический сектор базируется на ГЭС и зависит от обильности осадков. Кроме того, многие ГЭС находятся в плохом техническом состоянии. Но есть и успехи: например, албанскому руководству удается постепенно сокращать потери энергораспределительной системы, также происходит модернизация ГЭС. Есть и другие подвижки в сфере энергетики, в частности, в сфере «возобновляемых энергоресурсов». Их доля постепенно растет, однако несмотря на огромный потенциал, солнечные панели не находят широкого применения в стране, а проекты ветропарков пока далеки от завершения. Потенциал геотермальной энергетики в стране пока лишь изучается, а биотопливо в стране не диверсифицировано и производится лишь на одном заводе.

Таким образом, несмотря на то, что предпринятых мер пока недостаточно для того, чтобы стать региональной энергетической державой, Албания движется в правильном направлении. Особые надежды возлагаются на газопроводы TAP и IAP. Остается надеяться, что их не ждет судьба так и нереализованного нефтепровода AMBO, участницей которого также была Албания.

Список источников:

1.     Кавешников Н.Ю. Развитие внешней энергетической политики Европейского союза // Вестник МГИМО-Университета. - 2013. - № 4. - С. 82-91.

2.     Кавешников Н.Ю. Становление энергетической политики ЕС // Европейский союз в XXI веке: время испытаний // Под ред. О.Ю. Потемкиной (отв.ред..), Н.Ю. Кавешникова, Н.Б. Кондратьевой. – М.,: Издательство «Весь Мир», 2012. - С. 222-223.

3.     Кавешников Н.Ю. Энергетический союз ЕС как ответ на «российский вызов», М., 2015. С.3

4.     Barysch K. Should the Nabucco pipeline project be shelved? Transatlantic academy. 2010. P.4 (InAlbanian)

5.     Renewable energy snapshot: Albania // UNDP. 2013. P.4

6.     Western Balkans Investment Framework, Annual report // WBIF. 2014. P. 10

1 Energy Community [Electronic resource] // European Commission. – URL: https://ec.europa.eu/energy/en/topics/international-cooperation/energy-community

2 The Energy Charter Treaty and related documents. A legal framework for international legal cooperation. Energy Charter Secretariat. –URL: http://www.ena.lt/pdfai/Treaty.pdf

3 WBIF Projects [Electronic resource] // WBIF. – URL: https://www.wbif.eu/Projects

4 Albania starts to prepare the Gas Master Plan [Electronic resource] // Independent Balkan News Agency. –  2015. 02.06. - URL: http://www.balkaneu.com/albania-starts-prepare-gas-master-plan/

5 Albania highlights importance of Azerbaijani energy project [Electronic resource] // Azernews. – 2016. 15 February. – URL: http://www.azernews.az/oil_and_gas/92884.html

6 WBIF projects [Electronic resource] // WBIF. – URL: https://www.wbif.eu/Projects


7 Europe to Fund Balkan Transport, Energy Projects [Electronic resource] // BalkanInsight. – 2015. – 31 August. - URL: http://www.balkaninsight.com/en/article/eu-to-financially-support-western-balkans-08-28-2015


8 Там же


9 Albania, Macedonia to start building 400kV power link in 2017 [Electronic resource] // Reuters. 2015. – 11 December. – URL: http://www.reuters.com/article/albania-macedonia-electriciy-idUSL8N1403KV20151211


10 Bashkimi i Energjisë– Një mundësi për Ballkanin Perëndimor [Electronic resource] // Eurospeak. – URL:http://eurospeak.al/opinion/293-bashkimi-i-energjise-nje-mundesi-per-ballkanin-perendimor


11 Евросоюз создает инструмент давления на Россию — Энергетический союз [Электронный ресурс] // 365 InfoKz. – URL: https://365info.kz/2015/03/evrosoyuz-sozdaet-instrument-davleniya-na-rossiyu-energeticheskij-soyuz/

12 The European Commission Grants State Aid Clearance for Greek Host Government Agreement with TAP [Electronic resource] // Trans Adriatic Pipeline. – 2016. – 3 March. – URL: http://www.tap-ag.com/news-and-events/2016/03/03/the-european-commission-grants-state-aid-clearance-...

12 The European Commission Grants State Aid Clearance for Greek Host Government Agreement with TAP [Electronic resource] // Trans Adriatic Pipeline. – URL: http://www.tap-ag.com/the-pipeline/route-map

13 Pipeline construction in Albania [Electronic resource] // Trans Adriatic Pipeline. – URL:  http://www.tap-ag.com/the-pipeline/building-the-pipeline/in-albania

14 Trans Adriatic Pipeline holds ceremony to mark start of construction [Electronic resource] // ACERC. – URL: http://investment.albaniaenergy.org/#post267

15 Албания решила пересмотреть подход к проекту Трансадриатического газопровода [Электронный ресурс] // Версия. Выпуск № 17 от 10.05.2016. – URL:https://versia.ru/albaniya-reshila-peresmotret-podxod-k-proektu-transadriaticheskogo-gazoprovoda

16 Там же

17 Ionian-Adriatic pipeline project under way [Electronic resource] // Balkaninsight. – 2013. – 09.07. – URL: http://www.balkaneu.com/ionian-adriatic-pipeline-project/

18 Европейское энергетическое сообщество [Электронный ресурс] // CEE Bankwatch network. – URL: http://bankwatch.org/ru/evropeiskoe-energeticheskoe-soobshchestvo

19 Ligj për prodhimin, transportimin dhe tregtimin e biokarburanteve dhe të lëndëve të tjera djegëse, të rinovueshme, për transport. -URL: http://www.energjia.gov.al/files/userfiles/Hidrokarbur/2016/Pr_ligji_i_biokarburanteve_dt_15.01.2016...

20 Beziehungen zu Deutschland [Electronic resource] // Auswaertiges Amt. – URL: http://www.auswaertiges-amt.de/DE/Aussenpolitik/Laender/Laenderinfos/Albanien/Bilateral_node.html

21 Beziehungen zu Deutschland [Electronic resource] // Auswaertiges Amt. – URL: http://www.auswaertiges-amt.de/DE/Aussenpolitik/Laender/Laenderinfos/Albanien/Bilateral_node.html

22 С экс-премьера Албании сняли обвинения в коррупции [Электронный ресурс] // Росбалт. –  2016. – 15 мая. - URL: http://www.rosbalt.ru/main/2012/01/17/933886.html

23 Austria and GGF alleviate Albania’s energy deficit with joint renewable energy project  [Electronic resource] // OeCB. – 2013. – 17 December. – URL: http://www.oe-eb.at/en/media-service/Pages/enso.aspx


Поделиться статьей

Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся