Блог Научного Студенческого Общества МГИМО

«Лакомый песочек»: почему Мальдивы – это не только отдых класса «люкс»

20 Февраля 2018
Распечатать

Автор:Тютин Андрей Владимирович,Факультет международных отношений, 1-ый курс бакалавриата

С распадом колониальной системы и особенно с окончанием холодной войны внимание представителей практически всех парадигм международных отношений обратилось к так называемым «малым странам» (small powers) и их роли в меняющемся мире. Несмотря на заявленные многовекторность и конструктивный подход, нацеленность на сотрудничество со всеми государствами, существует заметный дисбаланс в международных связях Российской Федерации. Одной из стран, которой не уделяется должного внимания, является Мальдивская республика. Какие перспективы или, напротив, угрозы несёт для России островная исламская республика, отличающаяся в последние годы крайне турбулентной политической жизнью?

Что скрывается за туристическим раем?

Мальдивская республика обрела демократию и первого демократически избранного президента в лице Мохамеда Нашида лишь в 2008 году. С отстранением последнего от власти страна, и прежде не отличавшаяся стабильностью, погрузилась в политический кризис, не прекращающийся до сих пор. Правление нынешнего, шестого президента Абдуллы Ямина ознаменовалось преследованием оппозиции новому лидеру во всех её проявлениях. Резонансными были гонения на бывшего президента страны Мохамеда Нашида. В феврале 2015 г. последний был арестован и осуждён на 13 лет тюремного заключения в соответствии с Антитеррористическим законом Мальдив. Это очевидно политически мотивированное решение вызвало массовые протесты как внутри республики, так и за её пределами, что, однако, не остановило Ямина от последующих действий, направленных против оппозиции, прежде всего Демократической партии, являющейся главным конкурентом и идеологическим противником правящей исламистской Прогрессивной партии. Под огонь президентской автократии попала и партия Адхаалатх («Справедливость»), лидер которой Шейх Имран Абдулла был также лишён свободы на 12 лет по обвинению в терроризме.
Беспокойство мирового сообщества вызывают периодические высказывания мальдивских властей о намерении отменить 60-летний мораторий на смертную казнь. Важно понимать, что на Мальдивах идёт процесс установления именно президентской, а не партийной диктатуры. Об этом свидетельствует открытая борьба, которую ведёт Ямин в отношении своих однопартийцев. В 2015 и 2016 годах соответственно были арестованы бывший министр обороны Мохамед Назим и вице-президент Ахмед Адиб, якобы организовавший покушение против президента.
В прошедшем, 2017, году обстановка накалилась ещё сильнее. В ответ на попытку оппозиции – к которой присоединился и многолетний диктатор Мальдив, сводный брат Ямина Момул Абдул Гаюм, – сместить спикера народного меджлиса власти дважды оцепляли парламент войсками и не пускали народных избранников на заседание. Началась новая череда арестов оппозиционеров и «диссидентов» внутри Прогрессивной партии. Стремление Абдуллы Ямна нейтрализовать политических противников понятно: во второй половине 2018 г. состоятся президентские выборы. Неспокойна жизнь и за пределами властных структур. Широкий общественный резонанс вызвало убийство либерального блоггера Ямина Рашида. 29-летний сатирик, высмеивавший мальдивские политические и религиозные круги, был заколот в столице страны Мале, несмотря на обращения в полицию по поводу неоднократного получения угроз со стороны местных радикалов. И это не первый случай: в 2012 г. жертвой исламистов пал депутат Афрашим Али, был ранен другой блоггер, Исмаил Хилатх Рашид. О проблеме исламизма на островах – чуть ниже.

На двух стульях не усидишь. Или…


С приходом к власти Абдуллы Ямина заметно активизировалась внешняя политика. Отчасти это связано с вышеописанными внутриполитическими событиями. Ставка на Запад стала невозможна из-за порой вопиющих нарушений прав человека. В октябре 2016 г. Мальдивы покинули Содружество наций, которое ранее выражала обеспокоенность положением демократии в стране. Тем самым Ямин показал, что способен на решительные и независимые шаги не только в пределах республики, но и на международной арене.

Ведомая происламской Прогрессивной партией, Мальдивская республика стала предпринимать смелые действия и в исламском мире. В мае 2016 г. страна с преобладающим суннитским населением разорвала дипломатические отношения с Ираном, таким образом проявив солидарность с Саудовской Аравией, связи с которой приобретают всё большее значение. Продолжением подобной политики стало присоединение к антикатарской коалиции в июне 2017 г. Как уже было сказано, эти достаточно резкие внешнеполитические акции имели целью привлечение внимание Эр-Рияда к островному государству. В целом Мальдивы в этом преуспели: в январе 2017 г. впервые было объявлено о планах Саудовской Аравии по инвестированию 10 миллиардов долларов США в «масштабный проект» на атолле Фаафу; этому предшествовали крупные саудовские инвестиции в развитие городской среды на искусственном острове Хулхумале, договорённость о поставках сырой нефти и т. д.

Тем не менее Мальдивы – это прежде всего арена борьбы между Китаем и Индией. Традиционно основным партнёром республики была именно Индия, в том числе в силу своей географической близости к архипелагу. В 1988 индийские вооружённые силы предотвратили государственный переворот (операция «Кактус»), что сблизило две страны. Относительно проиндийский курс проводил Мохамед Нашид. При нём в 2010 г. было заключено соглашение, по которому Международный аэропорт им. Ибрахима Насира переходил в управление индийской GRM Group. Однако в конце 2012 г., то есть вскоре после смещения Нашида, мальдивское правительство заявило о прекращении действия контракта. Ситуация усугубилась тем, что проект по расширению аэропорта был впоследствии передан китайской компании. Пиком напряжённости стала отмена визита Нарендры Моди в Мале в марте 2015 г. Постепенно позиция Индии смягчается, так как последняя не может допустить наличия недружественного прокитайского государства в 1200 км от собственной территории.
Впрочем, новая тактика Индии не отвратила Мальдивы от дальнейшего сближения с КНР. Особое беспокойство у Дели вызвало подписание Мальдивской республикой 8 декабря 2017 г. Соглашения о свободной торговле с Китайской народной республикой, а также присоединение к Морскому шёлковому пути. Ещё ранее Китай приступил к осуществлению инфраструктурных мегапроектов на островах, таких как Мост Дружбы, соединяющий аэропорт Мале со столичным островом, жилищный проект на 7000 домов и т. д. Несмотря на то что лидеры Мальдив смотрят в будущее оптимистично, многие эксперты предрекают повторение островной республикой примера Шри-Ланки, которая в результате обильного потока китайских денег фактически попала в зависимость от Пекина. Для Индии подобное сотрудничество опасно в первую очередь с точки зрения потенциального размещения китайского военного флота непосредственно у южных берегов страны. Эти опасения небезосновательны: в августе 2017 г. три военных корабля народной республики разместились в гавани города Мале.
Таким образом, до сих пор Абдулле Ямину и его правительству удаётся умело играть на противоречиях между Индией и Китаем, одновременно устанавливая тесные связи с арабскими магнатами.

Россия на Мальдивах: актуальность и перспективы

Как мы увидели, на Мальдивах идёт борьба между как внутренними, так и, что ещё более важно, внешними политическими силами. Тем не менее в России страна упоминается разве что в связи с недавней поездкой туда президента Украины П. А. Порошенко. Почему же России не стоит пренебрегать этим, казалось бы, карликовым государством? Существуют две основные причины.
В первую очередь Мальдивы вдаются клином глубоко в Индийский океан, через который проходит 80% нефти, перевозимой морским путём. В зоне Индийского океана сосредоточено более половины вооружённых конфликтов в мире. Соответственно, такие ведущие мировые державы, как США, Индия, Китай, Франция, Австралия, с 2011 г. Япония, а также Великобритания, имеют военно-морское присутствие в океане. Наличие флота какой-либо страны на Мальдивах резко изменит расстановку сил в регионе.
Впрочем, если российское присутствие в Индийском океане не входит в число первостепенных задач, то борьба с терроризмом для нашей страны, пожалуй, одна из основных. А она имеет самое прямое отношение к Мальдивской республике. По неофициальным данным[i], на Ближнем Востоке на стороне джихадистов воюют сотни мальдивцев; в результате страна вышла в число мировых лидеров по количеству террористов на душу населения. Отчасти это может быть связано с растущей ролью Саудовской Аравии, проявляющейся, в частности, в пропаганде ваххабизма (очевидно, с этой целью королевство вкладывает крупные суммы в Исламский университет в Мале, повсеместное строительство мечетей). Однако главная причина успеха исламистских вербовщиков – внутреннее положение в стране. Во-первых, на островах происходит криминализация населения; в столице широко распространены бандитские формирования, тесно связанные с местными политиками. Кроме того, мальдивские тюрьмы переполнены, а экстремисты не изолируются от мелких преступников; основные доступные занятия – чтение Корана и беседы с радикализованными старшими «товарищами». Несомненно, полная победа над терроризмом невозможна без искоренения истоков этой проблемы – и Мальдивы с этой точки зрения должны привлекать пристальное внимание как Российской Федерации, так и мирового сообщества.

Закономерен вопрос: что Россия может предпринять для усиления позиций в островном государстве? Можно предложить несколько путей. Учитывая, что Россия занимает шестое место в мире по количеству посетивших Мальдивы туристов, представляются перспективными вложения в туристическую отрасль островов. Примеры Китая и Саудовской Аравии наглядно показали, что Мале при нынешнем президенте в высшей степени благожелательно относится к партнёрам, готовым поддерживать экономическое развитие страны без оглядки на вопросы демократии и прав человека. Во-вторых, большим шагом в укреплении двусторонних отношений было бы возобновление авиасообщения между странами. Достаточно актуальным является сотрудничество в области экологии и охраны окружающей среды. По прохождении этих первых этапов налаживания отношений можно перейти на новый уровень, в частности, в сфере обороны. Важно заметить, что подходить к этому следует со всей осторожностью, чтобы не нарушить позитивные тенденции в российско-индийских и российско-китайских отношениях.
Сегодняшнее же состояние российско-мальдивских отношений можно оценить как противоречивое в том смысле, что у двух стран практически нет каких-либо общих интересов. С одной стороны, совершенно верно утверждение российского МИД о том, что «двусторонние связи всегда носили ровный, дружественный характер, никогда не омрачались политическими противоречиями…». С другой – для прагматичных мальдивских властей Российская Федерация среди мировых держав пока, очевидно, занимает второ-, а то и третьестепенные позиции. Естественно, это создаст определённые трудности, в случае если Россия решит расширить политическое или экономическое присутствие в стране. Однако, думается, неизменная до сих пор беспристрастность России по отношению к происходящему в республике даёт нашей стране широкий простор для маневрирования и, соответственно, продвижению собственных интересов на архипелаге.

[i] World Almanac of Islamism (2017). Rowman & Littlefield, p. 824.

Поделиться статьей
Теги
Мальдивы

Текущий опрос

Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

Прошедший опрос

  1. Каким образом заявления В.В. Путина в послании Федеральному Собранию и показ новых стратегических вооружений скажется на международной безопасности в ближайшие годы?

    Следует ожидать гонки вооружений ведущих государств мира, что приведет к неконтролируемой эскалации военно-политической напряженности во всем мире  
     155 (43%)
    Сделанные заявления и показ супероружия скорее завершают начатый ранее процесс обновления Вооруженных Сил России в ответ на вызовы современности, к этому на Западе давно были готовы — существенных изменений в глобальном балансе сил не произойдет  
     142 (40%)
    На наших глазах возвращается Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, в которой Россия определенно играет роль одного из полюсов, что позволит иметь более стабильную архитектуру международной безопасности  
     53 (15%)
    Ваш вариант ответа. В комментариях  
     8 (2%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся