Большая Евразия

Принципы евразийской интеграции в исторической перспективе

28 Апреля 2017
Распечатать
Поделиться статьей
Юрий Кофнер

Директор Центра евразийских исследований (ЦЕИ), научный сотрудник IIASA (Вена, Австрия), аспирант по мировой экономике в НИУ ВШЭ

Блог: Большая Евразия

Рейтинг: 8

Классическое vs. прагаматическое евразийство
С момента создания действующего Таможенного союза Беларуси, Казахстана и России в 2010 году среди сторонников евразийской интеграции, т.е. со стороны экспертного сообщества, про-евразийских НКО, и политических сил, неоднократно поднимался вопрос об идейном сопровождении нового объединения на постсоветском пространстве.

По сути, здесь разворачивается взаимодействие двух разных интрепретаций или версий евразийства: классического евразийства 20-х - 30-х годов прошлого века и "прагматического евразийства" начала 21-го столетия. [1]

Представители т.н. прагматического евразийства во главе с президентом Казахстана Н.А Назарбаевым и сотрудниками Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), считают Евразийский экономический союз (ЕАЭС) исключительно экономическим проектом без всякой политической, и, тем более, военно-политической составляющей [2]. Такая позиция безусловно оправдана на нынешнем этапе интеграции, т.к. позволяет углублять и расширять интеграцию на пространстве Большой Евразии, где в ином случае это было бы невозможно.

После развала Советского Союза и победы глобального Запада в Холодной войне слово "идеология" стали приравнивать к понятию "тоталитаризм" из-за тоталитарного характера таких идеократических обществ, как Советский Союз и фашистские государства Центральной Европы. Однако, здесь умалчивается, что любые общества так или иначе идеократические [3]. И на Западе, где общества якобы де-идеологизированы, тоже утвердилась своя идеология. Ее называют по-разному - западнизм, экономизм, либерализм или постлиберализм - в зависимости от ударения [4]. Но суть в этом, что существование идеологий де-факто никто не отменял. Брюссель ведь не стесняется постоянно заявлять о "европейских ценностях" при расширении своего интеграционного объединения на Восток. Поэтому, провозглашая лозунг "только экономика, без политики", мы заведомо соглашаемся играть по правилам Запада.
Классические евразийцы, эта великая плеяда белоэмигрантских мыслителей межвоенного периода, хотели осуществить переустройство СССР путем смены его идеологии с коммунистической на евразийскую. Признавая существование идеологий естественным и неизбежным элементом взаимодействующих процессов глобализации и регионализации, т.е многополярного мироустройства [5], современные последователи классических евразийцев также считают, что новому интеграционному объединению на постсоветском пространстве положено иметь определенное - евразийское - идейно-патриотическое наполнение.

Пять заветов Чингисхана для Евразийского союза

Евразийское Движение Российской Федерации (ЕДРФ) поставило себе цель преодолеть вышеописанное расхождение во взглядах на будущее евразийской интеграции путем нахождения приемлемого синтеза между классическим и прагматическим евразийством [6], что и стало главной темой "Евразийской школы", проводимой ЕДРФ в сентябре 2016 года в Крыму [7]. В ходе оживленных дискуссий молодым участникам из трех стран-основателей ЕАЭС - Беларуси, Казахстана, России - удалось выработать пять принципов интеграции, которые могли бы стать тем оптимальным идейным сопровождением Евразийского союза, которое устраивало бы и (нео-)классических и прагматических евразийцев.

Примечательно также то, что эти пять принципов интеграции не взяты с потолка. Толчок для их нахождения дала лекция Олега Лушникова, к. исторических н., историка и монголоведа, директора Центра им. Г.В. Вернадского, об "Истории Евразии". В последовавшем за ней обсуждении мы выяснили, что Монгольская империя не смогла бы объединить огромные просторы Большой Евразии от Адриатики до Желтого моря на одном лишь насилии. Это стало возможным только благодаря наличию определенных "принципов интеграции", заложенных в политике Темучина и его последователей. Более того, в ходе обсуждений мы выявили, что эти же принципы были воплощены позже в Российской империи, и, отчасти, в Советском Союзе, и объясняют их успех в воссоединении той обширной территории, до этого входившей в состав Монгольской империи (монголосферы) [8]. То есть, выявленные принципы не придуманы в кабинетах НИИ, а являются результатом исторической преемственности и необходимым атрибутом любого наднационального союза, претендующего на объединение Евразии.

Некоторых евразийцев-прагматиков может спугнуть тот факт, что эти принципы мы называем "заветами Чингисхана", и, что они сыграли ключевую роль в становлении Российской и Советской империй (во втором случае, подчеркиваю, только до определенной меры), т.к. для них они вызывают ассоциации с каким-то империализмом или насилием. Но, как уже сказано выше, предлагаемые нами принципы не имеют никакого отношения к какому-либо давлению или насилию. Наоборот, они, как нам кажется, не могут не понравиться евразийцам-прагматикам.

Пять принципов интеграции Евразии являются следующими:


  1. Культурный плюрализм;


  2. Коллективная безопасность;


  3. Общее экономическое пространство;


  4. Верховенство закона;


  5. Верховенство духовных ценностей.


До того, как более подробно остановиться на каждом из них, хотелось бы отметить, что мы предлагаем внедрять эти принципы не прямо сейчас и не раньше, чем суверенные государства-члены ЕАЭС готовы подняться по интеграционной лестнице из чисто экономического объединения уже в Евразийский эконом-политический союз.

1. Культурный плюрализм
Монгольская империя хорошо известна своей терпимостью по отношению к вере и культуре вошедших в ее состав народов [9]. В отличие от экспансионизма европейских и китайских империй, который сопровождался насильственной "католизацией", "европеизацией", "ханификацией" и т.д. покоренных народов (особенно в период западноевропейского колониализма, доходящего даже до этноцида), в Монгольской державе всего этого не было. Политическое единство не противоречило обеспечению культурной и конфессиональной свободы. Религиозные институты освобождались от уплаты налогов, этносы могли сохранять и развивать свои культурные традиции. Более того, со временем монгольское руководство слилось с местными элитами, приняв их обычаи. Известный религиозный и государственный подъем русского народа XIII - XV веков произошел в двойном смысле благодаря татаро-монгольскому "игу".

Культурный плюрализм был важнейшим условием, который позволил монголам, тюркам, русским и советам снова и снова политически объединять такое полиэтническое и поликонфессиональное пространство, именуемое сейчас как постсоветское. Культурный плюрализм по сей день является незаменимым фундаментом, обеспечивающим политическое единство Российской Федерации, которая является общим домом для более чем 180 этносов.

В качестве первого принципа евразийской интеграции, культурный плюрализм означает не только сохранение и развитие этнокультурного и религиозного многообразия на основе традиционных ценностей в рамках Евразийского союза, но также неукоснительное соблюдение верховенства национального суверенитета государств-членов ЕАЭС. В отличие от Евросоюза, где заметны нарастающие тенденции стирания национальных прав и границ, Евразийский союз должен обеспечить "цветущую сложность", как говорил русский мыслитель Константин Леонтьев [10], входящих в него народов и республик. Можно сказать, что речь идет о создании "Евразии наций" по аналогии с "Европой наций" Шарля де Голля.

Воплощение принципа культурного плюрализма в Евразийском союзе станет одним из его фундаментальных идеологических альтернатив существующим на Западе процессам смешения, американизации и стандартизации общества на основе культурного марксизма [11] и также обеспечит Союзу высокую привлекательность на мировой арене.

Об этом же говорил Владимир Путин, выступая в 2013 году на Валдайском клубе: "Будущий Евразийский экономический союз, о котором мы заявляли, о котором мы много говорим в последнее время, это не просто набор взаимовыгодных соглашений. Евразийский союз – это проект сохранения идентичности народов, исторического евразийского пространства в новом веке и в новом мире" [12].

2. Коллективная безопасность
"Pax mongolica" обеспечила безопасность и относительный мир на огромном пространстве Евразии от Балкан до Манчжурии, от Балтики до Вьетнама. Конфликты внутри общего пространства Монгольской империи были сведены на минимум. Княжествам и улусам пришлось защищаться только от внешних угроз.
Так, например, татарская конница сыграла решающую роль при победе в Грюнвальдской битве, что стало одним из знаковых событий на пути к современной белорусской государственности, как части общеевразийского мира. [13]

После распада Монгольской империи роль главного защитника Евразии взяла на себя Московская держава. Жители улусов бывшей Золотой Орды усмотрели в возвышении северного княжества просто "переезд ханской ставки из Сарая в Москву" и поклялись верности "Белому хану". [14] В течении веков многие народы Кавказа, Сибири и Центральной Азии добровольно входили в состав Российской Империи, что не только спасало их от верной гибели, но и стало надежным гарантом их процветания в будущем.
В наше время Большая Евразия снова должна стать пространством безопасности и мирного неба, внутри которого любые террористические угрозы, межгосударственные конфликты, попытки неконституционной смены режима (цветные революции) должны отсутствовать или должны быть сведены к минимуму.
Блоковое мышление не отвечает интересам противодействия угроз в 21-м веке, т.к. лишь способствует наращиванию конфликтного потенциала. Новая архитектура безопасности в Евразии должна быть построена на принципе коллективной и неделимой безопасности, выражающемся в равноправном сотрудничестве региональных силовых блоков и держав, таких как: ОДКБ, ШОС, Иран, Турция, Индия, потенциальных вооруженных сил ЕС и других игроков мега-региона.
3. Общее экономическое пространство


Монгольская империя, по сути, была первой зоной свободной торговли в Евразии. [15] Яркая синяя краска, использовавшийся иконописцем Дионисиеем, была привезена из Гиндукуша. Европейская аристократия носила шелковую одежду, произведенную на юге Китая. Все эти товары, технологии и идеи перемещались по сухопутному и морскому Шелковому пути благодаря общему экономическому пространству, которое создали именно монголы.

В отличии от морских западных наций, где метрополия исторически эксплуатировала заокеанские колонии, континентальные державы наоборот вкладывались в развитие всех своих провинций т.к. от этого зависело их общее процветание и стабильность. В Российской империи и в СССР, сначала на рыночной, затем на плановой основе, во всех республиках были построены пути сообщения, заводы и фабрики, НИИ, университеты, школы и больницы. На основе правильной промышленной политики Советский Союз долгое время был второй экономикой мира, в некоторых нишах занимал первое место.

Экономическая интеграция в Евразии в первую очередь должна быть взаимовыгодным проектом для всех участников, содействуя повышению благосостояния граждан и конкурентоспособности отечественного бизнеса в условиях глобализации. Данный принцип основывается на трех столпах.

Во-первых, на создании общего экономического пространства единых рынков по секторам, на снятии и гармонизации всех возможных торговых барьеров, на предоставлении четырех свобод передвижения (товаров и услуг, рабочей силы, капитала, предприятий) на всей территории Евразийского экономического союза, а также на подписании различных соглашений - от ЗСТ до всеобъемлющего экономического партнерства - на пространстве Большой Евразии "от Лиссабона до Шанхая". [16]

Во-вторых, используя исторический опыт Российской империи и СССР, а также лучшие международные практики, считается логичным, если экономическая модель ЕАЭС (а точнее ее согласованная макроэкономическая политика ЕАЭС) станет смешанной, сочетая в себе наиболее эффективные механизмы и методы государственного регулирования и планирования, с одной стороны, а также рыночной инициативы и свободы, с другой. Только в таком формате можно сочетать социальную защищенность граждан с международной конкурентоспособностью хозяйственного комплекса. [17]
В-третьих, чтобы стать "самостоятельным центром притяжения", как изложено в стратегии развития ЕЭК до 2030 года [18], необходимо реализовать собственные транспортно-инфраструктурные и промышленно-кластерные проекты, которые должны стать драйверами социально-экономического развития ЕАЭС. В последнее время в центре внимания экспертов конечно стоит китайская концепция Экономического пояса Шелкового пути (ЭПШП), которая в 21-м веке и на качественно новом уровне возрождает идею средневекового Шелкового пути. Однако, не менее важными являются собственные отечественные, но, к сожалению, менее обсуждаемые проекты, такие как: транспортный коридор "Север-Юг", соединяющий Балтийское море с Персидским заливом; Северный морской путь (СМП); инвестиционные проекты по освоению стратегических богатств Сибири, Дальнего Востока и Русского Севера.

4. Верховенство закона

К сожалению, сторонников классического евразийства в соцсетях часто обвиняют том, что они якобы отвергают принцип верховенства закона и правого государства. Западники и национал-демократы без всяких обоснований утверждают, что евразийцы якобы требуют неограниченных полномочий для главы государства и якобы выступают за несдержанную автократию (и даже за какую-то "нео-опричнину"). К сожалению, такой ложный образ был сформулирован определенными радикальными силами, ложно называющими себя "евразийцами", но на самом деле тем самим дискредитирующими настоящие евразийские идеи.

Однако, совсем наоборот, настоящие евразийцы всегда выступали за верховенство закона. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочесть труды евразийцев-правоведов Н.Н. Алексеева и М.В. Шахматова. [19],[20]

В Монгольской империи всеми подданными неукоснительно исполнялся этот принцип. Вот, что по этому поводу в своих полевых записках отмечает фламандский монах-францисканец Гильом де Рубрук, в 13-м веке пропутешествовавший от Крыма до Каракорума: "Молодая девица может с золотым блюдом на голове обойти всю Монгольскую империю. При этом она может не переживать ни за свое драгоценное блюдце, ни за свою девичью честь". [21] Дело в том, что Чингисхан ввел жесткий свод законов, известный нам как "Яса Чингисхана". Здесь принципиально не то, что наказания за большинство правонарушений были предельно жестокими (смертная казнь). Жестокость - печальная, но общая черта для всего Средневековья в целом. Азиатского и европейского. Важно то, что Ясе подчинялись все без исключения подданные империи - не важно раб-ли или высокопоставленный полковник. Все были равны перед законом. Это справедливо. Только таким образом Чингисхан смог объединить такое огромное пространство. Справедливость - это в первую очередь равенство всех перед законом. Вопреки евроцентричным убеждениям, подобный принцип не является исключительным продуктом западной истории.
Вопросы верховенства закона и равенства всех перед законом являются крайне актуальными и для нашего времени. О какой привлекательности евразийской идеи может идти речь, когда дети влиятельных чиновников в России и других постсоветских государствах откупаются от армии и суда, когда закон суров для простых граждан и мил для олигархов? Сейчас "либералы"-западники узурпировали звание быть "единственными борцами с коррупцией". А евразийцы на этот бич якобы "закрывают глаза". С этим мифом должно быть покончено. Основываясь на собственной исторической традиции, именно евразийцы борются с коррупцией, за правовое государство и равенство всех перед законом. Только так можно создать прочный и справедливый Союз, привлекательный для собственных граждан и для всего мира. От внедрения данного принципа зависит много чего для эффективного развития ЕАЭС.

5. Верховенство духовных ценностей

Принципом, который я лично считаю самым важным, и, в тоже время, самым спорным для воплощения в реальности, является принцип верховенства абсолютных ценностей над материальными. В Монгольской империи Чингисхан назначал полководца или наместника по принципу того, верил ли тот в какого-то Бога. И неважно, какого Бога именно. Не имело значение, был ли тот тенгрианцем или несторианцем-христианином или мусульманином. Важно было лишь то, что тот человек верил во что-то выше него, чтобы он руководствовался абсолютными ценностями.
Что же такое - абсолютные ценности? Это такие духовные ценности, как любовь, честь, Родина. В отличие от относительных ценностей, духовные не подлежат рыночному обмену. Ручные часики, например, это относительная ценность. Они имеют относительную ценность по сравнению с другими благами. Я в принципе был бы готов их продать, если бы мне предложили достаточно высокую цену за них. Однако, как православный человек, как христианин, я, например, никогда не буду готов продать своих родителей. Никогда. Родители, а также почитание и любовь к ним - это абсолютная, вечная ценность. Об этом и говорят все традиционные религии мира. [22] Вот почему Чингисхан держал в своем окружении только верующих управленцев. Человек, имеющий абсолютные ценности не готов продавать, т.е. предавать свою верность за какие-либо материальные подкупы. Это качество он не только требовал от своих собственных генералов, но также высоко ценил у своих врагов.
Соблюдение данного принципа, основываясь на духовно-культурных особенностях евразийской истории, является крайне актуальным в эпоху постмодерна, когда на Западе, как четко выразился В.В. Путин в своей знаменитой речи на Валдайском клубе в 2013 году: "проводится политика, ставящая на один уровень многодетную семью и однополое партнёрство, веру в бога или веру в сатану". [23] Моральному релятивизму постмодерна мы противопоставляем восьмиконечную звезду вечных традиционных ценностей.
В этом, кстати, заключается символизм евразийского фиолетового флага. [24] Восьмиконечная звезда встречается и в Православии, и в Исламе, и в Буддизме. То, что она находится во главе угла флага означает, что в строительстве Евразийского союза мы ставим во главу угла именно духовные ценности. Это конечно не отменяет экономическую целесообразность и выгоду интеграционного проекта для государств-членов, а просто означает, что в дальнейшем мы обращаем внимание на то, чтобы наше евразийское объединение не стало бы лишь бездушной провинцией меркантильного глобального рынка, а внесло бы в мир действительно простую и важную истину: Хлеб всему голова, но любовь не купишь. Любовь - дарят.
Заключение
Культурный плюрализм; коллективная безопасность; общая экономика; верховенство закона; примат духовных ценностей. Эти пять принципов мы предлагаем для Евразийского экономического союза. Их нельзя тут же внедрить. И, конечно, они подлежат многократному обсуждению всеми сторонами объединения. Их реализация может произойти постепенно, поэтапно, по мере готовности к этому всех государств-членов Союза. Эти принципы не взяты с потолка. Они выработаны и проверены тысячелетней общеевразийской историей. Они действительно привлекательны для всех: и для страна-участниц Союза и для наших зарубежных партнеров в целом. Они не ущемляют, а, наоборот, укрепляют национальный суверенитет государств-членов. Официальное внедрение этих ценностей выгодно отличит наш Союз от других мировых интеграционных проектов и заполнит нашу интеграцию настоящим смыслом. Осмеливаюсь даже сказать - общеевразийским патриотизмом.

Литература:



    1. Кофнер Ю.Ю. Евразийство: классическое, прагматическое, новое. Журнал «Новая Евразия». Москва. №1. 2015. // http://eurasian-movement.ru/archives/747


    2. Новость. Назарбаев: ЕАЭС - экономический проект. Радио Азаттык. 01.04.2016. // http://rus.azattyq.org/a/27647794.html


    3. Трубецкой Н.С. Об идее-правительнице идеократического государства. Евразийские хроники. Вып. VIII. Париж, 1927 г.


    4. Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. М.: Эксмо. 2003.


    5. Железняк А.В. ЕАЭС как предпосылка многополярного мира. 03.12.2015. // http://eurasian-movement.ru/archives/1279


    6. Рабочая тетрадь №1. Неоклассическое евразийство: идеология ЕДРФ. М.: ЕДРФ. Декабрь, 2016. // http://eurasian-movement.ru/archives/23660


    7. Новость. Второй день Евразийской Школы Крым 2016 г. ЕДРФ. 05.09.2016. // http://eurasian-movement.ru/archives/22124


    8. Вернадский Г.В Опыт истории Евразии: звенья русской культуры. М.: Озон. 2005.


    9. Гумилев Л.Н. От Руси к России. М.: АСТ. .2008.


    10. Леонтьев К.Н. Византизм и славянситво. Из сборника «Восток, Россия и Славянство». Москва, 1875. // http://eurasian-movement.ru/archives/15668


    11. Шнайдер Я. Культурный марксизм и закат Европы. Москва. 31.10.2016. // http://eurasian-movement.ru/archives/23024


    12. Путин В.В. Сохранить идентичности народов. Валдай клуб. Выступление на ежегодном заседании международного дискуссионного клуба «Валдай». Красная Поляна. 19.09.2013. // http://kremlin.ru/events/president/news/19243


    13. Грюнвальдская битва. Википедия. [Электронный ресурс] // https://ru.wikipedia.org/Грюнвальдская_битва Дата обращения: 26.03.2017.


    14. Трубецкой Н.С. Взгляд на русскую историю не с Запада, а с Востока. Наследие Чингисхана. Берлин. Евразийское книгоиздательство. 1925. // http://eurasian-movement.ru/archives/20246


    15. Кофнер Ю.Ю. Экономика Золотой Орды (1240-1480). Москва. 2011. // http://eurasian-movement.ru/archives/16613


    16. Кофнер Ю.Ю. От постсоветской интеграции к Большой Евразии. 5 итогов ПМЭФ - 2016. 18.06.2016. // eurasian-studies.org/archives/116


    17. Кофнер Ю.Ю. К евразийской политэкономии: Солидарный банкинг. Москва. 26.02.2017. // http://eurasian-studies.org/archives/2359


    18. Долгосрочный прогноз экономического развития Евразийского экономического союза до 2030 года. — М.: ЕЭК. 2015. // http://eurasian-studies.org/archives/2839


    19. Алексеев Н. Н. О будущем государственном строе России. Журнал "Новый Град". №13. Париж, 1938.


    20. Шахматов М.В. Государство правды. М.: Издательство "ФондИВ". 2008.


    21. Джованни дель Плано Карпини. История монгалов. Гильом де Рубрук. Путешествие в восточные страны. Книга Марко Поло. / Пер. А. И. Малеина, И. П. Минаева. Вступ. ст. и комментарии М. Б. Горнунга. М.: Мысль, 1997.


    22. Савицкий П.Н. Хозяин и хозяйство. Евразийский временник. Берлин: Евразийское книгоиздательство. 1925. // http://eurasian-movement.ru/archives/4257


    23. Смтр. №12.


    24. Символика. ЕДРФ. [Электронный ресурс] // http://eurasian-movement.ru/about/symbols Дата обращения: 26.03.2017.




Прошедший опрос

  1. У проблемы Корейского полуострова нет военного решения. А какое есть?
    Восстановление многостороннего переговорного процесса без предварительных условий со всех сторон  
     147 (32%)
    Решения не будет, пока ситуация выгодна для внутренних повесток Ким Чен Ына и Дональда Трампа  
     146 (32%)
    Демилитаризация региона, основанная на российско-китайском плане «заморозки»  
     82 (18%)
    Без открытого военного конфликта все-таки не обойтись  
     50 (11%)
    Ужесточение экономических санкций в отношении КНДР  
     18 (4%)
    Усиление политики сдерживания со стороны США — модернизация военной инфраструктуры в регионе  
     14 (3%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся