Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 10, Рейтинг: 5)
 (10 голосов)
Поделиться статьей
Арно Дюбьен

Директор Франко-российского аналитического центра Обсерво

За трехсотлетнюю историю российско-французских дипломатических отношений произошло много событий, которые оказали серьезное влияние на их развитие.

Сегодня у французской элиты, вовлеченной во внешнеполитическую деятельность, интерес к России заметно сократился. В ведущих французских СМИ доминирует крайне негативный образ России. Однако каркас отношений, возведенный во время визита генерала де Голля в Россию в 1966 г., позволил странам пройти через испытания санкциями. Несмотря на украинский кризис, сохраняются институциональные основы сотрудничества, а локомотивом двусторонних отношений выступают экономические связи.

Директор аналитического центра «Обсерво» при Франко-российской торгово-промышленной палате Арно Дюбьен рассказал о ключевых событиях в истории российско-французских отношений, перспективах двустороннего сотрудничества, а также об образе современной России во Франции.

Директор аналитического центра «Обсерво» при Франко-российской торгово-промышленной палате Арно Дюбьен рассказал о ключевых событиях в истории российско-французских отношений, перспективах двустороннего сотрудничества, а также об образе современной России во Франции.

В 2017 г. отмечается 300 лет с момента установления дипломатических отношений между Россией и Францией. Какие события оказали определяющее воздействие на российско-французские отношения?

За трехсотлетнюю историю российско-французских дипломатических отношений произошло много событий, которые оказали серьезное влияние на их развитие. Тем не менее на протяжении почти века после официального установления дипломатических отношений в 1717 г. между двумя странами ничего значительного не происходило. Десятилетиями шли переговоры о заключении торгового соглашения, которое в итоге было подписано только в 1787 г., то есть за два года до Французской революции, впоследствии «похоронившей» только что созданный формат сотрудничества. Французы начали восприниматься в России не только как угроза государственному строю собственной страны, но и Европе в целом. Наполеоновский фактор также сыграл свою роль — между странами началась война, которая закончилась тем, что в 1814 г. русские войска во главе с императором Александром I вошли в Париж. Затем до Крымской войны 1853–1856 гг. страны вновь отдалились друг от друга.

У французской элиты, вовлеченной во внешнеполитическую деятельность, в особенности после холодной войны интерес к России если не исчез, то заметно сократился.

Немаловажную роль в последовавшем сближении сыграл германский фактор. После завершения Крымской войны восхождение Германии на международной арене значительно способствовало улучшению отношений между Францией и Россией. В начале 1890-х гг. страны заключили военно-политический союз. Важно отметить, что аргументы против сближения стран, приводившиеся в то время, напоминают риторику, которая звучит сегодня в связи с ситуацией вокруг Украины и войной в Сирии. Французы в те времена задавались вопросом, может ли республиканская Франция поддерживать дружеские отношения с царской авторитарной Россией.

Октябрьская революция — еще одно важное событие в истории российско-французского сотрудничества. Наступила совершенно новая эра не только в отношениях Франции и России, но и во всем мире. Военный альянс распался, экономическое сотрудничество было прервано в одночасье после прихода к власти В. Ленина. Одним из последствий Октябрьской революции стала и массовая белая эмиграция из России, в основном на Лазурный берег и в Париж.

В 1966 г. Шарль де Голль в ходе визита в СССР сказал, что «Франция и Россия всегда испытывали друг к другу особый интерес и влечение, русские всегда пользовались большой популярностью во Франции». Спустя 51 год после визита Ш. де Голля в Россию можем ли мы так же оценивать отношения между странами?

Конечно, в этих словах прослеживается стиль Шарля де Голля. Однако сегодня так уже мало кто рассуждает, по крайней мере во Франции. Интерес к России сохраняется, причем, на мой взгляд, больше среди простых людей, чем среди представителей элиты. У французской элиты, вовлеченной во внешнеполитическую деятельность, в особенности после холодной войны интерес к России если не исчез, то заметно сократился. Чаще наблюдаются антироссийские настроения. Массовое восприятие страны тоже меняется, преимущественно в силу того, что в ведущих французских СМИ доминирует крайне негативный образ России. Как правило, французские СМИ не публикуют заведомо ложную информацию, однако подача фактов и реальных событий носит крайне субъективный характер. Плохое есть везде, в любой стране, в том числе и в России. И об этом применительно к Москве в основном и пишут.

Алексей Чихачев:
Время Макрона

Меня как человека, много лет занимающегося российско-французскими отношениями, больше всего волнует растущее равнодушие в отношениях между странами. В перспективе опасным сценарием может стать потеря интереса Франции к России и наоборот. Равнодушие — большая угроза, чем негативное восприятие. Наличие негативного восприятия по крайней мере свидетельствует о том, что интерес друг к другу все-таки присутствует. Сложившаяся ситуация парадоксальна тем, что, наверное, никогда до настоящего момента не было такого количества туристов — россиян, направляющихся во Францию, и французов в Россию. Люди путешествуют, встречаются, но, как ни странно, сегодня равнодушия и безразличия больше, чем, наверное, во время холодной войны. Причина в том, что люди больше концентрируются на внутренних проблемах своих стран.

Что сегодня служит локомотивом двусторонних отношений?

Каркас отношений, возведенный во время визита генерала де Голля в Россию в 1966 г., позволил странам пройти через испытания санкциями. Несмотря на украинский кризис и ситуацию вокруг «Мистралей», сохраняются институциональные основы сотрудничества и межуниверситетское научное взаимодействие, также заложенные в ходе визита де Голля. Локомотивом двусторонних отношений выступают экономические связи. Однако как во Франции, так и в России этот факт не всеми осознается. Франция уже три года подряд — первый иностранный инвестор в России, на территории которой находятся более тысячи французских предприятий. Франция также занимает первое место среди иностранных работодателей в России. Э. Макрон и В. Путин стали обращать внимание на эти тенденции и в последние месяцы обсуждают их публично.

Отдельно выделю и сотрудничество в «чувствительной» к политике аэрокосмической отрасли, которое началось еще при Шарле де Голле и выгодно для обеих стран и сегодня.

Гуманитарное сотрудничество также представляется важной составляющей отношений. У французских и российских университетов реализуется большое количество программ двойных дипломов. В Россию приезжает много французских студентов. Активно развивается сотрудничество в сфере туризма, однако среди россиян французское направление более популярно, чем у французов российское. Полагаю, развитие въездного туризма будет способствовать расширению двусторонних отношений, а также улучшению восприятия России не только во Франции, но и на Западе, хотя сейчас, как я уже сказал, количество туристов не «конвертируется» в улучшение отношений, но это вопрос времени. Стоит задача и по дальнейшему увеличению туристов. Если бы французы или, например, немцы так же часто посещали Россию, как Турцию или Марокко, то «критическая масса» положительных личных впечатлений от России быстро перевесила бы равнодушие. Многие и во Франции, и в России возлагают надежды на новый формат сотрудничества, который объявили президенты стран, — гражданский форум «Диалог Трианона».

Как санкции ЕС повлияли на российско-французские отношения и какие тенденции двустороннего сотрудничества будут наблюдаться с приходом к власти Э. Макрона?

Санкции, конечно, ни с какой точки зрения не могли оказать положительного влияния на двусторонние отношения. Однако Франция еще с самого начала кризиса, с марта 2014 г. пыталась смягчить сложившуюся ситуацию. Она вместе с Германией взяла на себя роль модератора в европейских дебатах, посвященных отношениям с Россией. Пытаясь занять нейтральную позицию, она также вместе с Германией выступает посредником в Минском процессе. Санкции нанесли серьезный удар по экспорту из Франции — сокрушительный удар по отдельным французским предприятиям, в частности, задействованным в сфере сельского хозяйства. Ситуация с «Мистралями», кстати, не совсем связана с санкциями — это было политическое решение. Сейчас участники торговых отношений адаптировались к санкциям и новым экономическим реалиям в России. В последние месяцы товарооборот начал понемногу восстанавливаться. Так, за семь месяцев 2017 г. он вырос почти на 23% по сравнению с этим же периодом в 2016 г.

Каркас отношений, возведенный во время визита генерала де Голля в Россию в 1966 г., позволил странам пройти через испытания санкциями.

Что касается французских компаний, инвестировавших в производство в России, то по ним санкции ударили с другой стороны. Первые антироссийские санкции, введенные США, озадачили как французские, так и европейские банки. Во Франции все помнят историю с банком BNP Paribas, когда США потребовали от него заплатить штраф в размере 10 млрд долл. за нарушение режима санкций против ряда стран. Отсюда крайняя осторожность французских банков, объясняющаяся тем, что юридическая среда, в которой они функционируют, порой таит в себе неочевидные риски, безусловно, сказывается на кредитовании ими российских проектов французских инвесторов. Впрочем, и на кредитовании экспортеров в Россию. Важным примером может послужить тот факт, что из-за антироссийских санкций французской компании Total пришлось прибегнуть к китайскому финансированию для участия в проекте «Ямал СПГ». Это говорит о многом.

Последний пакет антироссийских санкций, принятый Вашингтоном в начале августа, потенциально может навредить интересам компании Engie, участвующей в проекте «Северный поток – 2».

После прихода к власти Э. Макрона в отношениях между странами будут преобладать преимущественно позитивные тенденции. Не секрет, что в России хотели, чтобы пост президента Франции занял Ф. Фийон, который в рамках своей предвыборной кампании выступал за улучшение двусторонних связей. Ожидалось, что Э. Макрон будет еще большим приверженцем атлантической политики, чем его предшественник. Однако новый президент публично осудил неоконсерватизм. Слова Э. Макрона шокировали многих представителей дипломатических кругов и были восприняты как намерение изменить тяготеющий к так называемому оксидентализму внешнеполитический курс Франции. Отказываясь от идеологии, президент провозгласил возвращение к прагматизму и традиционной французской внешней политике, которую во Франции называют «голлистско-миттерановской», то есть основанной на внешнеполитических традициях президентов Шарля де Голля и Франсуа Миттерана.

Новый подход положительно отразился на отношениях Франции и России — 29 мая 2017 г. в Версале состоялась встреча В. Путина и Э. Макрона, которая задала новый тон отношениям. Тем не менее остается много проблем. Речь, конечно, не идет о возвращении к военному альянсу. Однако, например, изменение позиции Франции по сирийскому вопросу способствует пониманию и взаимодействию двух стран на Ближнем Востоке. В случае украинского кризиса ситуация сложнее. В ходе встречи были озвучены идеи о развитии двусторонних отношений, в том числе о создании вышеупомянутого «Диалога Трианона». Я не удивлюсь, если президент Франции в ближайшее время нанесет визит в Россию.

В России Франция часто ассоциируется с любовью, модой, Эйфелевой башней. А какие ассоциации возникают у французов, когда они слышат слово «Россия»?

У некоторых французов слово «Россия» вообще ни с чем не ассоциируется. У большинства возникают ассоциации, связанные с В. Путиным. Как говорил однажды на Валдайском форуме известный политик, «сегодня Россия — это Путин», и это действительно так в глазах многих людей во Франции и на Западе. Россия отождествляется с ее руководителем. У французов, которые посещали страну или интересуются ее историей и культурой, возникают другие образы, например, Кремль, Красная площадь, Собор Василия Блаженного, Шостакович, Достоевский и т. д. В 2018 г. могут появиться ассоциации, связанные с Чемпионатом мира по футболу. Однако, к сожалению, все эти представления и понятия чаще всего виртуальны, поскольку большинство французов никогда не было в России. Ассоциации могут меняться, они формируются СМИ, событиями и происшествиями. Не зная ничего о России, люди формируют образ страны на основе полученной информации, которая, как правило, имеет субъективный характер.

В России всегда были популярны французские фильмы, а как во Франции относятся к российскому кинематографу?

После прихода к власти Э. Макрона в отношениях между странами будут преобладать преимущественно позитивные тенденции.

Сегодня во Франции показывают значительно меньше российских фильмов, чем 30–40 лет назад. В конце 1980-х – начале 1990-х гг. проявлялся большой интерес к позднему советскому кинематографу. Несколько фильмов были очень популярны, например, Павла Лунгина или фильм Виталия Каневского «Умри, замри, воскресни». Конечно, эти фильмы не предназначены для широких масс, но люди по крайней мере узнавали фамилии новых режиссеров. Сегодня во Франции в основном известны Андрей Звягинцев и Александр Сокуров. Однако с творчеством этих режиссеров знакомы, конечно, люди, интересующиеся культурой России.

(Голосов: 10, Рейтинг: 5)
 (10 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся