Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Иван Тимофеев

К.полит.н., программный директор РСМД, член РСМД

В МГИМО МИД России стартовал первый в России учебный курс по проблематике экономических санкций. Будущие дипломаты, управленцы и специалисты-международники будут изучать опыт применения санкций, способы адаптации к ним, ключевые прецеденты использования санкций и нормативно-правовые документы санкционной политики.

Редактор журнала «Международная жизнь» Инна Яникеева побеседовала с автором курса — программным директором Российского совета по международным делам (РСМД), доцентом МГИМО Иваном Тимофеевым.

В МГИМО МИД России стартовал первый в России учебный курс по проблематике экономических санкций. Будущие дипломаты, управленцы и специалисты-международники будут изучать опыт применения санкций, способы адаптации к ним, ключевые прецеденты использования санкций и нормативно-правовые документы санкционной политики.

Редактор журнала «Международная жизнь» Инна Яникеева побеседовала с автором курса — программным директором Российского совета по международным делам (РСМД), доцентом МГИМО Иваном Тимофеевым.

Иван Николаевич, кому принадлежит идея запустить курс по санкциям, почему именно сейчас?

Как многие хорошие идеи, задумка курса родилась спонтанно. Хотя все спонтанные решения по-своему закономерны. После введения первых санкций в 2014 г., Российский совет по международным делам запустил исследовательскую программу по данной теме. Перед нами стояли вполне конкретные задачи: понимать как, когда и почему вводятся санкции, насколько они эффективны, какие меры предпринимают «страны-цели» для защиты своего суверенитета — ведь санкции по своей сути являются инструментом вмешательства в дела суверенных государств. К 2017 году у нас были первые результаты, в 2018 г. мы подготовили два системных доклада, отработали методологию постоянного мониторинга темы, вышли на создание баз данных по различным аспектам — правовые документы, политические решения, действия против отдельных компаний и т.п.

Как раз в это время мы вели дружеские консультации с деканом Факультета управления и политики Генри Сардаряном и заведующей Кафедрой политической теории Татьяной Алексеевой. Наша идея состояла в том, чтобы наработки РСМД трансформировать в прикладные курсы. Такой опыт уже был — с 2012 г. в МГИМО ведется курс «Внешнеполитический анализ» на основе моей практической работы. Но тот курс скорее можно считать методологическим — мы учимся приемам анализа международных проблем и методикам подготовки аналитических записок для профильных ведомств.

В этот раз мы поставили иную задачу. Сделать курс по отдельной новой проблеме, о которой пока не собрано достаточно знаний и на которой можно было бы обкатывать аналитические навыки. Собственно тогда нам и пришла идея сделать курс по санкциям.

Программу курса я подготовил всего за пару недель — благо материалов у нас накопилось достаточно. Более того, мы с коллегами умудрились оперативно подготовить учебник, точнее хрестоматию с ключевыми российскими текстами по санкциям. Перед Новым годом она поступила в библиотеку МГИМО, и мы получили «зеленый свет» на запуск курса.  

На чем Вы планируете сделать акцент? Это будет курс только о санкциях против России?

Санкции против России — одна из ключевых тем. Но мы подходим к вопросу комплексно. Все-таки санкции — это большая тема, по которой накоплен большой объем исследований. Мы планируем изучить большой пласт литературы — результаты измерений эффективности санкций и множество отдельных кейсов.

С учетом того, что единственным легитимным источником санкций является СБ ООН, планируется посвятить отдельный модуль ооновской практике и механизмам. Как работает Совет Безопасности по санкционной теме? Какова роль комитетов, панелей экспертов, секретариата? Как взаимосвязаны санкции ООН с односторонними мерами отдельных государств?

Конечно, много внимания уделяется политике односторонних санкций США. Все-таки это ключевой инициатор санкций. За последние сто лет Вашингтон вводил их чаще, чем все остальные вместе взятые, включая ООН. Каковы полномочия президента США? Что может Конгресс? Как политику санкций реализует исполнительная власть — Министерство финансов, Государственный департамент и другие ведомства?

Иной ракурс возникает в отношении санкций ЕС. Здесь другая система принятия решений и совершенно иные формальные и неформальные правила игры. ЕС — растущий игрок на санкционном поле, который вводит санкции все чаще.

Мы рассмотрим большое число кейсов санкционных программ: Иран, КНДР, Сирия, Куба, Венесуэла. Отдельный сюжет — санкции против КНР, Индии и других крупных игроков. Санкции США против своих собственных союзников — Израиля, Тайваня, Южной Кореи. И многое другое.

Отдельное место занимает российская проблематика. Здесь мы поднимем вопросы и о контрсанкциях, их правовой базе, а также основных направлениях нашей политики.

То есть курс будет в основном о государственной политике и отношениях между государствами?

Мы много будем говорить о государственной политике. Ведь санкции вводят именно государства. Однако большое внимание уделим бизнесу. В РСМД ведется эмпирическая работа по сбору данных о санкциях против отдельных компаний. Поэтому здесь можно много будет рассказать студентам. Я заготовил серию интересных кейсов. Среди них — компании ТЭК, банковской сферы, оборонной отрасли и др.

Вы сказали, что курс носит практический характер. Что это значит?

Во-первых, студентам придется пропустить через себя большой объем конкретной информации — законов, статистики, решений властей по отдельным темам. Во-вторых, им нужно будет освоить большой массив эмпирических данных о применении санкций. В-третьих, мы смоделируем ситуации, в которых им нужно будет принимать решения по санкциям в тех или иных ролях. В роли сотрудника департамента GR, в роли дипломата, в роли торгового представителя и т.п.

Впрочем, есть место и теории. Все-таки, как говорил классик, нет ничего практичнее, чем хорошая теория. В конечном итоге, санкции — это инструмент политической власти. Понимание власти и властных отношений в современных МО — хорошая основа для изучения более конкретных вещей. Я всегда стараюсь давать студентам серьезную теоретическую литературу.

А какова цель курса?

Цель — подготовка универсального профессионала, который может эффективно готовить и принимать решения по проблематике санкций в различных профессиональных ролях. Я понимаю, что одного семестра для этого будет мало. Поэтому цель — научить студента учиться. Дать ориентиры и основные направления изучения темы. С тем, чтобы после окончания курса слушатель мог развиваться в ней уже самостоятельно. Если, конечно, захочет.

Думаете, таких будет много?

У меня уже есть с полдюжины студентов и аспирантов, которые пишут дипломы по тематике санкций. Я беру их на стажировку в РСМД, где они могут получить дополнительные возможности. Уверен, что профильный курс даст еще большое возможностей.

Что было самым сложным в процессе организации курса по санкциям?

Самое сложное — уместить большой объем информации в узкие временные рамки. Перевести сложный правовой и специализированный язык в более простую систему координат. Ведь работать нужно будет с двадцатилетними ребятами, а не матерыми аналитиками. 

Еще сложнее — заложить в курс логику самостоятельного обучения. Если у студента нет мотивации к самостоятельной работе и понимания как именно ее вести — любой курс просто обречен. Студенты будут читать свою ленту в социальных сетях, делать английский, в шахматы-шашки играть … Кто в этом виноват? Преподаватель. Если курс интересен, студент горит им и стремится учиться самостоятельно. Поднимать источники, изучать кейсы. В общем — трудиться и терпеливо изучать детали.

Надо сказать, что я не встретил на пути создания курса каких-либо бюрократических сложностей. Здесь у меня была полная поддержка кафедры, факультета, библиотеки и ректората.

Планируете ли Вы в будущем преподавать Ваш курс в других университетах?

Иван Тимофеев: Всю свою научную и преподавательскую карьеру я работал в МГИМО. В этом году будет 16 лет. Поэтому для меня вопроса о выборе университета для курса не стояло. Практическая деятельность в РСМД поставила преподавание на иной уровень. Но в научном и учебном плане я не преподавал в других университетах. Курс будет только в МГИМО. Кроме того, МГИМО — корпоративный член Российского совета по международным делам, а ректор — Анатолий Торкунов — член Попечительского совета, который возглавляет Сергей Лавров.

Конечно же, мы открыты для сотрудничества с другими университетами. Готовы передавать опыт и знания. У нас тесные дружеские связи со многими ВУЗами. Мы отлично сработались с коллегами из НИУ ВШЭ, РГГУ, СПбГУ, УрФУ и многими другими школами. Если такие курсы появятся у наших коллег и друзей, мы будем это только приветствовать.

Пока же МГИМО — первый. 

А будут ли какие-то версии курса для бизнеса и органов государственной власти?

Естественно. Но здесь — совершенно иной формат. Сотрудники компаний и государственных ведомств вряд ли смогут посвятить курсу целый семестр. Поэтому на базе наших исследований мы делаем сфокусированные программы по очень конкретным и узким аспектам. Например, юристы или сотрудники GR-департаментов уже отлично знают правовую и событийную канву. Здесь мы готовы передавать уже более глубокую информацию на основе нашего аналитического инструментария. Механизм таких консультаций мы уже протестировали для портфельных инвесторов. Получили отличные отзывы. Так что заделы есть и здесь. Если говорить о совместной работе с МГИМО, то здесь рассматриваем возможность адаптировать курс к программе бизнес-школы университета.

Впервые опубликовано на сайте журнала «Международная жизнь».

Оценить статью
(Голосов: 6, Рейтинг: 5)
 (6 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся