Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.55)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Александр Пузанов

Генеральный директор фонда «Институт экономики города»

Дебаты о качестве городской среды стабильно занимают одно из центральных мест в новостной повестке России и других стран. Это неудивительно, ведь в городах проживает каждый второй человек в мире и абсолютное большинство населения развитых государств. Менеджер по связям со СМИ и правительственными структурами РСМД Николай Маркоткин побеседовал с генеральным директором фонда «Институт экономики города» (ИЭГ) Александром Пузановым о том, с какими проблемами сталкиваются сегодня города, и какие проблемы способна решить урбанистика.

Дебаты о качестве городской среды стабильно занимают одно из центральных мест в новостной повестке России и других стран. Это неудивительно, ведь в городах проживает каждый второй человек в мире и абсолютное большинство населения развитых государств. Менеджер по связям со СМИ и правительственными структурами РСМД Николай Маркоткин побеседовал с генеральным директором фонда «Институт экономики города» (ИЭГ) Александром Пузановым о том, с какими проблемами сталкиваются сегодня города, и какие проблемы способна решить урбанистика.

Александр Сергеевич, расскажите, пожалуйста, каковы перспективы урбанизации в России и в мире и есть ли у нее пределы?

— Урбанизация — процесс, который будет происходить независимо от нашего желания и нашего к этому отношения. Что считать пределом урбанизации, не очень понятно. Есть количественный аспект урбанизации — это формальная доля городского населения, которая зависит от того, что каждая страна считает городом. Есть качественный аспект урбанизации, связанный с распространением городского образа жизни, городских стандартов, практик и распределение населения между различными типами городов. Поэтому если в количественном отношении можно ожидать насыщение, которое нам демонстрируют страны, первыми прошедшие урбанизацию, например, Великобритания, на уровне 80–90% городского населения, то для качественных аспектов урбанизации особых пределов не видно. На всей территории может быть доступ к тем благам, которые ассоциируются с городом, и элементы городского образа жизни могут проникать в самые отдаленные территории.

Возможна ли ситуация, когда практически все население будет жить исключительно в городах?

Александр Пузанов

— Формально, конечно, нет. Даже в крупных агломерациях, таких как Москва и Московская область, есть достаточное количество сельских населенных пунктов. Но люди, которые в них проживают, по большей части не являются сельскохозяйственными работниками. Поэтому там происходит сочетание элементов сельского и городского образа жизни. Люди будут пытаться найти оптимум для себя, соответствующее их потребностям сочетание преимуществ сельского и городского образа жизни.

С какими экономическими проблемами сталкиваются сегодня города? И какие из них специфичны для России?

— На протяжении всей своей истории города сталкивались с проблемами, которые интерпретировались как конец эпохи городов. Якобы, города этого не выдержат, и мы вернемся к догородскому образу жизни и организации общества. Но каждый раз находилось какое-то решение. Маркс и Энгельс свою критику капитализма во многом строили на описании и документировании тех ужасов, которые, первая волна индустриализации означала для городов, для жилищных условий рабочих, для окружающей среды. Но это все удалось перебороть. На нынешнем этапе проблемы городов в основном экологические и транспортные. Это взаимосвязанные вещи, поскольку именно транспорт сейчас основной источник загрязнения воздуха.

Специфика российских городов связана с проблемой некомпактного и неустойчивого развития и отсутствием механизмов межмуниципального сотрудничества в рамках агломерации. Каждое из муниципальных образований имеет не очень высокий уровень субъектности. Они сильно зависят от вышестоящих бюджетов, не могут четко фиксировать и отстаивать свои интересы, а без этого трудно о чем-то договориться. В то же время, предметов договоренностей на современном этапе развития должно быть очень много — совместные транспортные маршруты, инфраструктурные решения, покупка услуг одного муниципалитета у другого, совместные элементы социальной инфраструктуры и т.д.

Происходит расползание в условиях отсутствия роста численности населения. То же население распределяется на большую территорию, ему нужно больше инфраструктуры, больше труб. Притом, города расползаются в формате воронок, когда наибольшая плотность наблюдается по краям городской территории, а центр пустеет.

Может ли урбанистика решить эти проблемы?

— Урбанистика может предложить набор решений и компетенции в процессе обсуждения и принятия этих решений, но урбанистика не может заменить общественно-политические процессы: осознание, формирование, принятие этих решений, их исполнение и т.д. Важно, на каком уровне находится развитие местного самоуправления, развитие гражданского общества, насколько эффективно участники этих процессов могут формулировать свои интересы, транслировать их, отстаивать их и в конечном итоге находить компромиссы. Когда уже понятно, к чему городское сообщество склоняется, урбанистика может предложить набор возможных вариантов и включиться в обсуждение. Но изначально это не технологический процесс. Очень мало, что можно решить просто технологическими инновациями, и это уже будет не урбанистика. Да, можно из одной точки в городе смотреть состояние воды в каждой из труб, для этого не нужны общественные революции. Но что делать с этой информацией, как она будет использоваться при принятии решений — это уже другой вопрос.

Еще с советских времен существует миф, что архитектор настолько умный, что в своей голове может нарисовать целый город, а мы все скажем ему «спасибо» и будем там жить. Это так не работает. Архитектор должен прийти, когда у общества уже есть заказ на то, до чего оно дозрело, а нарисовать и сказать «живите» — это очередная утопия.

Как Вы считаете, будет ли масштабная реконструкция, которая происходит сегодня в Москве, способствовать улучшению жизни горожан? Или она, наоборот, вредит городской среде?

— Я думаю, что то решение, которое реализуется сейчас, в принципе, может привести к повышению качества жизни горожан. Это один из примеров того, что невозможно все дальше расширять границы Москвы и идти по пути присоединения и колонизации части Московской области, как это происходит с 2012 г. Нужно заниматься реконструкцией внутренней территории Москвы, в том числе районов массовой жилой застройки, не только ветхой и аварийной, но и морально устаревшей. Переселение с учетом интересом жителей должно привести к позитивному изменению городской ткани Москвы: к уплотнению застройки там, где это требуется, и предотвращению высокоплотной застройки периферии заМКАДья, что по международным стандартам является нонсенсом. Там нужно строить малоэтажное, в лучшем случае среднеэтажное жилье.

— Способствует ли снос маленьких коммерческих объектов оздоровлению городской среды или же это наоборот убивает дух районов?

— Непонятно, на какой стадии сегодня находится этот процесс, но то, что большой урон был нанесен малому бизнесу — это правда. У правительства Москвы тоже есть своя система аргументации. Я могу на это ответить так: вполне возможно, что в одном районе это было правильно, плюсы перевешивали минусы, а в другом это было неправильно. Например, мне кажется, что у метро Чистые пруды сделали все правильно, а у метро Кропоткинская — все неправильно. Но по-другому на уровне города сделать невозможно. Это следствие отсутствия местного самоуправления в Москве. Местное самоуправление в большом городе осуществляется на уровне локальных местных сообществ, которые у нас в Москве то ли есть, то ли нет, это еще одна проблема. Где-то им необходимо отдать полномочия по принятию решений, где-то не отдавать и централизованно решать на уровне Москвы. Это очень ярко проявилось в рамках упорядочивания ситуации с торговлей, в первую очередь в районе метро. Не был понятен голос местных сообществ, а он мог при тех же формально одинаковых решениях быть совершенно разным.


Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 3.55)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся