Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Алексей Арбатов

Руководитель Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, академик РАН, член РСМД

В начале месяца Пентагон обнародовал новую ядерную доктрину США, вызвавшую бурную реакцию в международном сообществе. Александр Горбачев выяснял, что нового в американской доктрине и чем она грозит для России, у руководителя Центра международной безопасности, действительного члена Российской академии наук Алексея Арбатова

В начале месяца Пентагон обнародовал новую ядерную доктрину США, вызвавшую бурную реакцию в международном сообществе. Александр Горбачев выяснял, что нового в американской доктрине и чем она грозит для России, у руководителя Центра международной безопасности, действительного члена Российской академии наук Алексея Арбатова

Какие цели преследует публикация обзора состояние ядерных сил США внутри самих Соединенных Штатов и на международной арене?

Это регулярный документ, который появляется раз в несколько лет, особенно с приходом новой администрации, которая старается изменить курс предшественников. И цели он преследует внутренние и внешние. Внутренние цели - объяснить тем, кто производит оружие и тем, кто будет это оружие при необходимости применять - какое нужно оружие, для каких целей оно производится, и как его надо применять. А внешняя цель - это послать сигнал противникам и союзникам в отношении того, как США собирается использовать свою военную мощь, включая ядерное оружие, во внешней политике. Для того чтобы сдерживать противников и поддерживать гарантии безопасности союзникам.

Какие проблемы «вскрывает» эта новая ядерная доктрина?

Доктрина не должна «вскрывать» никаких проблем, она наоборот сглаживает проблемы, указывая на то, как будет строиться американская политика. Если какие-то проблемы и «вскрываются», то это проблемы, созданные курсом прежней администрации. Пафос нового документа состоит в том, что прежняя администрация пренебрегала ядерным оружием, не выделяла достаточно средств ради его обновления, для его совершенствования, уменьшила его роль во внешней политике, и тем самым нанесла ущерб безопасности США и заставила союзников сомневаться в надежности американских политических гарантий. При этом указывается, что США только сокращали ядерные силы и ничего нового за последние два с лишним десятилетия не развертывали, другие страны этим занимались очень интенсивно. И в частности, в последнее десятилетие на первое место выходят Россия и Китай, которые интенсивно вводили новейшие системы ядерного оружия, повышали свой ядерный потенциал. Другие страны, как Северная Корея, создали ядерное оружие и его средства доставки и впервые в истории создали угрозу не только американским союзникам, но в ближайшей перспективе территории, населению и городам самих США.

Многие говорят о начале новой «холодной войны» между Россией и США. Направлена ли эта ядерная доктрина на обострение конфликта?

То, что в наших отношениях наступил период, схожий со временами «холодной войны» - отмечают многие исследователи, я с этим тоже согласен. Но это началось не после публикации этой доктрины, а началось это несколько лет назад, в связи с украинским кризисом, обострением напряженности, войной экономических санкций, разворачиванием военного противостояния между Россией и США, между Россией и НАТО. Вот это можно отнести к новому периоду наших отношений, которые имеют много сходных черт со временами холодной войны. А что касается новой ядерной доктрины - да, это такой своеобразный документ, в нем есть новации. Конечно, это не что-то, что США начинают с чистого листа. Вообще в сфере ядерных вооружений огромная инерция. Потому что программы развития ядерных вооружений - это исключительно дорогостоящее сложное мероприятие, которое рассчитано на 10-15 лет вперед. Отменить старое, и быстро внести новое - просто физически невозможно. Поэтому инерция здесь достаточно велика. Например, основу военной программы администрации Трампа составляет план принятый предыдущей администрацией по модернизации стратегической ядерной триады. Которая будет происходить в течении 20-25 лет. Все составляющие элементы ядерной триады, начиная с воздушной составляющей, т.е. тяжелых бомбардировщиков, потом ракеты наземного базирования, потом ракетные силы морского базирования, т.е. на подводных лодках, будут проходить период замены старых систем на совершенно новые системы. И все это обойдется в триллион с лишним долларов, разные подсчеты - от 1,2 до 1,7 триллиона - на последующие 20-25 лет. И здесь администрация Трампа не внесла ничего нового, она подтвердила эту программу. По ходу ее осуществления наверняка будут вноситься какие-то коррективы, но в целом это преемственность. Причем начинаться это будет с середины следующего десятилетия и продолжаться, как я уже сказал, последующие пару десятилетий. Если говорить в общем плане, главная новация - это явное и существенное открытое, преднамеренное повышение роли ядерного оружия в американской внешней политике и политике безопасности. Администрация Обамы стремилась уменьшить роль ядерного оружия и путем переговоров, и сокращала свои ядерные силы, отменила некоторые системы ядерного оружия. Россия обвиняла администрацию Обамы в том, что они стремятся девальвировать значение ядерного фактора сдерживания, который является основой безопасности России, и перенести акценты на оборонительные и наступательные высокоточные системы в обычном оснащении - системы ПРО, новейшие системы быстрого глобального удара. В России по этому поводу испытывали большую тревогу и отказались вести дальнейшие переговоры по сокращению ядерного оружия.

Администрация Трампа круто изменила этот курс, они не собираются ничего девальвировать в части ядерного оружия, наоборот - они собираются его револьвировать. Т.е. повысить его роль и значимость в американских военных планах, в американской военной политике. Таким образом, прежнее беспокойство России теперь не имеет оснований. Может быть, придет другое беспокойство, связанное непосредственно с ядерными силами, потому что если США будут делать все, что они запланировали, то Россия будет вынуждена отвечать, начнется новый цикл гонки ядерных вооружений. Но это уже будет другая страница.

Можно ли сказать, что США навязывают новые правила игры мировому сообществу?

Нет, нельзя, потому что никаких новых правил игры в новой доктрине не навязывается. И никакому мировому сообществу тоже ничего не навязывается. Эта ядерная доктрина - вполне конкретная вещь. Она говорит о том, как американцы расценивают роль ядерного оружия, как они собираются применять его в случае необходимости и какие системы ядерного оружия и управления им они собираются развертывать. Это имеет отношение непосредственно к России и Китаю, которые в доктрине названы основными противниками, причем там подчеркнуто, что Россия и Китай не расцениваются в США как враги, но расцениваются в США как противники и соперники. И именно имея в виду Россию и Китай в первую очередь, будет происходить обновление американских ядерных сил и американской ядерной доктрины. Также противники - КНДР и Иран. Ну и союзники, которые зависят от американских ядерных гарантий и на Дальнем Востоке - Япония, Южная Корея, Тайвань, и в Европе страны НАТО - они тоже являются адресатами этой доктрины. Ко всему остальному миру эта доктрина не имеют ровным счетом никакого отношения.

Стоит ли вообще России реагировать на данный доклад и не является ли он консолидирующим блоковым фактором для России и Китая или других стран?

Вопрос интересный. Но прежде давайте еще скажем о некоторых новациях этой доктрины. Впервые в этой доктрине сказано, что американское ядерное оружие может быть применено не только в ответ на ядерное нападение на них и их союзников или на нападение сил общего назначение противника на американских союзников. Это было и раньше. Впервые сказано, что ядерное оружие может быть применено, если это нападение с использованием обычных вооружений на самих США. Раньше такой вопрос не стоял, так как ни у кого не было возможности с помощью обычных вооружений причинить какой-то ущерб США. Но в последние годы развитие новейших высокоточных систем большой дальности в обычном оснащении - и Россией и Китаем - впервые создали такую вероятность, и США на нее отреагировали тем образом, как я упомянул.

То есть возможным ответным ядерным ударом?

Да, с применением ядерного оружия. Также в случае причинения ущерба в массовом масштабе американскому населению, здесь тоже имеются в виду эти обычные системы, как и в случае кибератак, которые нанесут большой ущерб американским системам государственного и военного управления. Все это прямо написано, это новшество, которое отвечает на те угрозы, которые они усматривают в новой ситуации.

А как они собираются определить, кто на них кибератаку совершил?

Этого в доктрине не сказано, наверное они будут разрабатывать способы определения источника этого нападения. Доктрина не описывает такого рода технических деталей. Доктрина говорит о самых принципиальных моментах. Дальше в доктрине впервые очень активно, по сравнению с прежней администрацией, продвигается идея ограниченного, избирательного применения ядерного оружия. Не доводящего до обмена массированными ударами, которое означало бы гибель современной цивилизации, не говоря уже о непосредственных противниках. На этом делается большой акцент под предлогом, что Россия имеет стратегию, как они называют, эскалации ради деэскалации. В локальном обычном конфликте быстро одержать какой-то успех и в случае попыток противодействия со стороны США и НАТО применить ядерное оружие, чтобы закончить конфликт. Испугать. И это называется эскалация ради деэскалации.

Для того, чтобы противостоять этой концепции и этим силам, которые они вменяют России и Китаю, США будут разрабатывать планы ограниченного ядерного применения сил, чтобы другая страна не надеялась, что если она сделает что-то подобное, то на этом конфликт закончится. Чтобы она знала, что США имеют возможность отвечать таким же образом и отвечать более эффективно. И на каждой ступени эскалации иметь преимущества. И это не просто слова, потому что под это дело заряжаются некоторые программы вооружения. Например, тактические авиабомбы, которые на тактических самолетах и на тяжелых бомбардировщиках, Б61-12, которые имеют вариативную взрывную мощность, т.е. ее можно изменять. И самая маленькая это 300 тонн. Это мощность примерно как одного железнодорожного состава со взрывчаткой. По ядерным стандартам это очень малая мощность. Потому что когда мы говорим о ядерном оружии, мы говорим о 10 килотоннах, 50, о 100, о мегатоннах. А здесь речь идет о 0,3 килотонны - 300 тонн. Я напомню, что самая мощная из существующих авиабомб обычного типа имеют взрывную мощь 10 тонн. А здесь 300, в 30 раз больше. Для ядерного оружия это считается мини-заряд.

То же самое относится к новым крылатым ракетам большой дальности авиационного базирования. Администрация Обамы отходила от этого и заменяла их ракетами обычной дальности. Новая администрация будет продвигать программу - крылатые ракеты большой дальности с ядерной боеголовкой. И наконец то, что администрация Обамы отменила в 2010 году, а именно - морские крылатые ракеты с ядерными боезарядами типа «Томагавк" - в 2010 году они все были сняты с вооружения, остались с обычными зарядами, а с ядерными были сняты. Новая администрация решила возродить эту программу и создать на основе «Томагавка», может быть усовершенствованной модификации, морские крылатые ракеты с ядерными боеголовками. В том числе, они это рассматривают как ответ на якобы имеющее место со стороны России нарушение Договора о ракетах средней и меньшей дальности. Они говорят, что Россия создает в нарушение договора - крылатую ракету большой дальности наземного базирования, а США ответят на это ядерной ракетой морского базирования, которой у них 8 лет не было. Эту систему планируют развернуть на многоцелевых атомных подводных лодках.

Таким образом, США под эту концепцию избирательных ударов подводят материальную базу. И это, на мой взгляд, самое важное новшество в доктрине. Не только увеличение в целом роли ядерного оружия в американской политике, но и акцент на избирательный ограниченный ядерный удар. Потому что это понижает ядерный порог. И в случае, не дай Бог, какого-то локального вооруженного конфликта - представим себе, в Сирии, на Украине, в Балтийском море, в Черном море - легче применить ядерные системы малой мощности избирательным образом, чем нанести массированный ядерный удар. Это понижает порог и делает вероятность ядерной войны более высокой. Кажется, это самая опасная часть доктрины, на которую нам надо обратить серьезное внимание.

Что должна предпринять Россия? Во-первых, это пока еще брошюра, это не новая ядерная угроза. Когда она превратится в системы оружия и конкретные военные планы оперативного применения этого оружия - вопрос 5 лет, в части самых скороспелых систем, таких как авиабомбы Б61-12, может быть 10 лет, если речь идет о крылатых ракетах морского базирования с ядерным боезарядом. А все остальное будет в середине следующего десятилетия и последующие 20-25 лет. Кода это все начнет воплощаться в жизнь, тогда мы увидим, что на самом деле происходит. Но нам конечно надо готовиться к этому заранее. Мы сейчас только-только заканчиваем мощный цикл обновления стратегических ядерных сил в целом. У нас гораздо больше держится в секрете, чем в США, мы можем об этом судить с меньшими фактами и цифрами в руках. Но то, что у нас все составляющие стратегической триады обновляются - это ракеты типа Булава на подводных лодках типа Борей, это и ракетная система Ярс, будет и новая тяжелая ракета Сатана. Это также глубоко модернизированный новый бомбардировщик Ту160 Белый Лебедь. Мы этот цикл уже ведем 10 лет и в ближайшие годы он более-менее завершиться. Т.е. под всеми потолками, которые обозначены договором СНВ-3, мы все три составляющие триады обновим. А американцы начнут свое обновление вскоре после этого. Тогда нам придется думать, будем ли мы принимать еще более новые системы, как мы будем реагировать на эти новые американские программы. Скорее всего, нам не удастся тут сидеть сложа руки, наверное будет принято решение как-то на это отвечать. Это одна часть нашей реакции.

Другая часть нашей реакции состоит в том, что путем переговоров и соглашений можно американцев ограничить. Просто они тоже заинтересованы в продолжении диалога по ядерной теме. Во доктрине повторяется, что они заинтересованы в продолжении выполнения договора СНВ3. Они могут быть заинтересованы и в продлении его на 5 лет, что разрешено, до 2026 года. Но если мы возьмем инициативу продвигать новый, следующий договор, с более низкими потолками, то мы конечно значительно сузим американские возможности широкого обновления их стратегических сил. И в том числе можем ограничить те системы оружия, которые опасны в связи с понижением ядерного порога. 

А с Китаем нам надо консолидироваться?

С Китаем нам консолидироваться не о чем. Мы с Китаем партнеры, мы себя называем стратегическими союзниками, но мы не военные союзники. И когда у нас многие на эту тему безответственно предлагают, чтобы мы с Китаем стали военными союзниками, у меня сразу возникает вопрос - Китай будет вместе с нами воевать с Америкой за Крым, Калининград, Сирию? Не будет. А мы будем воевать с Америкой из-за Тайваня, Южно-китайского моря, где Китай пытается установить свое доминирование и ущемить наших союзников, таких как Вьетнам. Не будем. Поэтому эти все легковесные разговоры на эту тему надо прекратить. Между двумя крайними положениями - враги и военные союзники - существует очень большой диапазон других состояний отношений между государствами. Нам с Китаем надо сотрудничать, взаимодействовать, согласовывать свои позиции. Но вот эти два вопроса, которые я задал - на мой взгляд, они отметают возможность военного союза России и Китая. И американцы тоже из этого исходят. Если кто-то считает, что мы должны с США воевать за Тайвань, или с Вьетнамом воевать за острова в Южно-Китайском море, то я с такими людьми категорически не согласен. Не говоря уже про Индию, с которой Китай тоже может начать войну из-за спорных участков границ в Гималаях, где сейчас наращивается с двух сторон военное противостояние. Мы будем воевать против Индии, если мы союзники с Китаем? - думаю нет.

В целом Вы считаете, что этот доклад России сейчас ничем не угрожает?

Этот доклад ничем не может России сейчас угрожать, потому что это брошюра на бумаге. Вот когда этот доклад начнет реализовываться, он может создать угрозу России. В чем-то положение России облегчается, потому что с предыдущей администрацией мы не боялись никакого их ядерного оружия. Мы только опасались их систем ПРО и высокоточных неядерных систем, включая системы глобального удара, эти гиперсветовые системы, которые испытываются и которые лет через 10 могут поступить на вооружение. Сейчас у нас возникла новая проблема - интенсивное обновление и повышение американского ядерного потенциала. И стратегического и оперативно-тактического назначения, т.е. до-стратегического. Частично это продолжение прежних программ, но целый ряд направлений новые, в том числе и ряд направлений, связанных с американскими стратегическими концепциями военного планирования. Я уже сказал об избирательном или ограниченном применении ядерного оружия, что на мой взгляд должно вызывать большую тревогу.

Надо к этому относиться разумно и профессионально. И не упускать из виду, что мы многого можем добиться путем переговоров, как это и раньше осуществлялось. Они пытались ограничить те наши системы, которые для себя считали опасными, а мы - те, которые мы для себя считали опасными. И на этой основе удавалось достигать очень важных компромиссов. За последние 50 лет мы заключили с американцами 9 крупнейших соглашений по сокращению и по ограничению ядерных вооружений. Поэтому России, я думаю, надо перестать занимать выжидательную позицию, а сформулировать четкие продуманные позиции по всем вопросам, которые мы ставим в повестку дня. Следующий договор по стратегическим наступательным вооружениям предложить, обосновав потолки, принципы засчета, системы проверки.

Что мы хотим в части ПРО от американцев добиться, исходя из того, что мы тоже ПРО делаем. Кстати, и Китай делает. Нам она даже более нужна, чем американцам, учитывая наше геостратегическое окружение. Явно, что мы не заинтересованы в ее запрещении или в новом договоре по ПРО. Потому что это нашу безопасность поставит под угрозу со стороны тех стран, которые находятся вокруг нас и которые создают баллистические ракеты и ядерное оружие. Что мы хотим по части высокоточных систем, учитывая, что мы наметили сейчас большую программу? Вот американцы впервые забеспокоились о своей уязвимости для высокоточных неядерных систем, что отражено в их новой доктрине. Мы их обгоняем по гиперзвуковым планирующим системам. Мы все по поводу американских средств беспокоились, а сами поднажали и сейчас уже вырвались вперед. Что мы конкретно хотим? Запретить все это? Лишить себя Калибров, лишить себя системы Х- 101 на тех же тяжелых бомбардировщиках (это крылатая ракеты большой дальности с обычным боезарядом), лишить себя системы гиперзвуковой системы Проекта "4202", которая способна преодолевать будущую любую ПРО? Не ясна здесь наша позиция, пора бы над этим всерьез подумать.

И еще стоило бы внести ясность в вопрос концепции эскалации ради деэскалации. Есть у нас такая концепция или нет? В 2003 г. она была в России официально заявлена, а сейчас многие наши эксперты ее продвигают в военную доктрину, хотя официальные документы четкого ответа на вопрос не дают. Ведь под таким предлогом США развивают планы и средства избирательных ядерных ударов, и это опасно понижает ядерный порог. Хотелось бы как минимум на уровне министра обороны получить разъяснения.

И затем стоит выйти на американцев, на администрацию Трампа с конкретными предложениями, потому что это и в политическом плане важно, чтобы Россия вновь стала инициатором движения в правильном направлении. А также это важно с точки зрения нашей безопасности, потому что мы можем многие угрозы снять, не расходуя на это очень большие деньги, т.е. за счет соглашений, а не гонки вооружений.

Источник: INFOX.ru

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся