Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

На Украине сменилась власть. В Киеве, западной и центральной частях страны она находится в руках коалиции – противников свергнутого президента Виктора Януковича, на востоке и юге противостояние еще продолжается. О том, что ждет Украину и как сложатся ее отношения с Россией и внешним миром, «НИ» побеседовали с членом Совета по внешней и оборонной политике Федором ЛУКЬЯНОВЫМ.

– Возможен ли распад единой Украины как государства?

– В принципе, ситуация в стране настолько сложная, что и этот вариант нельзя исключать. Например, выборы президента, которые пройдут 25 мая, могут стать таким своеобразным «моментом истины». Если они в каких-то регионах пройдут, в каких-то не пойдут, то это станет началом распада страны или, по крайней мере, сильным ударом по легитимности власти. Я не уверен, что так будет, потому что ситуация в восточных и южных регионах достаточно неопределенная. Съезд региональных депутатов в Харькове, где, напомню, был поднят вопрос о федерализации страны, не создал впечатления, что на востоке готовы к сопротивлению. Но все может быть. Ситуация может сильно измениться, если новые власти страны резко возьмут курс на украинизацию русскоязычных регионов (а это не исключено, учитывая, что в числе победителей в Киеве оказались и радикальные украинские националисты). Но если этого не произойдет, то, возможно, восточная и южная часть страны просто примут смену власти в Киеве как данность.

– Каким вы видите политическое будущее Януковича?

– Вопрос стоит так: посадят его или не посадят. Первое вероятнее второго. Тут многое зависит от заступничества из-за рубежа. Но Янукович сам, своими руками, создал такую ситуацию, что он нигде: ни в России, ни на Западе – никому не мил. Он настолько всем надоел своим лавированием и бесконечными «кидками» (хотя бы с тем же соглашением об ассоциации с ЕС), что за него вряд ли кто-то будет заступаться. Если смотреть российские телеканалы, видно, что в Москве его сдали, и видно, насколько российское руководство на него озлоблено. Если он убежит в Россию, конечно, его не выдадут обратно. Но думаю, что в этом случае с ним будет то же, что с бывшим киргизским президентом Курманбеком Бакиевым, который после свержения безвыездно находится в Минске и никакой роли в политике своей страны не играет. Что-то выиграть он себе сможет, только если у него есть реальная поддержка на Украине, в том же Донецке, но не факт, что она есть.

– А как сложится судьба победителей? Они передерутся, как после «оранжевой революции»?

– Парламентская республика, которая введена конституцией 2004 года, принятой победителями, в неустойчивых демократических обществах – вещь очень нефункциональная. Она превращает политическую борьбу в самоцель. Учитывая раздробленность общества, конкуренцию в рядах победителей (у власти как-то должны ужиться Тимошенко, ее былой непримиримый недруг Петр Порошенко, новые силы типа «Правого сектора», от которых вообще непонятно, что ожидать) очень велика вероятность того, что все закончится тем, чем занимались их предшественники, – борьбой друг с другом. В конце концов внутренняя политика Украины все годы независимости определялась борьбой олигархических группировок. И я не вижу, почему украинская политическая культура должна вдруг измениться.

– Какую позицию по отношению к смене власти на Украине заняло российское руководство?

– Выжидательную. У меня нет ощущения, что Россия готова играть на обострение, то есть поддерживать тех, кто будет бороться против новых властей. Взвесив риски, Москва решила понаблюдать, как пойдут дела на Украине.

– Насколько далеко зайдет сближение Украины с Западом?

 – Судя по всему, Верховная рада проголосует за соглашение об ассоциации с ЕС. Дальше вопрос за ЕС. У Европы будет огромный соблазн сделать какой-то реальный шаг навстречу, хотя бы чтоб позлить Москву, противостояние с которой на украинском направлении для Запада уже перешло в область спортивного интереса. Но в то же время там понимают, что ни о какой реальной интеграции Украины в ЕС не может быть и речи ни сейчас, когда страна находится в преддефолтном состоянии, ни, скорее всего, в будущем. Все, что происходило с Украиной в течение многих лет доказало одно: никакого выбора между востоком и западом она не может сделать, потому что любой такой выбор испытывает на прочность само государство. Если Украина хочет двигаться в Европу, то она не может двигаться туда в условиях антироссийской ориентации (наши экономики и исторические судьбы слишком связаны для этого), и напротив, любой союз с Россией невозможен на антизападной основе. Я думаю, идеальным вариантом для нынешних властей Украины стала бы ситуация трехсторонних переговоров, на которых Москва готова «отпустить» свою соседку на Запад. Кстати, возможность или невозможность таких переговоров станет показателем, насколько далеко зашла «холодная война» России и Запада.

Источник: Новые Известия

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся