Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Константин Косачев

Председатель Комитета по международным делам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации

Интервью с Константином Иосифовичем Косачевым, Руководителем Федерального агентства по делам СНГ, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству (Россотрудничество), членом РСМД.

Центр экономической активности смещается в Азиатско-Тихоокеанский регион – это очевидный факт. Россия активизирует свою политику на азиатско-тихоокеанском направлении. Константин Иосифович, в каком направлении должно развиваться гуманитарное сотрудничество со странами региона? Как в АТР представлено Россотрудничество?

На мой взгляд, региональное гуманитарное сотрудничество пока отстает от развития экономического сотрудничества. В этом смысле Азиатско-Тихоокеанский регион отличается от Евроатлантического пространства, где эти процессы в последние десятилетия, особенно в последние годы, идут практически синхронно. Ставка на экономику в Азии, на мой взгляд, оправдана. Это, действительно, конек АТР, то, что делает его привлекательным для других государств и регионов. Но рано или поздно гуманитарной сферой все равно придется заниматься, поскольку если ей не заниматься «снизу», т.е. изнутри, этот регион неизбежно окажется объектом воздействия других мощных игроков, и так называемая «мягкая сила» в данном регионе будет действовать уже не в интересах тех государств, которые в него входят, а в интересах внешних сил. Поэтому гуманитарное измерение сотрудничества в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на мой взгляд, сейчас актуально как никогда, и в этом – очевидное поле для активности Российской Федерации. Китай, например, уже давно и активно пошел вперед, но это чисто китайская линия. Россия пока, очевидно, отстает. Другие страны в принципе этим практически не занимаются. Я уверен, что если мы сможем на начальном этапе скоординировать наши усилия и работать в едином ключе, то все участники данного сотрудничества от этого только выиграют.

 

Инфраструктура Агентства в АТР представлена 18 центрами науки и культуры в 14 странах: пятью центрами в Индии, центром в Пакистане, Бангладеш, Шри-Ланке, Непале, Индонезии, Малайзии, Китае, Монголии, Вьетнаме, Камбодже, США, Перу, Чили, а также представителями, работающими в составе роспосольств  в 6 странах: в Японии, Корее, Афганистане, Мексике, Канаде и Никарагуа.

До конца текущего года планируется открытие РЦНК в Лаосе, а с июня 2012 года возобновилась деятельность представительства Россотрудничества в Нью-Йорке.

Велик ли интерес к русскому языку в странах АТР? Какие программы осуществляет Россотрудничество для повышения интереса к русскому языку?

В целом интерес к русскому языку в мире сейчас вновь растет. В том, что касается интереса, мы вышли из этапа падения популярности русского языка в 1990–2000 годах. Это отчетливо видно и на пространств е АТР. Продвижение русского языка в мире является одним из основных направлений работы Агентства.

Так, Россотрудничество является единственной структурой, осуществляющей курсовое обучение русскому языку за рубежом. Применительно к региону АТР курсы русского языка действуют при наших РЦНК во Вьетнаме, Индонезии, Камбодже, КНР, Малайзии, Перу, США (Вашингтон), Чили.

Но пока русский язык не стал мировым языком в том понимании, в каком им является, скажем, язык английский. Тем не менее, это четвертый по распространенности язык в мире, он опережает такой язык, как арабский. Понятно, что эти процессы не могут развиваться сами по себе. Очевидно, что Россия должна не просто участвовать в соответствующих программах, но и их инициировать.

В России с 2011 года действует Федеральная целевая программа «Русский язык», рассчитанная на период до 2015 года и предусматривающая определенный внешний компонент, которым, собственно, и занимается Россотрудничество. Однако я полагаю, что прорывные решения на этом направлении будут приняты после того, как будет утверждена государственная концепция поддержки русского языка за рубежом. Эта концепция разработана Россотрудничеством, прошла все необходимые межведомственные согласования и находится на докладе у руководства страны. Мне представляется, что эта программа, наряду с государственной концепцией «Русская школа за рубежом», в будущем может заработать более эффективно, чем ныне действующая ФЦП «Русский язык».

На IV конференции соотечественников в странах АТР, проходившей в Токио в мае 2012 года, соотечественники призвали Россотрудничество и Минобрнауки России ускорить разработку концепции русской школы за рубежом, о которой Вы упомянули. Как продвигается работа на этом направлении?

Разработка концепции «Русская школа за рубежом» несколько отстает, поскольку она значительно сложнее и, самое главное, предусматривает серьезные финансовые обязательства со стороны России. Их нет в самой концепции, но если она будет принята, они неизбежно возникнут, поэтому осторожность ведомств в работе над проектом этой концепции вполне понятна. Мы не теряем оптимизма, считаем, что тот проект, который сейчас нами подготовлен, годен к использованию. Мы торопим ведомства, чтобы они быстрее согласовывали этот проект. Сейчас идет вторая стадия согласования. После того, как на первой стадии все заинтересованные министерства и ведомства высказали свои замечания, они, естественно, были учтены и в настоящий момент «по второму кругу» рассматриваются министерствами и ведомствами. Я считаю, что мы вполне можем успеть с окончательным утверждением этой программы до конца текущего года.

Часто языки называют инструментом «мягкой силы». На Ваш взгляд, русский язык как инструмент «мягкой силы» на международной арене используется в полной мере? Какие меры предпринимает Россия для увеличения своего влияния с помощью языковых средств?

«Мягкая сила» приобретает возрастающее значение в международных отношениях. В связи с этим вызывает сожаление тот факт, что на определенном этапе, в 1990–2000 годах, Россия к этому фактору не относилась ответственно и серьезно, как это всегда делали другие государства, соперничающие в геополитической сфере. В какой-то мере это компенсировалось тем положительным образом нашей страны, который создавали сами преобразования в СССР/России. К счастью, сейчас интерес к «мягкой силе» в России возрос, и это отражается во многих концептуальных выступлениях российских руководителей. Разумеется, Россотрудничество – лишь один из элементов реализации «мягкой силы». В конечном итоге, «мягкой силой» для России являются, по моему глубокому убеждению, не какие-то мероприятия – выставки, кинопоказы, гастроли, а та аудитория, которая узнает Россию такой, какая она есть, и в соответствии со своими внутренними убеждениями сопровождает те проекты, которые реализует Россия в современном мире. Это так называемый Русский мир в широком понимании этого слова, ядро которого составляют наши соотечественники за рубежом. Однако сам «русский мир» значительно шире своего сугубо этнического измерения. Этот мир, конечно, должен включать в себя всех тех, кто говорит на русском языке, тех, кто интересуется российской историей, культурой, кто прошел через образовательные либо научные проекты в сотрудничестве с нашей страной и, еще раз подчеркну, готов быть соучастником совместных проектов с Россией.

В этом ключе особое значение приобретает работа с молодежью и привлечение молодых соотечественников на учебу в Россию. В 2012 – 2013 учебном году на обучение в российских вузах за счёт средств федерального бюджета по линии Россотрудничества для граждан и соотечественников в странах АТР  выделено 114 мест. Из них  – 65 на обучение по программам вузовской и послевузовской подготовки и 49 – на стажировки и повышение квалификации. В настоящее время на обучение в российские вузы приняты 75 кандидатов: 20 из Вьетнама, 10 из Индонезии, 1 из Китая, 11 из Мексики, 22 из Монголии, 1 из США и 10 из Японии.

Важным проектом нашего Агентства является Программа краткосрочных ознакомительных поездок в Россию молодых представителей политических, общественных, деловых и научных кругов иностранных государств. Эта программа как раз нацелена на расширение круга конструктивно настроенных по отношению к нашей стране активных молодых граждан иностранных государств, привлечение их к участию в укреплении партнерских отношений между Российской Федерацией и государствами которые они представляют.

Применительно к региону АТР за истекший период 2012 года были организованы поездки 20 молодых политиков и общественных деятелей из США в июне 2012 года и 15 молодых американцев в ноябре 2012 года, 20 молодых общественных деятелей из КНР (сентябрь 2012 года), 15 молодых политиков и общественных деятелей из Японии (ноябрь 2012 года).

В ближайшем будущем планируется существенно расширить количественные и географические параметры Программы, в т.ч. в отношении стран АТР, с 2014 г. общая квота иностранных гостей составит 1 тыс. человек.

Задача консолидации такого явления, как «русский мир», на мой взгляд, ставится всерьез впервые за многие годы на государственном уровне. Россотрудничество, разумеется, участвует в соответствующих программах. Мы подготовили проект плана мероприятий правительства по данному направлению. В нем более пятидесяти позиций: это новые проекты, новые идеи, новые предложения. Мы рассчитываем, что этот план будет утвержден в ближайшие месяцы и станет составной частью государственной программы «Внешнеполитическая деятельность», где «мягкая сила», по нашему глубокому убеждению, должна занимать не менее достойное место, чем политические и экономические усилия, оборонительные программы и иные инструменты, традиционно входящие в понятие «жесткой силы».

Константин Иосифович, спасибо за Ваши ответы.

Беседовала Наталья Евтихевич, программный менеджер РСМД.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся