Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Украину можно поздравить - она стала нормальной европейской страной. В Верховной раде, как и в парламентах большинства стран Евросоюза, появится фракция националистов (партия "Свобода"). Также представлены не очень сильные, но заметные левые (компартия), есть конъюнктурный проект, сделанный под блестящую звезду экрана (боксер Виталий Кличко), а также две основные силы, собственно и соревнующиеся за власть - Партия регионов и Объединенная оппозиция на основе "Батькивщины".

Идеологические различия между двумя последними проследить трудно, роль индикатора выполняет "пророссийскость" или "прозападность". И то и другое условно, но, по крайней мере, маркирует для избирателей общую направленность. Финансирование практически всех политических движений осуществляется из одних и тех же источников - крупнейшие олигархические группы оплачивают наличие разных корзин, по которым можно разложить яйца. Это предопределяет повышенную ликвидность политики в целом - она построена на вязкой системе бесконечных договоренностей и передоговоренностей, что и обеспечивает относительную устойчивость конструкции.

В последние годы, правда, заговорили о том, что нынешняя власть перешла грань дозволенного - наиболее заметные оппоненты Виктора Януковича Юлия Тимошенко и Юрий Луценко получили серьезные тюремные сроки. Но это можно рассматривать и под другим углом зрения - из конструкции изъяли наиболее активные неуправляемые элементы, угрожающие в силу своего темперамента и бойцовских качеств системе непрекращающегося торга.

Если искать европейские аналогии украинской политической модели, то это Италия - отчасти лихорадочной эпохи 60 - 70-х, когда переплетение власти, денег, криминала и геополитики создавало нераспутываемый клубок отношений, отчасти 2000-х, когда деятельность правительства представляла собой череду скандалов вокруг премьер-министра. (Символично, кстати, что вторым экс-премьером после Тимошенко, приговоренным в Европе к тюремному заключению, хотя и куда менее продолжительному, стал Сильвио Берлускони.) Италии все это не мешало на протяжении десятилетий быть одной из ведущих европейских стран, основателем ЕС и НАТО, членом "Большой семерки".

В России популярны рассуждения о том, что Украина - искусственное образование, рано или поздно обреченное на распад. По поводу происхождения нынешних границ Украины, действительно, говорить можно много, но вот относительно хрупкости государственности стоит поспорить. Будучи, действительно, крайне неоднородной в культурном, языковом, социальном плане, страна, как ни парадоксально, очень целостна. Невозможность окончательной централизации по российской модели заставляет проводить тот самый вязкий курс, который выглядит (а часто и является) топтанием на месте, зато обеспечивает политическую взаимосвязь всех многообразных элементов. И по отдельности эти элементы существовать не могут. Бедный, но идеологически окрашенный запад не выживет экономически, а обладающий экономическим потенциалом восток не имеет собственной политической идентичности. В совокупности они составляют образование довольно странное, но жизнеспособное только в едином комплексе. Ценность суверенитета осознается подавляющим большинством вне зависимости от взглядов.

К тому же все примеры территориальных размежеваний недавнего прошлого (СССР, Югославия, Чехословакия) - это разделение по линиям административных границ, неважно, насколько они справедливы и обоснованны. На Украине такого деления нет, принцип дезинтеграции неясен, хаотический междоусобный конфликт "всех против всех" не кажется сколько-нибудь реальным.

Нынешние выборы фиксируют баланс интересов, подводя черту под периодом проверки государственности на прочность. Но как раз теперь, когда устойчивость доказана, возникает вопрос о направлении дальнейшего движения. До сих пор содержание украинской политики составляло бесконечное геополитическое лавирование между Россией и Европой. В Киеве предполагают заниматься этим и дальше, но изменились внешние условия. От тонкой политической канители на Украине устали все, ведь если внутри страны виртуозное топтание на месте обеспечивает стабильность системы, но для наружных акторов это утомительно и временами раздражающе. К тому же у всех полно своих проблем. Европа погружена в кризис, США все больше смотрят на Азию, и даже Россия утратила прежний задор и теперь выжидает, что будет делать Украина, а не выдвигает букета предложений, как еще два года назад.

Экономическое положение Украины давно оставляет желать лучшего, а перспективы получения необходимой для страны масштабной экономической помощи туманны. На Западе рассчитывать не на что. Во-первых, дело Тимошенко лежит тяжелым грузом на отношениях. Во-вторых, свободных денег нет, и даже МВФ перегружен запросами в связи с ситуацией в зоне евро. Россия выдвинула условия - вступление в Таможенный союз. Однако любая обязывающая договоренность для Киева всегда означала серьезные политические осложнения. При новом составе Верховной рады процесс явно не упростится - фракция националистов не упустит случая устроить яркое шоу по поводу угрозы независимости...

Выборы продемонстрировали, что Украина добилась цели - доказала свою состоятельность и самостийность. Я свободен, я ничей. Осталось понять, что с этим делать дальше.

Источник - Российская газета.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(2) {
  ["Постсоветское пространство"]=>
  string(51) "Постсоветское пространство"
  ["Новая Восточная Европа: анализ ситуации и стратегическое позиционирование России в регионах ЦВЕ, Балтии и на европейском фланге постсоветского пространства"]=>
  string(290) "Новая Восточная Европа: анализ ситуации и стратегическое позиционирование России в регионах ЦВЕ, Балтии и на европейском фланге постсоветского пространства"
}
Бизнесу
Исследователям
Учащимся