Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Чем бы ни завершилось очередное противостояние в Киеве, политическая модель украинского государства, которое возникло после распада СССР 22 года назад, исчерпана.

Каким будет его новое устройство, пока предсказать невозможно. Все страсти последних недель не дают ответа на вопрос, что, собственно, может быть дальше. Участники политических баталий, выплеснувшихся на улицы, оперируют либо бессмысленными этикетками — "европейский выбор", "поворот к России", за которыми ничего не стоит, либо тактическими лозунгами. Внешние силы, которые по инерции конкурируют за влияние на Украину, в действительности не знают, что с ней делать.

Более двух десятилетий Украина существовала как своего рода коалиционное государство. И дело не только в пресловутом разделении на восток и запад, которые ориентируются на Россию и Европу соответственно. Украина весьма разнородна в культурном, экономическом, социальном плане, и сложившаяся в стране олигархическая политическая система по-своему отражает такую многообразность. Украина унаследовала от СССР территорию, собранную усилиями советских генсеков и являющуюся плодом всей европейской истории XX века, прежде всего распада империй. Поэтому сама по себе неоднородность была совершенно естественной, а единственным путем развития могло быть осторожное продвижение вперед и маневрирование среди крупных центров влияния, между которыми зажата Украина.

До поры до времени это удавалось делать. Первые десять лет новой истории страна переживала период становления, как и все остальные из "новых независимых государств", с неизбежными спадами и подъемами. Первая фаза прошла вполне успешно, но дальше начались попытки окончательного самоопределения, не без активного участия внешних сил. Начало 2000-х годов — время, когда совпало два процесса. Запад переживал пик своей экспансии после окончания холодной войны, а Россия начала оправляться от провала 1990-х и стала противодействовать напору евроатлантических институтов.

Об отношениях России и Запада в этот период можно много сказать отдельно, но для Украины попадание в зону противостояния стало фатальным. Вместо того чтобы заниматься национальным развитием, украинский истеблишмент занялся увлекательным делом — разыгрыванием хитроумных партий, чтобы использовать противоречия больших соседей друг с другом. Необходимость решения реальных проблем страны, а это требовало кропотливой и мучительной работы, подменили выдуманной дилеммой, к кому примкнуть — к России или ЕС. А точнее говоря, на кого переложить ответственность за собственное будущее. Это сразу обострило внутренние противоречия и выявило то обстоятельство, что нация просто не в состоянии сделать никакого выбора — ни в ту, ни в другую сторону.

Внешние силы это поощряли, выясняя отношения между собой. Временами накал достигал очень высокого уровня, как во время "оранжевой революции". Временами страсти успокаивались, и казалось, что страна выходит на более устойчивую траекторию развития, как после выборов 2010 года. Однако по сути ничего не менялось. Никакой самостоятельной стратегии не предлагала никакая власть — ни "прозападный" Ющенко, ни "пророссийский" Янукович. И тот, и другой действовали (когда-то более, а когда-то менее успешно) в условиях олигархической модели, нацеленной не на производство общественных благ и достояния, а на паразитирование, использование имеющихся ресурсов, будь то сохранившаяся от прошлого индустриальная база или транзитное положение страны. Политическая ситуация точно отражала этот экономический базис, поэтому Украина при кажущемся динамизме и непрекращающейся "движухе" топталась на месте или ходила кругами.

События конца 2013 — начала 2014 года продемонстрировали банкротство политической элиты по обе стороны баррикад. Дело, конечно, не в мифическом "европейском выборе", от которого якобы отказался Янукович, а в том, что суетливые рывки то в одном, то в другом направлении продемонстрировали отсутствие какой-либо идеи на тему "Что делать?". На протяжении предшествующих лет страну спасала специфическая политическая культура — вязкая среда непрерывного торга, в котором не бывает конечного результата, но зато и не наступает мертвый клинч. Поэтому даже в моменты самого высокого напряжения, как в середине 2000-х, баталия не переходила в мордобой, как, например, в России в 1993-м.

Однако такое не может продолжаться вечно. Отсутствие целей, развития и перспектив может работать тактически, но стратегически ведет к нарастающему разочарованию и раздражению. Оно и выплеснулось в январе, когда наверх вырвались наиболее агрессивные силы, готовые к действию. К тому моменту общество было уже очень дезориентировано, ведь на протяжении почти всего предыдущего года вся пропагандистская машина Партии регионов работала на продвижение "европейского выбора", после чего прозвучала команда "Полный назад!" Гражданам не объяснили, ни зачем нужна ассоциация с ЕС, ни почему от нее отказались, да и отказались ли вообще.

Тактика манипулирования ярлыками, за которой не стоит никакого содержания, кроме сиюминутных интриг отдельных групп интересов, себя исчерпала. Отчасти и по той причине, что стало окончательно ясно — никакой интеграции, ни европейской, ни антиевропейской, Украине не светит. Россия и ЕС могут продолжать перетягивание каната, но это уже чисто спортивный азарт, брать на себя неподъемное бремя в виде нынешнего украинского государства не собирается никто.

Будущее покрыто туманом. Победа любой из сторон нынешнего противостояния не дает ничего хорошего. Если верх возьмет нынешний президент, его позиции все равно будут очень непрочными, ему придется заниматься исключительно политическим выживанием. Да еще и в условиях фактического бойкота со стороны Запада, который не простит ему фортель с отказом от ассоциации. Если победителем выйдет сегодняшняя оппозиция, то гарантирован хаос и ожесточенная борьба за лидерство, тем более что тогда из узилища должна выйти Юлия Тимошенко. А она едва ли захочет уступать выстраданное место тем, кто выдвинулся за время ее изоляции.

Украине нужен новый курс. Осознание собственных национальных интересов, самоопределение. Но для этого необходимо перестать все время делать "выбор" и сосредоточиться на том, что объединяет нацию. Ни один из персонажей, претендующих на лидерство в украинской политике, не похож на того, кто в состоянии это сделать. Но и продолжение того, что было до сих пор, уже невозможно.

Источник: Огонёк

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(2) {
  ["Постсоветское пространство"]=>
  string(51) "Постсоветское пространство"
  ["Новая Восточная Европа: анализ ситуации и стратегическое позиционирование России в регионах ЦВЕ, Балтии и на европейском фланге постсоветского пространства"]=>
  string(290) "Новая Восточная Европа: анализ ситуации и стратегическое позиционирование России в регионах ЦВЕ, Балтии и на европейском фланге постсоветского пространства"
}
Теги
Украина
Бизнесу
Исследователям
Учащимся