Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш дал печальное интервью шведскому телевидению. "Холодная война вернулась. Но... теперь Соединенные Штаты и Россия не контролируют всех, как это было тогда... Были функции для диалога, контроля и коммуникации, чтобы гарантировать, что, когда возникнет риск конфронтации, события не будут выходить из-под контроля. Теперь больше нет тех механизмов". Гутерреш признал, что "есть структурная проблема: Совбез уже не представляет мир сегодня. Вето стало инструментом, который используется слишком часто... Без реформы Совета Безопасности не будет полной реформы ООН".

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш дал печальное интервью шведскому телевидению. "Холодная война вернулась. Но... теперь Соединенные Штаты и Россия не контролируют всех, как это было тогда... Были функции для диалога, контроля и коммуникации, чтобы гарантировать, что, когда возникнет риск конфронтации, события не будут выходить из-под контроля. Теперь больше нет тех механизмов". Гутерреш признал, что "есть структурная проблема: Совбез уже не представляет мир сегодня. Вето стало инструментом, который используется слишком часто... Без реформы Совета Безопасности не будет полной реформы ООН".

По понятным причинам все мы сейчас пребываем в режиме постоянной готовности к отпору. Так что сразу хочется разразиться гневной тирадой о незыблемости права вето как гаранта мира и неприкосновенности итогов Второй мировой войны, лежащих в основе системы ООН. И с точки зрения текущей политики это правильно - призывы ограничить применение вето, например, носят почти всегда антироссийский характер. Однако генсек - человек серьезный, и говорит он о реальной проблеме, с которой что-то придется делать и довольно скоро.

Проявляемая раз за разом неспособность "Большой пятерки" договориться по важнейшим международным проблемам вызывает растущее раздражение "мировых масс". С их точки зрения, пять великих держав назначили себе привилегию (вето), и используют ее не во благо мира и развития, а для выяснения отношений между собой. И чем дольше будет продолжаться такая ситуация, тем сильнее давление на грандов. Игнорировать его бесконечно не получится.

России это бросает особые вызовы. Во-первых, система ООН создавалась в момент максимального геополитического влияния нашей страны, любой ее пересмотр пойдет на других основаниях. Во-вторых, в современной информационной среде, которую контролируют ведущие западные СМИ, ответственность за дисфункцию ООН старательно перекладывают именно на Москву. В-третьих, привычное апеллирование к международным институтам и требование соблюдать процедуру ведут к укреплению неблагоприятного фона. Институты тоже действуют не в вакууме, а в определенной информационно-политической среде. Они приходят к заключениям, не удовлетворяющим Россию или, как минимум, допускающим неоднозначные толкования. Москва начинает критиковать деятельность тех же структур, к которым только что обращалась. И впечатление это производит не слишком убедительное - не только на оппонентов, но и на тех, кто настроен нейтрально.

Получается ловушка. Прежние институты не функционируют так, как было запланировано изначально. Оно и понятно - мир кардинально изменился, условия другие. Просто цепляться за старую систему бессмысленно. Но и пересмотр ее чреват для России уменьшением, а не наращиванием влияния.

Что делать? Единственный выход - создание и расширение группы стран, которые не обязательно разделяли бы позиции России, но понимали пагубность несбалансированного мира. Иными словами, прежде чем ставить вопрос о трансформации международной системы, нужно создать среду, в которой активно представлены разные голоса, а не только Запад, вечно спорящий с Россией при безмолвии остальных.

Ключевой собеседник здесь - Китай. С одной стороны, не является преувеличением официальная формула о том, что отношения двух стран никогда не были столь хороши. С другой - именно качество этих отношений требует перехода к гораздо более комплексному взаимодействию. По общим вопросам мироустройства у нас серьезных разногласий не было никогда. Но этим самые общие вопросы довольно долго ограничивались общими же рассуждениями. Сегодня новое мироустройство - не абстракция, а практическая каждодневная работа, и осуществляется она на примере конкретных международных кризисов: Ближний Восток, Восточная Европа, Восточная Азия... И в каждом случае необходимо находить скоординированные российско-китайские подходы, хотя интересы сторон не всегда и не во всем совпадают, что совершенно естественно для двух очень крупных держав.

Ожидания Запада - Россия и Китай неизбежно столкнутся в конфликте за влияние и место в иерархии. В этом, по мнению практически всех западных комментаторов, просто нет сомнений. Ну и Китай, ясное дело, возьмет верх, как страна несопоставимо более мощная экономически. Пока, правда, к удивлению наблюдателей в Европе и США, коллизии не происходит. Между тем, она для Запада принципиально важна. Потому что если допустить, что Россия и Китай действительно способны гармонизировать интересы и шаги по широкому спектру тем, то это и станет заявкой на то самое качественно иное мироустройство, о котором сейчас много говорят.

Чтобы это произошло, нужны гораздо более интенсивные контакты не только на деловом и политическом, но и на экспертном уровне - кропотливая работа по обсуждению особенностей современного мира. Ее постоянный элемент - российско-китайский диалог Валдайского клуба, проходящий в эти дни в Шанхае, - третье ежегодное заседание. Культура восприятия мировой политики у русских и китайцев разная. Но это вопрос взаимного дополнения, а не конкуренции. А совместно можно обуздать и новое издание холодной войны, о которой говорит с тоской генсек Гутерреш.

Источник: Российская газета.

(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся