Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Евгения Михайлова

Ректор Северо-Восточного федерального университета; Молчанов Андрей Юрьевич — председатель Комитета по стратегии и инвестициям, генеральный директор ПАО "Группа ЛСР", член РСМД

В международном форуме «Арктика – территория диалога» ректор Северо-Восточного федерального университета Евгения Михайлова заявила о том, что «крайне актуальным» является вопрос создания на базе вуза территории опережающего социально-экономического развития. По ее словам, это позволило бы обеспечить комплексное развитие арктической зоны. Руководитель университета рассказала, почему возникла идея создания ТОСЭР, как это может выглядеть и работать.

– Какой продукт в состоянии выдать ТОСЭР с ядром в виде вуза? Планируется конечный результат, позволяющий отбить инвестиции и дальше работать на прибыль. Что в этом плане может предложить университет?

– Что касается продукции, у нас уже сейчас есть вполне материальные ответы на многие вопросы. Мы создали строительный кластер, и задействованные в нем малые инновационные предприятия создают наиболее подходящие для Арктики материалы и конструкции, строят энергоэффективные и «умные» дома. В кластере арктических инноваций разрабатывают полимерные нанокомпозиты и другие материалы для выпуска техники, адаптированной к экстремальным морозам. Специалисты нашего медицинского кластера выращивают и поставляют в клиники дермальные живые клетки, необходимые для эффективного лечения ожогов и обморожений…Это реальная продукция, созданием ее в таком ассортименте до нас никто не занимался. Причем я перечислила ничтожно малую ее часть. А на подходе – сервисный и социокультурный кластеры. Мы планируем ТОСЭР именно по кластерному типу, чтобы можно было целенаправленно работать над решением конкретных проблем арктической зоны.

– Почему вы все акцентируете на Арктике, хотя в зоне ответственности СВФУ – весь северо-восток страны, а это далеко не только арктические территории?

– Будущую ТОСЭР мы вообще назвали «Арктика». Потому что именно там вопросы, которые в других местах можно решить походя, вырастают до гигантских проблем. Наша промышленность (любая) почти ничего не производит для этого огромного специфического региона. Люди и предприятия вынуждены приспосабливать для жизни и работы в самых суровых условиях вещи, технику и технологии, предназначенные для средней полосы. И могу с уверенностью сказать: расположенные в относительно южных городах институты, КБ и лаборатории не будут сосредотачиваться на арктических направлениях. Центр подобной деятельности, конечно же, должен быть на Севере.

К примеру, в арктических поселениях не из чего строить жилье. При нынешнем уровне технологий туда все надо завозить – за тысячи километров, за «бешеные» деньги. В этой ситуации разработка легких, морозостойких и прочных материалов и конструкций с максимальным использованием местных ресурсов, конечно же, необходима. А мы при поддержке региональных властей уже пошли дальше, благоустроив два арктических села. Их жители теперь могут принимать дома душ, ванну, пользоваться теплыми туалетами – как в городе.

– Но основная-то задача университета – не производство инновационных кирпичей и не строительство домов, пусть даже «умных». Студенту, вашему главному продукту, найдется место в ТОСЭР?

– Конечно же, арктическая перспектива нашего вуза заключается в том, чтобы создать устойчивую систему подготовки востребованных кадров для северо-востока страны. В общем-то, это основная задача любого вуза. Вот только коллегам из других регионов в страшном сне не снились сложности, которые приходится преодолевать нам. К примеру, в 2011-м мы открыли полноценный филиал на Чукотке. В прошлом году там состоялся первый выпуск молодых специалистов – энергетиков. Все они устроились в «Чукотэнерго», и отзывы о ребятах хорошие. В этом году готовим к выпуску геологов. Но знаете, сколько студентов мы там обучаем по каждому направлению? Не 100, не 50 и даже не 20. В пределах десяти! Потому что больше чукотский рынок труда не примет – он очень узок. Там все население – чуть более 50 тысяч человек.

Это не общепринятый поток – нам приходится готовить специалистов поштучно. И под каждый такой курс надо менять программу. Поступит заказ на подготовку людей по другим профессиям, снова будем менять ее. Все это очень сложно, затратно, но необходимо.

– Ну, Чукотка – это особый случай.

– Особый случай – вся Арктика. В теплых краях комфортные условия для жизни создала сама природа, и там достаточно что-то подогнать под капризы человека. А в Заполярье, чтобы не выживать, а жить в относительно цивилизованных условиях, все надо делать самим – от и до. Продумывать, организовывать, изобретать, внедрять. Пока больших успехов на этой ниве нет.

– Но ведь как раз ваши выпускники и должны думать, изобретать и внедрять!

– Совершенно верно. В прошлом году более тысячи наших выпускников изъявили желание работать в сельской местности, в том числе в Арктике. Подавляющее большинство закрепились, работают. Но вот несколько молодых врачей не выдержали – вернулись. Не из-за низкого качества жизни – к этому они были готовы. Они не обнаружили там условий для работы!

В региональном минздраве мне по этому поводу заявили, что мы выпускаем специалистов безответственных, без моральных устоев. А ведь все наоборот! Эти вернувшиеся – люди гиперответственные. Они поехали в Арктику по программе «Земский доктор». Получили по миллиону рублей подъемных. Правительство республики гарантировало им через пять лет квартиру в любом населенном пункте на выбор. Уехав из Заполярья, они вернули государству свои миллионы и отказались от шансов на беспроблемное приобретение жилья.

Что же произошло? На оснащение медицинского кластера мы потратили около двух миллиардов рублей. Студенты обучались на лучшем оборудовании, освоили его, научились современным методам диагностирования и лечения. И вот они приехали в арктическое село. А там все оснащение больнички – стетоскоп и градусник. Наверное, они могли бы пять лет имитировать работу, с важным видом мерять у пациентов температуру, чтобы сохранить за собой полученные преференции. Не захотели, потому что готовили себя не к этому.

Подобная ситуация не только в медицине – в арктических сельских школах дела не лучше. Это ставит республиканские власти перед серьезным выбором. Либо вкладываться в развитие территорий, либо, если это чересчур накладно, думать о том, чтобы закрывать села, вывозить оттуда людей в места, где созданы нормальные условия для жизни. Правда, в этом случае возникнет вопрос: а кто жить-то в Арктике будет?

– Вы считаете, что создание ТОСЭР сможет изменить ситуацию?

– Конечно! Взять те два заполярных села, которые благоустроили специалисты вуза. По сути, они являются нашими научными полигонами, где на практике показано, как можно преобразить жизнь тундровиков. И эта тема получила закономерное продолжение: она стала одним из пунктов предвыборной программы нынешнего главы республики.

ТОСЭР может стать в арктической зоне первой точкой роста, ориентированной не на добычу полезных ископаемых, а на повышение качества жизни. При кластерном подходе у нас появится отличная возможность создать устойчивую систему продвижения новых технологий, знаний и различной продукции – образовать так называемую технологическую сеть на научной основе.

Все предпосылки для этого у вуза есть. Более трети образовательных программ (143 из 433-х) – относятся к программам арктической направленности. Контингент обучающихся по ним – 6,5 тысячи студентов! У нас развита соответствующая структура, включающая в себя Арктический инновационный центр, центры интеллектуальной собственности и коллективного пользования, межвузовский студенческий бизнес-инкубатор, наконец, 24 малых инновационных предприятия, созданных на основе собственных разработок университета. К этому надо добавить мощную международную вузовскую партнерскую сеть и наличие стратегических партнеров в лице крупнейших российских компаний.

– И все-таки, создание ТОСЭР предполагает, что на выходе будет прибыль…

– Но для этого «на входе» должны быть преференции. Чтобы стать ядром этой площадки, СВФУ и его инновационному поясу необходим набор льгот, не только налоговых, но и нетипичных, если сравнивать с классическими территориями опережающего развития. Например, в части целевого приема студентов, повышения квалификации кадров вуза, грантовой поддержки. В числе прочего это позволит нам в полной мере реализовать модель предпринимательского университета, если уж говорить о будущих прибылях.

Источник: ясиа.ru

(Голосов: 2, Рейтинг: 5)
 (2 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся