Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Политика — парадоксальная штука. Бушует санкционная война против России, звучат призывы ввести еще больше ограничений, чтобы побудить Москву изменить свой курс. Аналогичные высказывания – в адрес Ирана. Переговоры о ядерной программе буксуют, и в США говорят о том, что главное – не снижать давления, не смягчать санкций. Именно в это время Барак Обама совершает исторический разворот к Кубе, публично заявляя, что более чем пятидесятилетнее эмбарго провалилось. Соединенные Штаты восстанавливают дипломатические отношения с Гаваной. Ожидается обмен визитами глав государств, облегчение, а потом и отмена санкций.

Масштаб сдвига трудно переоценить. Куба для истеблишмента в Соединенных Штатах – идея фикс, слишком большая заноза, олицетворением неудач она была для Вашингтона с конца пятидесятых годов. Многочисленные попытки сменить режим, начиная от вооруженного вторжения и заканчивая хитроумными спецоперациями, ничего не дали. После распада СССР и прекращения экономической помощи Кубе крах не случился. Режим Кастро пережил тяжелый кризис, но выстоял. Система перенесла даже отход от власти Фиделя, хотя многие ожидали, что без легендарного команданте обветшавшая модель посыплется.

Риски велики. Социалистическая Куба никогда не жила в условиях открытости влиянию могучего соседа. Опыт Восточной Европы и СССР свидетельствует, что подобные системы плохо переносят разгерметизацию. Она влечет за собой рост потребностей и стремление к большей свободе. Руководители Северной Кореи, еще одного реликта коммунистической эры, сделали свой вывод. Никакой либерализации, только закручивать и зажимать. Пока работает, почти четверть века, хотя окончательный вывод сделает история.

Кубу ждет эксперимент – сможет ли авторитарная идеологизированная модель плавно трансформироваться в условиях большей прозрачности. И извлечь уроки из судьбы европейских предшественников. Американские политики и комментаторы, которые поддерживают решение Обамы, не скрывают надежд. Мол, если изменения режима в Гаване не добились давлением, это удастся сделать посредством вовлечения. Впрочем, хватает и яростных критиков. Правоверные республиканцы и могущественная кубинская община США, то есть беглецы от семьи Кастро, клянут Обаму за капитуляцию. Борьба предстоит нешуточная, тем более что отменять санкции должен Конгресс, а он враждебен администрации.

Как бы то ни было, Обама сделал заявку на историческое достижение. Абсурдность эмбарго, введенного в 1960 году, очевидна давно. Его наличие ослабляет позиции Соединенных Штатов во всей Латинской Америке. Даже союзники США в этой части мира всегда просили избавиться от анахронизма. Наконец, Обама хоть в чем-то может реализовать лозунг, с которым он приходил – пора покончить с наследием холодной войны. На остальных направлениях эффект обратный.

Куба, безусловно, в плюсе. Кубинская экономика, конечно, выжила в условиях изоляции, но чувствует себя скверно. Стране нужны инвестиции в развитие, и теперь возможность появляется. Ведь американские санкции препятствовали сотрудничеству не только с Соединенными Штатами, но и с другими странами.

Нам за давнего партнера и союзника стоит порадоваться. После распада СССР Россия не вполне корректно повела себя в отношении Кубы, попросту бросив ее. В 2000-е годы интерес постепенно восстанавливался, благо на Кубе хватает тех, кто с благодарностью вспоминает прежние времена. Альянса, сопоставимого с тем, что был тогда, Москва Кубе не предлагает, но к тесным отношениям готова. Не случайно Владимир Путин специально заехал в Гавану летом, Россия списала Кубе большую часть старого долга. Теперь, когда страна выходит из изоляции, Россия может рассчитывать на активное взаимодействие.

На политическом веку Фиделя Кастро Обама – одиннадцатый президент США. Патриарх революции дожил до момента, когда главный враг признал: бороться бесполезно, придется смириться с существованием неприятного режима и признать его. В этом смысле у Фиделя все основания чувствовать себя победителем. А остальные могут задуматься на любимую американскую тему. Соединенные Штаты любят упрекать других, что те, в отличие от Америки, находятся на неправильной стороне истории. История, однако, снова и снова поворачивается новыми сторонами.

Источник: Вести

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся