Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Владислав Иноземцев

Основатель и директор Центра исследований постиндустриального общества, член РСМД

Российская политическая элита все старательнее делает вид, будто в стране начинается предвыборная кампания. Опросы общественного мнения становятся все более востребованными; о людях, являющихся кандидатами разве что на окончательное забвение, снова рассуждают как о претендентах на высший пост в государстве. Особо обсуждаемыми, что неудивительно, оказываются вопросы внешней политики.

Относиться к происходящему без иронии сложно, но что, если кто-то из-за пределов марионеточного круга вдруг окажется вписан в бюллетень? Что та­кой кандидат мог бы сделать? Не для изменения внешней политики, а хотя бы для предъявления избирателям стратегии, отличной от нынешней? В первую очередь, разумеется, он должен сформулировать ее основные принципы. На мой взгляд, они должны быть следующими.

Доктрина «балансирующей державы»

Важнейшим отличием новой внешней политики от путинской должен стать реалистичный подход к пониманию места России в мире. Вся современная доктрина выстроена на идее паритета с великими державами и вытекающем отсюда стремлении действовать а-ля Советский Союз. Однако какой бы пропагандистский шум мы ни производили, государство с экономикой в 1,7% от мировой не может быть рóвней США, ЕС или Китаю, соответствующие показатели которых составляют 24,7, 22,7 и 15,4% (по рыночному курсу валют в 2016 году, данные МВФ). Поэтому первым изменением должен стать отказ от по­пыток сделать Россию «самостоятельным центром силы» и формулирование доктрины «балансирующей державы»: первой из находящихся во «втором эшелоне», страны, за союзнический статус которой должны бороться главные центры современного мира. У России есть всё, чтобы не запугивать саму себя угрозами: ядерное оружие как гарантия от агрессии; природные ресурсы как огромный резервный фонд; образованное и инициативное население.

Возвращение в Европу

В таких условиях главной целью внешней политики должно стать развитие экономики страны и создание в ней более эффективной политической системы. Россия должна накапливать экономический и человеческий потенциал, а не растрачивать его. Поэтому нам нужно ориентироваться только на те страны, которые имеют более развитую экономику и более совершенные формы народовластия. Стать совершеннее, ориентируясь на отстающих, невозможно. Идти вперед с головой, повернутой назад, — тоже. Мы должны начать исправлять наши несовершенства, а не приписывать им сакральные черты под видом некоей «особости». Рос­сии стоит вспомнить свою многовековую историю и вновь стать частью европейского сообщества наций. Ведь писал же Владимир Соловьев: «Что такое русские — в грамматическом смысле? Имя прилагательное. Настоящее существительное к этому прилагательному есть европеец. Мы — русские европейцы, как есть европейцы английские, французские и немецкие».

Отказ от агрессии

Смена внешнеполитических ориентиров потребует осуждения политики агрессии против соседних государств и провоцирования нестабильности по периметру российских границ. Новому президенту придется от­казаться от поддержки «сепаратистов» в Донбассе и урегулировать вопрос с Крымом. Следует и прекратить поддержку сепаратизма в Грузии и Молдавии — прежде всего экономическую, осуществляемую за счет граждан России и вопреки их каждодневным жизненным интересам. Все эти шаги стоит увязать в рамках широкого международного соглашения со снятием с России всех ограничительных мер, возвращением ее в G8 в качестве полноправного члена и готовностью Европы пойти на серьезные интеграционные меры (идеальной была бы гарантия России статуса, схожего с тем, который получит Великобритания после завершения «развода» с Евро­союзом). Россия должна сделать то, чего не удалось СССР в 1989–1991 годах.

Программа репатриации

Следует переосмыслить отношение к Русскому миру. Русская и русскоязычная диаспора, которая сегодня насчитывает по всему миру до 40 млн человек, должна быть объявлена огромным преимуществом России. Необходима репатриация русских и их потом­ков в Россию средствами и методами, испытанными Германией и Израилем; привлечение в страну русского капитала и интеллекта; преодоление подозрительного отношения к соотечественникам. Стоит ввести норму о предоставлении гражданства по праву крови (ius sanguinis), отказаться от запрета двойного гражданства и исключить любую дискриминацию по признаку наличия подданства других стран или права на жительство в них (в том числе и при замещении государственных должностей в исполнитель­ной и участия в выборах на всех уровнях законодательной власти). Российское гражданство этническим русским и их потомкам следует предоставлять по их требованию в любом российском диппредставительстве безотносительно к тому, намерены они возвращаться в Россию или нет. При этом любое «самоопределение» русских за рубежом может проводиться только в одной форме — возвращения их на Родину из стран, жизнью в которых они недовольны. Подстрекательство к сепаратизму в других странах должно быть объявлено в России уголовным преступлением.

Преодоление имперского синдрома

Нужно переформулировать задачи и цели в отношениях со странами бывшего Советского Союза. Весь мировой опыт показывает, что преодоление имперского синдрома идет сложно, но без такового нормальное со­временное развитие европейской страны вряд ли возможно. Ни одна бывшая метрополия не стремится «воссоединиться» со своими прежними владениями; везде в мире интеграция происходит между странами сопоставимого уровня экономического развития и схожих культурных традиций. Поэтому стоит признать попытки создания Евразийского Союза контрпродуктивными; ввести со всеми странами, возникшими на пространстве бывшего СССР (а не только с государствами Центральной Азии), визовый режим и радикально усложнить практику получения выходцами из них российского гражданства. В то же время следует отменить визы и ввести облегченную процедуру трудоустройства для граждан тех государств, которые опережают нас по своему экономическому развитию и уровню жизни. Все это должно спасти нас не от экстремистских угроз, а от дешевой рабочей силы, избыток которой повсеместно разрушает стимулы к технологическому прогрессу.

Север и Юг

Помимо признания за нынешней Россией статуса «региональной державы» следует определить такой геополитический вектор ее развития, который в будущем поднимет страну на более высокий уровень. Обсуждаемый сегодня выбор между Западом и Востоком выглядит ложным. Россия — европейская страна, столетиями колонизировавшая континенты так же, как и другие европейские страны: только они шли на запад, а мы — на восток. Россия в ее современном виде — такая же «окраина Европы», как США или Канада. Русские, когда-то шедшие через Сибирь к Тихому океану, мало чем отличались от британцев и других европейцев, пробивавшихся туда же через американский континент. И сейчас миссия России состоит в «замыкании» этого вели­кого европейского эксперимента и создании единого евроцентричного «северного» сообщества, оппонентом которого в перспективе может оказаться глобальный Юг. Разбивать это кольцо и заигрывать с Китаем — значит не понимать логики исторического развития, значит предавать не только себя, но и всю историю собственной страны.

Борьба с экстремизмом

В любой внешнеполитической программе нельзя не коснуться самой спекулятивной ныне темы — проблемы терроризма. В XXI веке он становится ответом отдельных представителей менее успешных и уязвленных успехами других обществ на достижения лидеров. Состояние аффекта, в которое впадают эти люди, создает проблему, не решаемую политическими средствами. «Война с террором» на дальних рубежах не имеет шансов на успех. Борьбу с экстремизмом и насилием надо вести только в пределах собственной территории, лишь за­конными методами и обязательно при поддержке собственного гражданского общества. Полностью обезопаситься от террористических актов, насилия и экстремизма невозможно; те, кто обещает избавить Россию от террора, банально врут. Терроризм — плата развитых стран за то, что они создали мир, разрушивший многие традиционные и патриархальные сообщества. Не стоит воевать в далеких пустынях для того, чтобы помешать тем, кто ненавидит современность, жить в своих странах так, как они считают нужным — но при этом следует поставить на службу борьбе с террором все достижения современной технологии, чтобы с успехом вести ее в рамках закона и на своей земле.

Конечно, предлагаемая программа не является чем-то законченным или бесспорным; к ней может возникнуть много замечаний, возражений и претензий. Но даже начало обсуждения таковых станет огромным шагом вперед по сравнению с ситуацией, в которой внешняя политика определяется одним человеком и во многом зависит от его прихотей и фобий. Конечно, кандидат на президентский пост должен не только определиться с принципами внешней политики, но и сформулировать аргументы для убеждения избирателей в предпочтительности предлагаемого им курса. Но это уже тема для отдельного разговора.

Источник: РБК

Оценить статью
(Голосов: 3, Рейтинг: 3.67)
 (3 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся