Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Послание президента России Федеральному Собранию в 2014 году в основном посвящено социально-экономическому развитию, что вполне закономерно. О международной ситуации Владимир Путин высказывался неоднократно, к тому же, судя по социологическим рейтингам, особых споров в обществе на эту тему нет.

Перспективы народного хозяйства, будущее модели развития вызывают куда более живой интерес, и глава государства постарался ответить на этот запрос. Впрочем, как все признают, грань между внешним и внутренним сегодня исчезающе тонка. Геополитики и большой стратегии без надежной опоры на экономические тылы и социальную стабильность дома не бывает. Так что можно сказать, что и это выступление напрямую связано с внешнеполитическими вызовами.

Спор, который не прекращается в современном мире, – отношение к суверенитету, что с ним происходит в глобальном взаимозависимом сообществе. Путин не раз формулировал свою позицию, на сей раз она высказана вновь предельно четко.

"Если для ряда европейских стран национальная гордость – давно забытое понятие, а суверенитет – слишком большая роскошь, то для России реальный государственный суверенитет – абсолютно необходимое условие ее существования", — подчеркнул Путин.

Ирония главы государства понятна по поводу суверенитета как слишком большой роскоши. Только что Москва отменила крупный инфраструктурный проект, на продвижение которого потрачено много сил – газопровод "Южный поток". Причин несколько, но основная – усталость от общения с государствами Евросоюза, которые, как выясняется, не вольны принимать решения, даже когда их собственная выгода налицо.

Это, конечно, тоже суверенный выбор – отдать рычаги управления за пределы собственной страны в обмен на какие-то преференции. Но Россия со своей психологией независимой государственности, которая не прерывалась более тысячи лет, подобного не понимает.

Тем не менее, суверенитет – это не раз и навсегда данная сущность, его нужно не только оберегать, но и развивать. И делать это в одиночку в условиях всеобщей взаимозависимости едва ли получится. Путин, собственно, и об этом сказал: "Мы сами никогда не пойдем по пути самоизоляции, ксенофобии, подозрительности, поиска врагов".

Но как выстроить баланс между вовлеченностью и дистанцией, чтобы оба способствовали развитию?

2014 год стал поворотным в отношениях с Западом. И дело, по большом счету, не в Украине, а в ощущении того, что модель, которую пытались реализовать с начала девяностых годов, уперлась в потолок. Или в стену, если угодно.

Интегральной частью мировой экономики, которая бы на равных с другими лидерами основаниях пользовалась преимуществами глобализации, Россия не стала. Отчасти по своей вине – конкурентоспособности не хватает. Отчасти из-за противодействия других игроков, которых Россия интересует как большой рынок и младший партнер, но не как равновеликая сила. Подспудная иллюзия о том, что недостающее технологическое развитие можно попросту купить на доходы от экспорта сырья, рассеялась. Еще до всяких санкций. И уж тем более, когда они начались.

Внешнеполитический суверенитет, то есть готовность проводить ни от кого не зависящий курс на мировой арене, невозможен, если страна критически зависит от чужих экономических и технологических достижений. Эту истину усвоил даже Китай, хотя степень его участия в глобальном хозяйстве кратно выше, чем России. Пекин благодаря этому может быть гораздо больше нашего уверен, что против него санкции того рода, что испытывает на себе Москва, не применят. Однако системное сдерживание его развития налицо.

Россия же интегрировалась настолько, чтобы ощущать на себе все потрясения на мировых рынках, не будучи в состоянии на них повлиять. Конечно, как показала санкционная война этого года, в глобальной экономике всякие меры экономического воздействия бумерангом возвращаются тому, кто их применяет. И это служит некоторым тормозом. Но приходится признать, что у нашей страны ресурс ответа ограничен, и для выживания в недружественной атмосфере надо вырабатывать очень сложную и точно выверенную тактику.

Сочетание продуманного протекционизма и умения объединить усилия с внешними партнерами там, где это выгодно обеим сторонам – это и есть реальный суверенитет, то самое, говоря словами президента, "абсолютно необходимое условие существования". Наполнить этот реальный суверенитет содержанием еще во многом предстоит. Пока что все в порядке с национальной гордостью, осталось поставить ее на прочную экономическую опору.

Источник: Вести

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся