Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Караганов

Декан факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Почетный Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

О взаимоотношениях нашей страны с США, Европой и Азией шла речь на очередном мастер-классе в рамках курса «Армия и общество» в Военной академии Генерального штаба, открытом 12 января 2017 года министром обороны Российской Федерации генералом армии Сергеем Шойгу

Новый гость, выступивший перед слушателями, – Сергей Александрович Караганов. Известный политолог и экономист, декан факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики».

Центральное место в выступлении почётного председателя президиума Совета по внешней и оборонной политике (у истоков создания этого общественного объединения Сергей Александрович стоял четверть века назад) занимало обсуждение современных геополитических тенденций.

Начал он с тезиса, касающегося того, что сегодня истерика и ярость антироссийской пропаганды в США превышает даже то, что было в 1950-х годах, когда маккартизм с его бредовой идеей повсеместного поиска коммунистов проник во все сферы жизни американского общества. По словам Сергея Караганова, приход к власти Дональда Трампа спутал карты американской элите, которая сейчас, объединившись в ненависти к Трампу, начинает вести с 45-м президентом США непримиримую борьбу.

– Еще один актуальный тренд – экономическая глобализация привела к формированию глобальной космополитической элиты, оторванной от своих наций, – подчеркнул политолог. – Но одновременно произошло замедление мировой экономики, исчерпаны прежние источники роста. Вследствие чего обостряется конкуренция – как экономическая, так и геополитическая. Налицо раскол элит как внутри стран, так и на международной арене.

Сергей Караганов отметил, что разлом, переживаемый ныне за океаном и в Европе, свидетельствует об апогее разложения однополярной системы, а по сути, гегемонистского порядка, ставшего де-факто беспорядком, навязанного Западом на стыке XX и XXI веков. И в этом плане нынешнее усиление России явно не вписывается в сценарии глобалистских элит Запада, отводящих нашей стране второстепенную роль.

Гость ВАГШ напомнил, что Москва ещё двадцать лет назад предлагала сценарий «Большой Европы» – от Лиссабона до Владивостока. Но он не прошёл. По вине Запада. Неудивительно, что при таком развитии событий у России не оставалось иного варианта, кроме как разворота на Восток, поскольку евразийская идея нашла отклик у партнёров в Китае, Индии и ряде других стран Средней и Юго-Восточной Азии. К тому же на руку сыграл и изменившийся тренд от прежнего, проповедовавшегося транснациональными корпорациями – «Азия для мира», к сегодняшнему – «Азия для Азии», учитывающему колоссальные внутренние резервы непосредственно азиатского рынка, охватывающего более половины всего населения Земли (более 4 миллиардов).

– Россия и Китай предложили жизнеспособную и пользующуюся поддержкой большинства стран и народов альтернативу Западу, – констатировал политолог, добавивший, что подобное положение неминуемо в скором будущем найдёт отражение в мировой системе сдержек и противовесов.

Так, по его мнению, Организация Объединённых Наций, как и другие международные институты, в кризисе. Сергей Караганов видит перспективу в «тройке» – США, Россия и Китай – с возможностью подключения в перспективе Индии и Германии.

Отвечая на вопросы аудитории, гость затрагивал и другие важные темы. В частности, о перспективах российско-украинских отношений, возможности «перезагрузки» в сотрудничестве Москвы и Вашингтона в свете прихода к власти новой администрации Белого дома, о мировых вызовах – терроризме, безопасности и экономических угрозах.

По окончании своего мастер-класса Сергей Александрович ответил на вопросы корреспондента «Красной звезды».

– Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями о своём участии в курсе «Армия и общество». Сегодня перед вами были будущие военачальники России. Отличается ли эта аудитория от гражданской, перед которой вам приходится выступать чаще?

– Фундаментальных различий между аудиториями я не заметил. Задаваемые вопросы были очень глубоки. Самое приятное и интересное для меня заключалось в том, что в сегодняшней дискуссии я воочию увидел, насколько изменились военнослужащие за последние 15–20 лет. В своё время мне приходилось выступать перед военной аудиторией, было это в 1990-х годах. Тогда офицеры практически не выходили за рамки сугубо военной специфики, а сейчас мы на равных общались и о политике, и об экономике, о культуре и многом другом. Это был разговор людей, понимающих свою ответственность за весь мир и свою страну.

– Обратимся к вашему мастер-классу. Охарактеризуйте положение России в глобальной геополитической игре.

– Некоторое время назад мы слабели. Сейчас восстанавливаемся. А в последние 2–3 года произошло коренное изменение позиции нашего государства в мире, во многом благодаря военной компоненте – той реформе, которая проводится для укрепления Вооружённых Сил России. Во-первых, из периферии Европы мы превратились в центр Большой Евразии. Во-вторых, из страны, которая оборонялась и считала, что на неё все нападают, мы стали победителями. И теперь нам нет смысла говорить о «веймарском синдроме» – Россия стала чувствовать себя уверенно. В-третьих, мы восстановили свою роль как балансира и сдерживающей силы. Когда нам пришлось отказаться от этих функций, выяснилось, что мир очень быстро может прийти в очень опасное состояние. Стоит вспомнить агрессию Запада в Югославии или Ираке, чтобы понять глубину фундаментальных процессов. В наше время подобное попросту недопустимо, потому что Россия почувствовала ту силу, которой когда-то уже обладала. Но что даже более важно, эту силу ощущают и в Европе, и в Северной Америке. Особенно наглядно это видно по блестящей операции, проводимой Вооружёнными Силами России в Сирии. В-четвёртых, сирийский пример доказывает, что сильная Россия способна останавливать вредоносную экспансию Запада и предотвращать тем самым расползание локальных конфликтов на всё большие и большие территории. Несмотря на некоторые экономические трудности, я убеждён в том, что Россия на современном этапе своего развития чувствует себя уверенно и комфортно.

– Сергей Александрович, нельзя не поинтересоваться и вашим мнением относительно перспектив отношений Москвы и Вашингтона. Что нам стоит ждать от Дональда Трампа и его администрации, а чего ждать совершенно не стоит?

– У русского народа очень развито стремление к чуду – все эти сказки о скатерти-самобранке или Коньке-Горбунке. Трамп в принципе лучше своей визави Хиллари Клинтон, поскольку та была безысходно конфронтационной альтернативой. Но Трамп находится под атакой. Россия всё-таки для него четвёртый, пятый вопрос на повестке дня (как, впрочем, и Америка для России). Пока 45-й президент находится в такой жёсткой схватке с американской элитой, рассчитывать на какие-то договорённости или по крайней мере на шаги в сторону таких договорённостей нереалистично. Мне кажется, что это было нереалистично с самого начала предвыборной кампании в Штатах. Но если мы чуть сменим тон и если сам Трамп выстоит, то через несколько лет при продолжающемся усилении России на геополитическом фронте у нас появится возможность для налаживания контактов и восстановления равноправного сотрудничества. И всё же я бы предостерёг от завышенных ожиданий. У нас разные интересы, и мы по-разному смотрим на мир.

Источник: Красная звезда

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся