Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

На саммите государств - членов Таможенного союза руководители трех государств обсуждают перспективы развития. Вокруг встречи, как всегда, много слухов, в частности, о том, может ли обрести статус Украина. Тем более что накануне блицвизит в Сочи совершил президент Виктор Янукович. Впрочем, речь только о символической сопричастности - положение наблюдателя при Евразийской экономической комиссии, о котором говорят, не означает ничего, кроме подтверждения того, что Киев следит за развитием проекта.

Евразийская интеграция в рамках Таможенного союза, который должен через два года превратиться в Евразийский экономический союз, - начинание масштабное. Скептических оценок хватает, и не мудрено - пока все идет с большим скрипом. Впрочем, ничего другого ожидать и нельзя по одной простой причине - эта инициатива рассчитана на то, чтобы всерьез изменить правила игры для стран-участниц, в отличие от всех предыдущих попыток, которые ограничивались цветистыми лозунгами и клятвами в братстве.

Политическая идея о создании объединения, конечно, опередила степень экономической проработки. Отсюда и необходимость решать базовые вопросы уже в процессе движения. Надгосударственная институциональная надстройка - Евразийская экономическая комиссия - развивается быстрее, чем национальные бюрократии и политические системы осознают новую реальность. ЕЭК уже чувствует себя " руководящей и направляющей " силой интеграции, а столицы еще не готовы признать за ней это право. Все эти проблемы  не уникальны, ровно с ними же сталкивались на соответствующих этапах и европейские государства. Хуже с планами на будущее. В евразийской интеграции, судя по всему, доля экспромта и движения наощупь больше, чем это было в Старом Свете. К тому же подспудно присутствует элемент соперничества в ЕС, который находится на намного более продвинутом уровне. Иначе трудно объяснить звучащие даже на высшем уровне заявления о необходимости создания Валютного союза, то есть введения общих денег, хотя это самая глубокая, а потому отдаленная и, кстати, отнюдь не обязательная фаза экономической интеграции.

В евразийской интеграции доля экспромта и движения наощупь больше, чем это было в Старом Свете

Впрочем, куда существеннее вопрос о том, как соотносятся углубление и расширение интеграционного проекта. Европейские коллеги столкнулись с ним спустя 15 лет после создания ЕЭС и больше 20 после возникновения самой идеи. К этому моменту каркас был построен и выдержал не один кризис. На постсоветском пространстве в силу специфики процесса - это сближение и объединение в общую структуру недавних частей единого государства - тема расширения возникла практически сразу после появления ядра.

Однозначного ответа, стоит ли стремиться к принятию в союз новых членов еще до того, как государства-основатели сами определились с моделью взаимодействия, не существует. Речь о трех странах - Киргизия, Таджикистан (члены ЕврАзЭС, на основе которой и строится Таможенный союз) и Украина. И если в первых двух случаях вопрос в основном экономический (целесообразно ли включать в объединение субъекты с неустойчивыми экономиками) и правовой (обе центральноазиатские страны вступали в ВТО сами и на очень тяжелых условиях), то с Украиной все упирается в политику.

Резоны для того, чтобы изо всех сил сражаться за присоединение Киева, известны. Украина - крупный рынок, страна с потенциально сильным народным хозяйством, энергетический транзитер, обладатель в основном стареющей, но по отдельным отраслям сохраняющей привлекательность промышленностью, которая может дополнять некоторые производственные цепочки. К тому же тут геополитический плацдарм, и хотя Евразийский союз, в принципе, не об этом, в российском сознании именно данная составляющая весьма сильна. Все эти аргументы заставляют искать способы вовлечения Украины - посредством нажима, уступок, посулов.

Гипотетическое членство Украины в ТС способно затормозить, если не заблокировать вовсе, развитие всего проекта

Однако если отвлечься от традиционного взгляда, согласно которому Россия и Украина обязательно должны быть вместе в силу культурно-исторической неразрывности и взглянуть на все сквозь современную интеграционную призму, то картина предстанет иной. Гипотетическое членство Украины способно затормозить, если не заблокировать вовсе, развитие всего проекта. Во-первых, из-за ситуации на самой Украине, где общественное мнение расколото, власти будут вынуждены торговаться по любому поводу, чтобы не быть обвиненными в сдаче национальных интересов (этим занимаются все страны, но украинский случай самый тяжелый). Во-вторых, политическая психология Украины нацелена на постоянное маневрирование между крупными соседями с целью получения наибольших дивидендов. Само по себе это нормально, но не в случае полноценного участия в обязывающем объединении, действующем по принципу консенсуса.

Элемент давления и принуждения (убеждения) присутствует в любом союзе, но он не может доминировать. Первоначальный импульс должен быть добровольным, в противном случае расширение станет препятствием углублению, да и долгосрочность вынужденного членства под вопросом. Участие в общем экономическом объединении - не единственная форма сотрудничества постсоветских республик с Украиной, рыночная экономика дает и иные возможности. В числе которых и наиболее радикальная - найти других более удобных и выгодных партнеров, чем Киев.

Источник: Российская Газета

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
array(2) {
  ["Внешняя политика России"]=>
  string(44) "Внешняя политика России"
  ["Постсоветское пространство"]=>
  string(51) "Постсоветское пространство"
}
Бизнесу
Исследователям
Учащимся