Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

Генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД)

"Россия осталась одна, голая перед всем миром" - так прокомментировал вице-президент США Джо Байден голосование по Крыму на Генеральной Ассамблее ООН. Действительно, резолюцию, осуждающую политику России, поддержали 100 делегаций. За Россию выступили лишь 11. Что же, у нас в мире почти не осталось союзников?

Об этом мы говорим с Андреем КОРТУНОВЫМ, генеральным директором Российского совета по международным делам.

РАССТАНОВКА СИЛ

- Андрей Вадимович, можно, конечно, утешать себя тем, что 58 стран воздержались, еще 24 вообще не голосовали. И что представляют они аж 72% населения планеты. Но верных-то друзей, если говорить о государствах, единицы...

- Все-таки крымская история - это особый случай. И по одному голосованию трудно судить о расстановке сил в мире.

Если говорить о том, кто вообще поддерживает Россию, то я бы назвал две основные группы - стран, политических движений и людей вообще. Они, кстати, плохо монтируются друг с другом.

1) Силы, готовые одобрять любые действия против американского глобального доминирования. Довольно пестрая компания, объединенная нелюбовью к Дяде Сэму. Левые правительства в Латинской Америке, Северная Корея, Сирия, кое-кто из африканских стран... Это значительная часть тех, кто поддержал нас в ООН.

2) Другая группа, более многочисленная, - это силы, озабоченные распадом старого мироустройства и верящие, что Россия и Путин стоят за порядок против хаоса. Но для них, я думаю, крымская эпопея была скорее неприятным сюрпризом. Их нужно искать среди воздержавшихся при голосовании.

- По-моему, на бытовом, народном уровне многие люди еще раньше оценили, что Россия твердо заявила о своей приверженности традиционным ценностям в противовес либеральным, в том числе и в вопросах семьи и брака. Правда, люди на Западе замордованы политкорректностью...

- Действительно, политкорректность заставляет людей поддерживать те взгляды и те решения, от которых они сами, может, и не в восторге. Но она же вызывает и некий внутренний протест. И даже те, кто не согласен с российской позицией по Крыму, даже они из духа противоречия, возможно, склонны сейчас отнестись к российской политике более позитивно, чем принято официально. Это классический синдром школьника-отличника, который в глубине души завидует свободе и раскованности парня на задней парте, готового говорить, что он думает, и делать, что считает нужным, без оглядки на классного руководителя. А поддержка президента Путина со стороны консервативных политических сил в Европе и Америке диктуется прежде всего тем, что они рассматривают нынешнее российское руководство как носителей идей стабильности и традиционных ценностей: Путин достаточно популярен и среди евроскептиков как в старой (Англия), так и в новой (Венгрия) Европе.

- Новая великая идея - Советский Союз создавал альтернативную капитализму цивилизацию. И это завоевало ему много друзей во всем мире. А современная Россия может предложить что-то прорывное?

- Центральная задача, которую мы могли бы перед собой поставить, это восстановление управляемости современного мира. Мы живем в мире со все увеличивающейся непредсказуемостью и нестабильностью. Это дискомфортно. Человек хочет уверенности, порядка и справедливости.

И вот здесь Россия могла бы выдвинуть свою версию мироустройства, основанную на понимании необходимости перестройки основных международных институтов - и экономических, и финансовых, и безопасности. Это большая задача. Она сравнима с той, что стояла перед странами - победительницами во Второй мировой войне. Только тогда она именно в их интересах и решалась, а сейчас мир нужно переустраивать с учетом интересов большинства стран. И это дело на десятилетия вперед.

- А в чем здесь преимущества у России перед теми же Штатами?

- Они очевидны. Во-первых, Россия - это страна, которая не относится ни к одной цивилизационной парадигме. "Нам внятно все". Мы можем работать и с Европой, и с Азией, и с развитым миром, и с развивающимися странами. Россия в каком-то смысле это отражение всего человечества. У России есть опыт, которого нет у других стран. Скажем, опыт взаимодействия с исламским миром. Россия может позволить себе в силу особенностей своего политического режима долгосрочное планирование. Для американского лидера, например, горизонт планирования - два года максимум. Сначала выборы, потом формируется администрация, потом начинается работа, а потом стартует новый избирательный цикл, и все по новой. А для того чтобы такую идею реализовать, нужно мыслить не годами, а десятилетиями. Ну и конечно, Россия обладает огромной ресурсной базой - управление мировыми ресурсами без России, наверное, невозможно.

КТО НАМ ДРУГ?

- А кто наши самые первые естественные союзники в этом деле?

- Страны БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) в первую очередь. Эти страны, за исключением Китая, не смогли получить серьезных дивидендов после окончания Второй мировой вой-ны. Им, конечно, в первую очередь было бы важно, чтобы нынешний мировой порядок сменился бы каким-то более справедливым и более отвечающим их интересам. В целом же, если мы говорим о великих идеях, они могут быть только универсальными. То есть они не могут быть ограничены одним регионом или одной религией, одной этнической группой, они должны быть космополитичны, они должны охватывать все человечество.

- Российский совет по международным делам - влиятельный мозговой центр. Вот и посоветуйте, как нам вести себя, чтобы завоевывать новых друзей?

- В мире существует дефицит честности. Мир устал от лицемерия, от того, что лидеры говорят одно, а делают совершенно другое. Я считаю, что прежде всего наша политика должна быть честной.

Во-вторых, я бы повторил: универсализм. Загонять себя в гетто, сказать, что мы работаем теперь только с консерваторами, а с либералами не будем, мне кажется, было бы неправильно. Нам есть что предложить и тем и другим.

Третий момент. Для любого общества очень важно ощущение справедливости. Какими бы лозунгами мы ни оперировали, если Россия не будет привлекательной моделью социально-экономического развития, то говорить о какой-то лидирующей роли будет очень трудно. Но если дело пойдет, тогда многие проблемы, которые нам сейчас кажутся неразрешимыми, решатся.

Алексей ПАНКИН

Источник: Комсомольская правда

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся