Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 3)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике, член РСМД

Россия будет защищать в американском суде право распоряжаться дипломатической собственностью в США, заявил Владимир Путин на пресс-конференции по итогам визита на саммит БРИКС в Китай. Это решение в беседе с ведущим «Коммерсантъ FM» Маратом Кашиным прокомментировал главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.

— Может быть, суд — это попытка остановить череду взаимных санкций? Вместо введения новых ответных Москва пытается оспорить санкции Вашингтона?

— Может быть, хотя это и без санкций вполне разумный шаг. Если российская сторона исходит из противозаконности действий, то почему бы не использовать инструмент, который является самым главным в Америке — это же страна судов, адвокатов, она вся строится на этом. Поэтому мне кажется, что это совершенно правомерно, а результат — это уже следующий этап. Но в Америке суд действительно довольно независимый, поэтому посмотрим.

— Как можно оценить перспективы этого судебного разбирательства именно для Москвы, учитывая непредвзятость американских судов?

— Я совершенно не специалист в юриспруденции, поэтому оценивать перспективы какого-то судебного дела не буду. Дело потребует больших усилий — прежде всего интеллектуальных и финансовых — со стороны России, потому что в американском суде многое решает соревнование. Если Россия, например, наймет дорогих качественных американских адвокатов, тогда все будет решаться реально в состязательном процессе. Я могу вспомнить очень давнюю историю, 2000 года, когда нашего выдающегося политического деятеля Павла Павловича Бородина понесло на инаугурацию президента Буша, и там его арестовали, потому что обвиняли в коррупции. Он тогда занимал должность секретаря Союзного государства России и Белоруссии и был очень возмущен этим политическим произволом, а потом стало понятно, что возмущаться бессмысленно — либо нанимаем дорогих адвокатов, которые его, извините за жаргон, отмазывают, что и произошло, либо все бесполезно. Сейчас ситуация другая, масштаб совсем другой, но подход, если уж мы подаем в суд, должен быть такого рода.

— Когда Владимир Путин говорит о «хамской манере» действий Вашингтона в отношении российских дипломатов, он имеет в виду конкретно Дональда Трампа или тот самый истеблишмент, который сейчас серьезно влияет на решения президента США?

— Ой, да какая разница — Трамп, истеблишмент? Пора перестать играть в эти игры. У нас была странная и неоправданная иллюзия, что Трамп — это что-то совершенно другое, чуть ли не революция в американской политике. Но революции пока что не получилось, да и Трамп тоже не с Луны прилетел, он что, не часть американской системы и правящего класса? Часть. Поэтому здесь совершенно не имеет никакого значения, кто именно. Говоря про хамскую форму, Путин имел в виду то, что сказал — хамскую форму, то, что на эвакуацию было дано два дня. Понятно, что любое дипучреждение, особенно крупное, как консульство в Сан-Франциско, — это серьезный набор разной информации, и подавляющая часть этой информации совершенно не предназначена для чьих-либо глаз, кроме узкого круга. И, как правило, если это не ситуация войны, то дается какое-то время, понимая, что придется приложить усилия, и срок длиной в два дня — это довольно демонстративно. Вторая вещь, вызывающая у России возмущение — так называемые обыски. Я затрудняюсь сказать, насколько это действительно вопиюще — мне кажется, что тут имеет место некоторое риторическое нагнетание с нашей стороны, но сам факт того, что нас выгнали с собственности, и тут же стали ее внимательно изучать — это, видимо, часть того, что Путин называет хамством.

Источник: КоммерсантЪ

Оценить статью
(Голосов: 2, Рейтинг: 3)
 (2 голоса)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся
2111111111113/en/2111111111113