Распечатать
Регион: Европа
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Федор Лукьянов

Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

Парламентские выборы в Италии приковали к себе внимание всей Европы не только потому, что одна из ключевых стран ЕС балансирует на грани банкротства, которое ударит по еврозоне. И от того, насколько эффективными будут новые власти, зависит судьба всего Старого Света. Выборы на Апеннинах служили индикатором того, способны ли жители проблемных государств Европы делать ответственный выбор. То есть голосовать за партии, выступающие за необходимые меры по финансовому оздоровлению.

В прошлом году в подобном положении была Греция и там выбирать пришлось дважды - после первой попытки сформировать правительство оказалось невозможно. Со второго раза партии, готовые выполнять драконовские требования кредиторов, наскребли большинство. Психологическое давление со стороны Европы было беспрецедентным, греков обещали бросить на произвол судьбы, если они проголосуют неправильно. И все равно многие поддержали радикалов левого и правого толка: как минимум половина населения, отвергающая весь правящий истеблишмент.

Италия подтвердила эту тенденцию, итог голосования обещает паралич - победителей нет. Левоцентристская Демократическая коалиция со скрипом взяла нижнюю палату, но уступила сенат Сильвио Берлускони. Вероятнее всего, новых выборов ждать недолго, хотя нет никакой гарантии, что результат будет качественно иным.

 Крайне тревожным сигналом стал взлет движения "Пять звезд" во главе с сатириком-популистом Беппе Грило

"Гражданский выбор" во главе с премьером-технократом Марио Монти, который почти полтора года осуществлял политику жесткой экономии, получил примерно 10% - это избиратели, которые отчетливо понимают экономическую реальность. Негусто, хотя едва ли в других странах доля значительно выше. Крайне тревожным сигналом стал взлет движения "Пять звезд" во главе с сатириком-популистом Беппе Грилло, программа которого фактически исчерпывается призывом "Отвали!", обращенным к политической элите. В сумме Грилло и коалиция Берлускони "Народ свободы", которая выступила много лучше, чем ожидалось, заручились поддержкой более половины избирателей. Ставить знак равенства между этими двумя силами, конечно, нельзя, но объединяет их помимо экстравагантности лидеров негативное отношение к курсу, диктуемому членством Италии в зоне евро. Еще один знак протестных настроений не только успех "Пяти звезд", но и то, что по сравнению с предыдущими выборами к урнам пришло на четверть меньше граждан.

Современная европейская политика значительно отличается от того, к чему Старый Свет привык за вторую половину

XX века, когда нынешняя модель возникла и устоялась. Традиционная система координат, где "осями" являлись левые и правые, социал-демократы и консерваторы, сменилась другим делением. Те, кто готов проводить политику бюджетной дисциплины и оздоровления, и те, кто отвергает ее, призывая к чему-то другому, что формулируется в приятных для слуха, но крайне расплывчатых терминах.

В блоке "ответственных" возможны нюансы - споры идут о степени фискальной жесткости и допустимых масштабах стимулирования роста, но коридор узок. Конечно, приход во Франции социалиста Франсуа Олланда вместо правого Николя Саркози сместил акценты, и это прежде всего заметно в налоговом вопросе (благодаря чему мы приобрели "праздник, который всегда с нами" в лице Жерара Депардье). Однако в остальном разворот экономического курса невозможен, поскольку Франция намертво завязана на зону евро и не имеет права принимать принципиальные решения, не спрашивая мнения европейских партнеров.

Современная европейская политика значительно отличается от того, к чему Старый Свет привык за вторую половину ХХ века

Альтернатива - разношерстный, но численно увеличивающийся конгломерат тех, кто апеллирует к недовольным и разочарованным. Кроме по-человечески понятного желания жить вольготнее электорат "альтернативы" объединяет возмущение тем, что сплотиться и затянуть пояса его призывают именно те политики, которые довели до глубочайшего кризиса. Особенно это заметно в Греции, где крупнейшие партии даже управляются из поколения в поколение по династическому принципу. Кстати, парадокс Берлускони заключается в том, что даже находясь в политике 20 лет, из которых почти 10 он провел во главе кабинета министров, лихой миллиардер как-то поддерживает впечатление того, что идет вопреки истеблишменту. Настолько силен изначальный заряд - образ человека, который сделал себя сам в бизнесе и не подлаживается под внешние требования (в том числе и требования приличий) в политике.

Несколько упрощая, существующую в Европе ситуацию можно описать как противостояние системных и антисистемных сил, которое, к несчастью, относится к той категории споров, в которых не рождается и не родится истина. "Системщики" нацелены на латание дыр и удержание на плаву модели, которая сложилась к концу прошлого - началу нынешнего века. Однако в изменившейся глобальной среде возникают все более обоснованные сомнения в применимости этой конструкции как таковой. Нужны кардинальные перемены, на которые правящие классы не способны. А их оппоненты, сокрушительно критикуя и набирая очки у раздраженной ухудшением жизни публики, не предлагают никакой реалистичной программы преобразований. При таком положении вещей можно проводить бесконечные выборы, как в Греции или теперь, возможно, в Италии, но результат не изменится.

Источник: Российская Газета

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся