Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Сергей Караганов

Декан факультета мировой экономики и мировой политики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Почетный Председатель Президиума Совета по внешней и оборонной политике

На днях стало известно, что Министерство культуры РФ отказалось от федеральной целевой программы по увековечиванию памяти жертв репрессий. Об этом на совместном заседании президентских советов по правам человека и по культуре сообщил член Совета по правам человека Сергей Караганов. Мы попросили Сергея Александровича прокомментировать ситуацию.

Выступая на совместном заседании Совета по культуре и Совета по правам человека, я упомянул эту проблему в рамках обсуждения — сказал, что, по моему мнению, Министерство культуры не справляется со своими обязанностями. Если честно, я не ожидал такой бурной общественной реакции.

Существует распоряжение президента о подготовке федеральной целевой программы по увековечиванию памяти жертв репрессий — его никто не отменял. Насколько я понимаю, этот документ несколько раз, по несогласованию ведомств, терялся. Потом он попал, наконец, в Министерство культуры, которое было уполномочено сводить и готовить целевую программу.

Проводилась какая-то работа, потом она заглохла, затем люди, которым поручили этим заниматься, ушли. Совершенно очевидно, что Министерству культуры было совсем не до этого проекта.

Шло время, срок выполнения распоряжения президента продлили. В момент, когда истекал срок уже продлённого распоряжения, пришло письмо от одного из руководителей Министерства культуры (оно опубликовано на сайте Совета при президенте РФ по правам человека) о том, что давайте-ка мы не будем делать это федеральной целевой программой, а рассуём всякие предложения по различным другим программам.

При этом, поскольку федеральная целевая программа была объявлена и её поддержал президент, на местах, в ведомствах, готовился ряд мероприятий, которые должны были войти в эту программу. Из-за проволочек они тормозились. Например, в значительной степени поэтому попал в бюрократическую развилку проект Пермского лагеря «Пермь 36»: они надеялись получить деньги из федеральной целевой программы и когда делали запросы местным властям, получали ответ: «Из центра получите». В результате проект провис, и сейчас это такая конфликтная и бюрократически непонятная история. Подобных историй много.

Мне кажется, что торможение программы по увековечиванию памяти жертв репрессий наносит вред имиджу власти: не выполняется её же собственное распоряжение. Особенно это вредоносно в нынешних особых обстоятельствах, когда власть обвиняют Бог знает в чём. Даже не знаю, чего в сложившейся ситуации больше — политики или бюрократической некомпетентности. Возможно, и того, и другого.

В настоящий момент мы ждём реакции органов государственной власти, которые, в принципе, всё это время знали о ситуации: не скрою, и руководство Совета по правам человека, и я лично не раз направляли изумлённые письма по поводу де-факто отказа Министерства культуры от подготовки целевой программы.

Записала Елизавета Киктенко

Источник: Историческая память: XX век

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся